Olonets province under the rule of the governors-general in 1820–1830
Table of contents
Share
Metrics
Olonets province under the rule of the governors-general in 1820–1830
Annotation
PII
S086956870001581-0-1
DOI
10.31857/S086956870001581-0
Publication type
Review
Status
Published
Authors
Olesya Plekh 
Occupation: Research Fellow
Affiliation: Institute of Russian History RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
192-194
Abstract

   

Received
28.10.2018
Date of publication
28.10.2018
Number of characters
11187
Number of purchasers
2
Views
298
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Институт генерал-губернаторства не раз привлекал внимание и дореволюционных, и советских, и современных исследователей2. Однако, несмотря на наличие фундаментальных трудов, посвящённых его особенностям в Российской империи, отдельные генерал-губернаторские округа изучались сравнительно редко. В.В. Ефимова впервые в историографии обратила внимание на необходимость «комплексного и системного изучения истории местного управления в Олонецкой губернии в момент её нахождения с 1820 по 1830 г. в составе Архангельского, Вологодского и Олонецкого генерал-губернаторства» (очерк 1, с. 15). Решая поставленную задачу, исследовательница проанализировала обширный круг разнообразных документов, включая материалы, хранящиеся в РГИА, ГА РФ, РГАДА, Архиве ВМФ РФ, Архиве СПбИИ РАН, ОР РНБ, Национальном архиве Республики Карелия и Государственном архиве Архангельской области (многие из них ранее не использовались историками). При этом монография необычна как по форме публикации (выпущена в электронном виде на двух дисках), так и по своей структуре: она состоит из двух очерков, которые освещают «разные по тематике сюжеты», раскрывающие характер взаимодействия генерал-губернаторов А.Ф. Клокачёва и С.И. Миницкого с олонецким чиновничеством.

1. В частности, уже в XXI в. появились работы: Институт генерал-губернаторства и наместничества в Российской империи. В 2 т. / Под ред. В.В. Черкесова. СПб., 2001; Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи (XVIII – начало XX века). М., 2001; Арутюнян В.Г. Генерал-губернаторства при Александре I: Дис. … канд. ист. наук. М., 2008.
2

Архангельское, Вологодское и Олонецкое генерал-губернаторство просуществовало всего десять лет – Клокачёв управлял им с 1820 по 1823 г., а Миницкий – с 1823 по 1830 г. В 1830 г. действия Миницкого «по вверенному ему управлению» в Петербурге признали «званию его предосудительными и пользе службы не соответственными», сам он был отрешён от должности3, а преемника ему назначать не стали, фактически упразднив наместничество. Тем не менее даже за столь непродолжительное время оно оказало заметное влияние на развитие местного управления в северных губерниях.

2. Государственный архив Вологодской области, ф. 32, оп. 1, д. 57, л. 139.

3. Подробнее см.: Исторические материалы о дворянах Олонецкой губернии // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1907 год. Петрозаводск, 1907. С. 247–248.
3 В своём исследовании Ефимова отмечает «многоплановость и взаимообусловленность связей, складывавшихся как между руководителем региона (в лице архангельского генерал-губернатора) и олонецким губернским аппаратом, так и внутри самого этого аппарата» (очерк 1, с. 27). В первом очерке она рассматривает роль генерал-губернаторов в решении кадровых вопросов, возникавших в Олонецкой губ., и показывает, что в этой сфере полномочия начальника края были невелики (особенно в отношении ключевых фигур местной администрации) и к тому же не были чётко очерчены в законах. Однако выявленные автором документы свидетельствуют, что неформально генерал-губернаторы могли при желании способствовать или препятствовать карьере своих подчинённых, поскольку имели право «представлять об их деятельности и поступках не только Сенату и министрам, но непосредственно самому императору» (очерк 1, с. 147). По мнению Ефимовой, на практике они обладали возможностью повлиять на исход практически любого дела, так как в прямой зависимости от них находились дворянские заседатели и секретари губернских учреждений, а также уездные власти.
4

Специфика формирования и функционирования олонецкого губернского аппарата была обусловлена тем, что здесь с начала XIX в. ощущался острый недостаток чиновников и, особенно, канцелярских служителей. И речь идёт не только о нехватке квалифицированных кадров, а о фактическом отсутствии желающих нести службу в суровом северном крае. Генерал-губернаторы вполне осознавали эту проблему, поддерживая поступавшие к ним из Олонецкой губернии ходатайства о предоставлении служащим преимуществ, льгот или дополнительного содержания. В то же время личные инициативы наместников зачастую не учитывали особенности управляемой ими территории. Так, Клокачёв желал возобновления дворянских выборов, которые не проводились в губернии с 1811 г., когда губернатор не утвердил в должности избранников дворянства, имевших судимость (один из них был девять раз судим и на момент выборов вновь состоял под судом) (очерк 1, с. 77). Между тем всё олонецкое благородное сословие в 1820 г. насчитывало 365 лиц мужского пола, из которых только половина постоянно проживала в пределах губернии. Преимущественно это были обедневшие и беспоместные дворяне, число же тех, кто обладал правом голоса, оказывалось ничтожно мало4. Но Клокачёв всё же настаивал на организации выборов. К сожалению, неизвестно, как именно он аргументировал эту идею (обнаружить текст представленной им на «высочайшее рассмотрение» соответствующей записки Ефимовой не удалось).

4. См., например: Ефимова В.В. Олонецкая губерния под управлением генерал-губернатора А.Ф. Клокачёва // Российская история. 2009. № 3. С. 143–156; Ефимова В.В. Причины введения и отмены генерал-губернаторств при Александре I // Труды исторического факультета Санкт-Петербургского университета. 2012. № 11. С. 145–162; Ефимова В.В. Деятельность В.С. Филимонова на посту архангельского губернатора // Вопросы истории. 2014. № 3. С. 70–81; Ефимова В.В. «Война с советниками»: о конфликте олонецкого губернатора П.А. Лачинова с губернским правлением (1820-е гг.) // Новый исторический вестник. 2015. № 44 (2). С. 10–30; Ефимова В.В. «Совсем уж странный поступок»: губернатор и местные чиновники в начале XIX в. // Российская история. 2015. № 2. С. 30–38.
5 Не менее любопытны обстоятельства учреждения в Петрозаводске училища для детей канцелярских служителей. Наличие подобного учебного заведения, очевидно, облегчало подготовку канцеляристов, которых явно не хватало. Однако Миницкий, руководствуясь, как показано в исследовании, «неприязненным отношением к олонецкому губернатору П.А. Лачинову» (очерк 1, с. 148), выступил против данного замысла, и лишь «высочайшее повеление» заставило его принять участие в обустройстве и открытии училища.
6 Весьма удачно показана Ефимовой ревизия Олонецкой губ., осуществлённая в 1827–1828 гг. сенатором Д.О. Барановым. В последние годы интерес к сенаторским ревизиям неуклонно растёт, но далеко не все историки достаточно критично относятся к документам, составлявшимся после проверок, многие склонны полагаться на оценки сенаторов, не ставя их под сомнение. Ефимова же не только изучила рапорты и докладные записки Баранова, в которых излагались его суждения о состоянии различных органов управления, но и сумела проследить, как личные контакты с первыми лицами губернии отражались на общих итогах и выводах ревизии.
7 В целом, как пишет Ефимова, «институт генерал-губернаторов на первых порах несколько оживил процесс функционирования местного государственного механизма, но... достичь качественного прорыва в этом отношении не удалось» (очерк 1, с. 149). Действительно, дефицит квалифицированных чиновников ощущался и после упразднения наместничества. Однако подписанный 31 октября 1828 г. указ, даровавший служащим в Олонецкой губ. ряд преимуществ, появился в том числе благодаря усилиям генерал-губернатора. Правда, Ефимова утверждает, что, желая воспользоваться указом, в Петрозаводск прибывали в основном «чиновники далеко не лучшие». Подтверждая свои слова, исследовательница приводит примеры «удаления некоторых из них от должности с лишением полученных вне очереди чинов за неспособность или плохое поведение» (очерк 1, с. 111). Но эти «случаи» нельзя признать доказательством массового притока в губернию недобросовестных карьеристов. Чтобы установить, как именно указ повлиял на состав чиновничества, вероятно, следовало бы проанализировать все изменения, происходившие не только в конце 1820-х гг., но и, по меньшей мере, в ближайшее десятилетие.
8 Второй очерк Ефимова посвятила сюжетам, связанным с законодательным регулированием отношений генерал-губернаторов и олонецких гражданских губернаторов и реально существовавшей практикой их взаимодействия. Соглашаясь с неоднократно уже высказывавшимся в историографии мнением о неопределённости статуса генерал-губернатора и «неразделённости его полномочий и компетенции с губернатором», исследовательница констатирует, что в ходе реализации «генерал-губернаторского проекта» в 1820-е гг. наместники «александровского призыва» так и не дождались «обещанной общей инструкции». Регулирование их правового положения происходило «в ручном режиме»: «Александр I, а затем и его брат Николай I, предпочитали принимать указы, адресованные конкретным региональным главам, разрешая возникавшие у них в ходе практической деятельности вопросы. При этом они либо сразу распространяли действие указа на других генерал-губернаторов, либо делали это позже» (очерк 2, с. 14).
9 Вполне естественно, что законодательная неурегулированность неизбежно приводила к напряжённости и конфликтам между наместниками и начальниками губерний. Так, из пяти олонецких губернаторов 1820-х гг. только Т.Е. Фан-дер-Флит сумел заручиться поддержкой своего давнего друга Миницкого, тогда как В.Ф. Мертенс и А.И. Рыхлевский лишились должности, а П.А. Лачинов был предан суду. Объяснялось это прежде всего тем, что Клокачёв и Миницкий воспринимали «свои функции не просто как надзор», но включали в них и «активное управление», ожидая от губернаторов беспрекословного исполнения своих распоряжений. Всё это естественным образом ухудшало «управленческий климат» в губернии и напрямую отражалось на эффективности администрации.
10

Монография В.В. Ефимовой, ставшая итогом многолетнего и кропотливого исследования деятельности генерал-губернаторов на Европейском Севере5, заслуживает самой высокой оценки. Книга насыщена богатым фактическим материалом, позволяющим лучше понять, как отлаживалась субординация краевого и губернского начальства, как на практике исполнялись законы и в какой мере реализовывались предписания верховной власти.

5. См., например: Ефимова В.В. Олонецкая губерния под управлением генерал-губернатора А.Ф. Клокачёва // Российская история. 2009. № 3. С. 143–156; Ефимова В.В. Причины введения и отмены генерал-губернаторств при Александре I // Труды исторического факультета Санкт-Петербургского университета. 2012. № 11. С. 145–162; Ефимова В.В. Деятельность В.С. Филимонова на посту архангельского губернатора // Вопросы истории. 2014. № 3. С. 70–81; Ефимова В.В. «Война с советниками»: о конфликте олонецкого губернатора П.А. Лачинова с губернским правлением (1820-е гг.) // Новый исторический вестник. 2015. № 44 (2). С. 10–30; Ефимова В.В. «Совсем уж странный поступок»: губернатор и местные чиновники в начале XIX в. // Российская история. 2015. № 2. С. 30–38.

References

1. Institut general-gubernatorstva i namestnichestva v Rossijskoj imperii. V 2 t. / Pod red. V.V. Cherkesova. SPb., 2001.

2. Lysenko L.M. Gubernatory i general-gubernatory Rossijskoj imperii (XVIII – nachalo XX veka). M., 2001.

3. Arutyunyan V.G. General-gubernatorstva pri Aleksandre I: Dis. … kand. ist. nauk. M., 2008.

4. Efimova V.V. Olonetskaya guberniya pod upravleniem general-gubernatora A.F. Klokachyova // Rossijskaya istoriya. 2009. № 3. S. 143–156.

5. Efimova V.V. Prichiny vvedeniya i otmeny general-gubernatorstv pri Aleksandre I // Trudy istoricheskogo fakul'teta Sankt-Peterburgskogo universiteta. 2012. № 11. S. 145–162.

6. Efimova V.V. Deyatel'nost' V.S. Filimonova na postu arkhangel'skogo gubernatora // Voprosy istorii. 2014. № 3. S. 70–81.

7. Efimova V.V. «Vojna s sovetnikami»: o konflikte olonetskogo gubernatora P.A. Lachinova s gubernskim pravleniem (1820-e gg.) // Novyj istoricheskij vestnik. 2015. № 44 (2). S. 10–30.

8. Efimova V.V. «Sovsem uzh strannyj postupok»: gubernator i mestnye chinovniki v nachale XIX v. // Rossijskaya istoriya. 2015. № 2. S. 30–38.