At the head of the scientific council
Table of contents
Share
QR
Metrics
At the head of the scientific council
Annotation
PII
S086956870004225-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Margarita Vandalkovskaya 
Occupation: Chief Researcher
Affiliation: The Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
112-113
Abstract

        

Received
01.03.2019
Date of publication
14.03.2019
Number of purchasers
46
Views
1197
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 Конечно, у всех своя память об И.Д. Ковальченко. Мои воспоминания связаны с нашей совместной работой в Научном совете по истории исторической науки и с тем, как он выступал оппонентом на защите моей докторской диссертации. Научный совет по истории исторической науки был создан в 1950-х гг. по инициативе академиков В.П. Волгина, М.Н. Тихомирова и М.В. Нечкиной, которая руководила им до своего ухода из жизни в 1985 г. В последние пять лет Ковальченко был её первым заместителем, а затем возглавил совет и работал в нём вплоть до кончины в 1995 г.
2 Совет был призван координировать проводившиеся в стране историографические исследования, содействовать изучению и преподаванию историографии в высшей школе, а также осмыслению её теоретико-методологических основ в разные периоды прошлого в различных отечественных и зарубежных центрах. Совет устраивал союзные и региональные конференции, пленумы, «историографические среды» (которые назывались лабораторией исследования), осуществлял публикаторскую деятельность, выпуская с 1965 г. ежегодник «История и историки».
3 Возглавив совет, Ковальченко расширил сферу его деятельности. Теперь он назывался Научным советом по историографии и источниковедению. Это объяснялось необходимостью изучать расширение источниковой базы исторической науки и его влияние на концепции учёных, личный вклад которых в значительной степени определялся выявлением новых материалов. К работе совета подключилась значительная группа источниковедов.
4 Изменился и состав «малого бюро». По словам Ковальченко, регулирование деятельности совета требовало ответственности и надёжности. Поэтому он решил: «Будем работать втроём: Андрей Николаевич Сахаров, Вы и я». Для меня это оказалось ценной и познавательной школой: Иван Дмитриевич делился своим организаторским опытом, умением общаться с учёными и преподавателями. Он поощрял наши индивидуальные встречи с ними, что, несомненно, способствовало более тесному привлечению историков к работе совета.
5 В 1992 г. под руководством И.Д. Ковальченко при участии многих исследователей, присылавших свои предложения, была составлена комплексная программа, направленная на освобождение науки от политизации и тенденциозности в освещении событий прошлого. В ней также намечался пересмотр критериев оценки как целых историографических направлений, так и творчества отдельных дореволюционных и современных историков.
6 Такие положения программы, как повышение профессионализма, усиление аналитического характера научных работ, избавление от описательности исследований и рецензий, актуальны и в настоящее время. Особое внимание Ковальченко уделял обращению к методам дедукции, ретроспективы, гипотезы, ассоциации, исторической психологии. При этом Иван Дмитриевич отдавал очевидное предпочтение анализу историографических этапов и направлений, полагая, что проблемная историография не даёт материала для выявления закономерностей развития исторической науки. Вместе с тем, понимая, что научное знание накапливается не в вакууме, он признавал необходимость изучать воздействие на него самосознания и эмоционального состояния общества, идеологических течений и проч.
7 На пленуме совета в 1987 г. Иван Дмитриевич размышлял об объективных и субъективных причинах, осложняющих развитие историографии. К ним он относил технократизм чиновничества, недооценку значения общественно-гуманитарных дисциплин, а также недостаточно высокий уровень профессионализма исследователей, слабо владеющих методологией своей науки.
8 Работа с Ковальченко доставляла большое удовольствие. Он доверял своим сотрудникам, был требователен, но не высокомерен, никогда не читал нотаций и умел прислушиваться к мнению собеседника. Обладая талантом общения с людьми, Иван Дмитриевич создавал вокруг себя особую нравственную атмосферу.

Comments

No posts found

Write a review
Translate