Historical geography of Meshchera of the 14th–17th centuries
Table of contents
Share
Metrics
Historical geography of Meshchera of the 14th–17th centuries
Annotation
PII
S086956870004242-7-1
DOI
10.31857/S086956870004242-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Andrey Belyakov 
Occupation: Senior Researcher
Affiliation: The Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
72-85
Abstract

        

Received
01.03.2019
Date of publication
14.03.2019
Number of purchasers
30
Views
1028
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
920 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
4224 RUB / 30.0 SU
1 Вопросы о географических границах Мещеры и этапах её вхождения в состав Московского княжества остаются дискуссионными. Немногочисленные письменные свидетельства и уникальное для Русского государства XVI–XVII вв. административно-территориальное деление края позволяют считать, что этот процесс осуществлялся в три этапа – с первой половины XIV по начало XVI в.
2 Понятие Мещеры как некоей территории, расположенной к востоку от Москвы и охватывающей обширные, преимущественно лесистые и заболоченные районы на территории современных Рязанской, Тамбовской, Пензенской областей и Республики Мордовия (отдельные авторы включают в неё и смежные районы Владимирской и Нижегородской областей), устойчиво вошло в научный оборот. До последнего времени не удавалось реконструировать не только политическую историю данного региона, но и его административно-территориальное деление и время вхождения в состав Московского княжества. Ситуация усложняется тем, что в западной части Мещеры располагалось так называемое Касимовское царство (ханство) с центром в Касимове (Городец Мещерский). На востоке же упоминаются некие татарские князья, управлявшие мордовским населением. Остаётся непонятным, когда и как эта мордва подчинилась Москве. Следует учитывать и то, что на востоке от этих земель до середины XVI в. находилось Казанское ханство. О его взаимоотношениях с Мещерой или с отдельными её регионами не все понятно. Свой отпечаток накладывал и смешанный (русское, тюркское и финно-угорское) состав населения.
3

Первоначально земли Мещеры были поделены между Муромо-Рязанским княжеством на западе и мордовскими племенами на востоке. Финно-угорское население преобладало здесь на протяжении всего рассматриваемого периода. Сведения о событиях в Мещере вплоть до создания в XVI в. Шацкого уезда более чем отрывочны. В истории формирования Шацкого уезда по-прежнему много неясного. Документы XVI–XVII вв. фиксируют двойное название этой административно-территориальной единицы – Шацкий или же Мещерский уезд (иногда просто Мещера). Город Шацк был основан только в 1553 г., поэтому понятие Мещера следует признать более древним.

4 Мещера как территория имела неустойчивые границы. Своё название она получила от одноименного финно-угорского племени. Эта территория к моменту присоединения к Московскому княжеству была населена по преимуществу мордвой. Значительная часть мордовских земель постепенно включалась в состав Мещеры. В то же время отдельные земли на западе региона исключались из неё. Так, на востоке Коломенского уезда находилась волость Мещерка, расположенная по р. Неверка (приток р. Цны). В 1358 г. это было, по-видимому, ещё село, а в 1389 г. – уже волость1.
1. Мазуров А.Б. Средневековая Коломна в XIV – первой трети XVI в.: Комплексное исследование региональных аспектов становления единого Русского государства. М., 2001. С. 78.
5 Покупку Москвой мещерских земель В.А. Кучкин относит приблизительно к 1320-м гг. («как было при великом князе Иване Ярославиче и при князе Александре Уковиче»)2. Иван Ярославич правил в Рязани в 1308–1327 гг. Об Александре Уковиче идут споры. Некоторые исследователи отождествляют его с Александром Юрьевичем Ширинским (Мещерским), а дату продажи переносят на 1381 г.3 Этому способствовало предположение Н.М. Карамзина о том, что князья Мещерские произошли именно от Александра Уковича4. По моему мнению, последний принадлежал к одной из ветвей муромо-рязанских князей и, вероятно, был родоначальником князей Мещерских. К легендарному основателю рода, князю Бахмету Усейнову Ширинскому, отношения он не имеет5. Насколько далеко на восток распространялись приобретенные Москвой земли, судить сложно. Скорее всего, это были территории будущих Касимовского и Елатомского уездов. С этим приобретением Москва стала контролировать течение р. Оки вплоть до устья р. Мокши. Юго-запад тогдашней Мещеры граничил с Рязанским княжеством и частично принадлежал ему6. Дальнейшее продвижение московских и рязанских владений на восток отражено в московско-рязанском договоре 1381 г.7 Зимой 1377/78 г. московские воеводы ходили на помогавших Мамаю мордовских князей. Несколько ранее рязанские князья успешно воевали с укрепившимся в Наручади (Наровчат, Мохши) ордынским князем Тагаем8. Кто подразумевался под «мордовскими князьями», однозначно ответить нельзя, однако видеть в них мордовскую родоплеменную знать, по-видимому, не стоит.
2. Кучкин В.А. Договорные грамоты московских князей XIV века: внешнеполитические договоры. М., 2003. С. 259; Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. М., 1950. С. 54, 85, 144, 285, 289.

3. Баязитов Р.Ж., Макарихин В.П. Восточная Мещера в средние века. (К вопросу этногенеза татар в Нижегородском крае). Н. Новгород, 1996. С. 72, 85.

4. Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 2. М., 1989. Стб. 32, 117–118.

5. Смирнов М. О князьях Мещерских XIII–XV вв. // Труды Рязанской ученой архивной комиссии. Т. XVIII. Вып. 2. Рязань, 1904. С. 161–197.

6. Дедук А.В. К вопросу о границе между Владимирским и Рязанским уездами в XVII–XVIII вв. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Вып. 4. М., 2015. С. 390–396.

7. Духовные и договорные грамоты… С. 54, 85, 144, 285, 289.

8. Кучкин В.А. Договорные грамоты… М., 2003. С. 260.
6 В XVI–XVII вв. в источниках упоминаются мордовские князья9. Они фиксируются русскими документами при переходе в служилое сословие. Их статус, судя по размерам поместных окладов, был незначительным. Скорее всего, «мордовские князья» – это административные должности, на которые назначались Сараем, а затем, возможно, и Казанью те или иные знатные татары. Помимо упомянутого Тагая, таковыми, вероятно, являлись Алабуга, известный в связи с событиями на р. Пьяне в 1377 г.10, и казанский «мордовский» князь Раст11.
9. Писцовая книга татарским поместьям Алатырского уезда 1624–1625 годов. М.; Н. Новгород, 2012. С. 187; Дмитриев А.Н. Грамота царя Иоанна Васильевича мордовским князьям и мурзам Алаторского и Арзамасского уездов 1572 года // Ежегодник финно-угорских исследований. 2017. Т. 11. № 2. С. 89–97.

10. ПСРЛ. Т. 37. Л., 1982. С. 34.

11. Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551–1561 гг. Казань, 2006. С. 60.
7 В 1389 г. по сообщениям монахов Свято-Успенского Саровского монастыря на территории будущего Темниковского уезда поселился татарский князь Бехан: «В лето от сотворения мира 6897 (1388/89) при великом князе Димитрии Ивановиче и сыне его Василии Димитриевиче был из Золотой Орды князь Бехан, пребывание имел между речек Сарова и Сатиса, при самом устье речки Саровы. И в то время оный князь Бехан, по власти Золотой Орды царя, владел многими окрестными городами и разными селениями татарскими и мордовскими, а с того места сошёл от частых на него нападений военных за реку Мокшу, где ныне село Кангуш, и тамо построил себе жилище, обведя оное земляным валом; но и оное запустело, а с тем вскоре и царство Золотой Орды пресеклось»12. Другими источниками данные сообщения подтвердить невозможно. Но всё же можно говорить о том, что около того времени некий родоплеменной лидер поселился в рассматриваемом регионе. Вскоре князь или же его потомки признали свою зависимость от великого князя московского. Неизвестно, жили его предки там до образования улуса Мокши или переселились туда только в XIV–XV вв.
12. Маркеллин, игум. Краткое историческое описание Саровской пустыни с начала заведения и до нынешнего 1804 года. М., 1804. С. 6.
8 «Великая замятня», наступившая в 1360-х гг., привела к значительным изменениям в родоплеменном составе западной части Золотой Орды. Вслед за утвердившимися на престоле ханами из восточной части Орды на плодородные земли европейской части государства стали переселяться эли (родоплеменные союзы), традиционно поддерживавшие предков новых ханов. Они претендовали на наиболее плодородные земли. Прежние владельцы этих земель искали иные места для проживания, часто на окраинах государства, в так называемых контактных зонах.
9 Татары поселились на землях, где исконно обитала мордва (в основном это районы проживания мокши и частично эрзи – «ерехтинская» и «кирдяновская» мордва). Явных конфликтов между татарами и мордвой не наблюдалось. Местное финно-угорское население рано потеряло самостоятельность. Начиная с ордынского времени им управляли ханские чиновники. Возможно, после присоединения к Москве мордва, подчинявшаяся одним татарам, стала подчиняться другим. В регионе известны мордовские «беляки». Скорее всего, первоначально это были некие внутриэтнические группы мордвы, возникшие в период разложения родовой общины. В той или иной форме они существовали и у других народов Поволжья и Приуралья (башкиры, марийцы и др.). После присоединения мордовских земель к Московскому государству великий князь московский жаловал отдельных татар «княжением» над мордвой того или иного беляка, судебными пошлинами и ясаком «по старине», за что эти татары должны были нести военную службу. Видимо, подобная практика бытовала в регионе и в домосковский период. По материалам XVI в. мы видим, что данные пожалования были пожизненными и передавались по наследству старшему в роду. Позднее стал утверждаться принцип наследования от отца к старшему сыну; при этом мурза становился князем. В данном случае князь – это не титул, а должность наподобие волостеля13. Особо подчеркну, что мордва сохраняла внутреннее самоуправление и выходила на войну собственными подразделениями14. До второй половины XVII в. для части мордвы сохранялась возможность перехода в служилые люди по прибору. В таком случае их наделы переводились в поместья, а они получали статус тарханов.
13. В соседних Муромских землях (Кирдяновская мордва) известны русские волостели, которые в конце XV в. управляли мордвой 1–2 года (Пашкова Т.И. Местное управление в Русском государстве первой половины XVI века. Наместники и волостели. М., 2000. С. 177, 178).

14. Приправочный список с дозорной книги города Темникова и Темниковского уезда 1613/14 г. Казань, 2015. С. 3–4; Беляков А.В., Енгалычева Г.А. Темниковское княжество по источникам XVI–XVII вв. // Средневековые тюрко-татарские государства. 2014. № 6. С. 62–71; Акчурин М.М., Ишеев М. Этнополитические структуры Мещеры в XVI веке // Там же. С. 4–17; Акчурин М.М., Ишеев М. Институт власти татарских князей в Российском государстве // Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья. Вып. 4. Казань, 2014. С. 5–27.
10 Итак, Мещера включала в свой состав территорию будущих Касимовского, Елатомского, Кадомского и Темниковского уездов. В это время восточные границы региона были условны. Первоначально, видимо, служилые татары селились непосредственно в Темникове, Кадоме и нескольких крупных близлежащих деревнях. Это обусловливалось пограничным статусом региона. Их хозяйственная деятельность простиралась на более обширную территорию. С середины XVI в. татары активно осваивали южную часть Темниковского уезда – ранее «дикое поле». Согласно челобитной служилых татар царю Алексею Михайловичу, город Темников был поставлен «для приходу казанских воинских людей, а уездные села и деревни и Емская слобода на напольной стороне»15. Из этого следует, что татарские деревни Темниковского уезда на левом степном берегу Мокши стали возникать уже после постройки нового города, т.е. после 1536 г. О переселении на левобережье Мокши сообщается и в собранных в начале XVIII в. монахами Саровского монастыря родословных татарских мурз, потомков князя Бехана. Мордва, по-видимому, также изначально селилась компактно, создавая многочисленные починки в отдаленных лесных угодьях. Некоторые из них просуществовали сотни лет, другие вскоре исчезли. Подобным образом создавали новые населённые пункты и татары. Длительное время основу экономики у служилых татар и мордвы составляла не пашня, а эксплуатация вотчин бортных ухожаев. У некоторых татар фиксируются обширные сенокосы, свидетельствующие о развитом скотоводстве, в первую очередь разведении лошадей. Бортные ухожаи уже в середине XV в. простирались вплоть до р. Суры. Вероятно, часть лесных массивов использовалась чересполосно с казанскими татарами16.
15. Чекалин Ф.Ф. Два архивных документа к истории сторожевых укреплений в пределах Пензенской губернии // Пензенские губернские ведомости. 1890. № 73.

16. Акчурин М.М., Абдурахманов Т.А. Челобитная вдовы мурзы Тляша Кутыева // Национальная история татар: теоретико-методологические проблемы. Вып. II. Казань, 2011. С. 176–196.
11 Кадомские татары уже в XVI в. отличались многочисленностью по сравнению с соседними уездными корпорациями служилых татар. Возможно, город имел тогда даже большее значение, нежели Темников, а район Кадома первоначально был главным центром расселения служилых татар. Проникновение русских крестьян и русское помещичье землевладение также фиксируются здесь несколько раньше. Тогда же, в 1547 г. впервые упоминается Кадомский уезд17. Темников вышел на первое место позднее.
17. Антонов А.В. Частные архивы русских феодалов XV – начала XVII века // Русский дипломатарий. Вып. 8. М., 2002. № 1016. С. 132.
12 Земли Шацкого уезда первоначально относились к Рязанскому княжеству. В 1496 г. они принадлежали рязанскому удельному князю Фёдору Васильевичу Третному; частью земель на данной территории владел и его брат великий князь рязанский Иван Васильевич. 19 августа 1496 г. братья заключили докончанье, установив границы своих владений. Они совпадают с западной границей Шацкого уезда XVII в., сохранившейся с незначительными изменениями до первой трети XX в. Восточная граница была условной и в основном проходила по р. Цне. Территория Шацкого уезда в XVII–XVIII вв. простиралась несколько дальше, за р. Выша. Низкий правый берег Цны и в настоящее время остается малозаселённым. Причину следует видеть в значительных весенних разливах, фиксировавшихся ещё в XIX в. Расположенные в низине леса были пригодны только для бортничества и сенокосов. В Кадомском и Темниковском уездах также отдельные возвышенности в окружении многочисленных незаселённых или же слабозаселённых низменностей становились местом основания новых поселений. По докончанью в случае смерти князя Фёдора бездетным его земли должны были отойти старшему брату18. Однако Иван Васильевич умер в 1500 г. первым. В 1503 г., незадолго до кончины, князь Фёдор завещал все свои земли дяде по матери – великому князю московскому Ивану III19.
18. Духовные и договорные грамоты… С. 332–341.

19. Автор благодарен А.В. Азовцеву и А.В. Дедуку за ценные соображения и замечания, сделанные по проблеме исторической географии Мещеры в беседах.
13 Административным центром этих земель являлся Андреев городок Каменный (Каменная могила, Темгенево городище) на р. Цне ныне село Темгенево Сасовского района Рязанской области. Город как русское укреплённое поселение, крайний западный форпост Рязанского княжества, возник в XII в. и просуществовал до первой четверти XVI в. (был уничтожен около 1515 г. и более не восстанавливался)20.
20. Челяпов В.П. Древнерусские памятники на северо-востоке Рязанской земли // Великое княжество Рязанское: историко-археологические исследования и материалы. М., 2005. С. 313–426; Челяпов В.П. К вопросу об Андреевом городке каменном // Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Вып. 8. Рязань, 2005. С. 13–16; Девлекамов А.А., Шарифулина Ф.Л. Очерки по истории и культуре села Бастаново. Шацк, 2015. С. 28–68; Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 95. СПб., 1895. С. 706.
14 В Шацком уезде также проживали служилые татары. В настоящее время можно выделить два места их компактного проживания: село Бастаново в нескольких километрах от Андреева городка на правой стороне Цны (первоначально, видимо, находилось на противоположной стороне), и деревня Тархань, расположенная вверх по течению Цны на её левом берегу. Южная граница Шацкого уезда была неустойчивой и во многом зависела от ситуации в Степи и интенсивности набегов кочевников. Однако можно предположить наличие определённого рубежа, севернее которого граница не перемещалась. Им могло являться село Тархань.
15 В окончательном виде Мещера как особый территориально-административный регион сформировалась только в 1503 г. Но и после этого её территория возрастала за счёт освоения земель вверх по р. Цне. Позднее часть этих земель отошла к вновь образованному Тамбовскому уезду. Показательно, что дважды заселяемые выходцами из Мещеры (в конце XVI и в начале XVII в.) Алаторский21 и Арзамасский уезды в состав Мещеры не вошли, хотя там также имелось значительное мордовское население.
21. Писцовая книга татарским поместьям… С. 43, 46, 51, 59, 73, 78, 80, 119, 127, 135.
16 В соответствии с историей вхождения различных территорий в состав московской Мещеры произошло и её деление на станы. Так, Касимовский и Елатомский уезды составили Борисоглебский стан, Кадомский и Темниковский – Замокошский стан, Шацкий – Подлесный стан. В Касимовский уезд входили Бабинская, Рубецкая, Давыдовская и Перьевская волости22. В Борисоглебском стане известны Муторская23 и Куморская (Кусморская)24 волости. Можно предположить, что Муторская – это искажённое издателем источника И. П. Алябьевым название Кусморской волости. В Шацком уезде известны дворцовые Конобеевская25 и Верхнеценская26 волости. В Темниковском уезде особым статусом обладала Красная Слобода. Первоначально она принадлежала Михаилу Нагому, позднее отошла Борису Годунову, а в Смуту досталась кн. Д.Т. Трубецкому27. Можно предположить, что это был один из многочисленных частных городов-крепостей, возникавших в конце XVI в. на окраинах государства.
22. РГАДА, ф. 1209, оп. 1, кн. 533, л. 877–1209.

23. Шацкий уезд XVII века. Государевы служилые люди. Ульяновск, 2014. С. 266.

24. РГАДА, ф. 1209, оп. 4, кн. 5980, л. 493–516 об.; ф. 131, оп. 1, д. 17 (1633 г.), л. 1–3.

25. Дубинская Л.Г. Социально-экономическое положение крестьян во второй половине XVII века (по материалам Мещерского края). Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1967. С. 11–12.

26. Пискарев П.И. Писцовая книга новых сел Верхоценской волости Тамбовского уезда // Известия Тамбовской учёной архивной комиссии. Вып. 30. Тамбов, 1890. С. 85–130; Копии с Шацкой писцовой книги Фёдора Чеботова 131 года о владениях великой старицы инокини Марфы Ивановны в Верхнеценской волости // Там же. Вып. 37. Тамбов, 1893. С. 73–147; Холмогоров В.И. Переписная книга 7179 (1671) года сел и деревень Верхоценской волости, и Рыбной пустоши, и монастырских вотчин Тамбовского уезда // Там же. Вып. 45. Тамбов, 1901. С. 35–49.

27. Беляков А.В. Документы Темниковской и Кадомской приказных изб эпохи Смуты // Мининские чтения: 2012. Н. Новгород, 2012. С. 233–242.
17 В отличие от центральных уездов, в Мещере уезды целиком не делились на волости. Они представляли собой отдельные вкрапления. Анализ источников с упоминанием волостей позволяет предположить, что первоначально все они являлись дворцовыми. Впоследствии эти земли стали жаловать служилым людям (преимущественно татарам). О том, что обширные поместья касимовских Чингисидов когда-то были дворцовыми волостями, имеется прямое указание: «Да за тобою ж нашего царского жалованья в Касимовском же уезде в поместье из наших дворцовых сел и из черных волостей село Ерахтур с приселки и з деревнями»28. По-видимому, это указание на существование ещё одной волости в Касимовском уезде – Ерахтурской.
28. РГАДА, ф. 141, оп. 1, д. 8 (1622 г.), л. 134.
18 Анализируя документы по писцовому описанию регионов, с высокой долей вероятности можно выделить и другие волости. В «русской» писцовой книге кн. Леонтия Шаховского и подьячего Бажена Степанова 1617 г. упоминается, но не описывается село Чучково Подлесного стана29. Наказ из Поместного приказа писцам Петру Семёновичу Воейкову и подьячему Поснику Ракову объясняет это: Чучково ранее было дворцовым селом, пошедшим в поместную раздачу сибирскому царевичу Андрею Кучумову и Степану Волынскому. Здесь же, без прямого указания на волости (они названы сёлами), приводится их список: 1) Касимоский уезд: сёла Пере, Бабинское, Рубецкое, Давыдовское; 2) Кадомский уезд: село Саватьма; 3) Шацкий уезд: сёла Юрино, Пятаково, Коверино, Колтырино. Не до конца понятен статус сёл Нестерово и Угол30.
29. Шацкий уезд XVII века… С. 202.

30. Веселовский С.Б. Акты писцового дела. Т. I. М., 1913. С. 565; Т. II. Вып. 1. М., 1917. С. 36.
19 Название Замокошского и Подлесного станов указывают на расположение этих территорий по отношению к Борисоглебскому стану. С последним дело обстоит сложнее. С XVIII в. в регионе не фиксируется ни один населенный пункт с подобным названием. Однако под 1617 г. значится село Борисоглебское на р. Оке с деревнями Шетилово и Гладково, принадлежавшее Андриановой пустыни31. Можно предположить, что это первоначальный центр одноименного стана. Андриановская пустынь Успения Пресвятой Богородицы возникла в середине XVI в. В 1547/48 г. ей пожаловали упомянутые селения32. В 1658 г. село ещё называлось Борисоглебским33; в 1676 г. оно именуется уже Пустынью34. Ныне это село Пустынь в 3 км вверх по Оке от посёлка городского типа Елатьма Касимовского района. По-видимому, пустынь и была основана в селе Борисоглебское. Можно предположить, что Борисоглебское (Борисоглебск) стало административным центром Мещеры ранее Елатьмы, затем по неизвестным причинам его перенесли на другое место.
31. Шацкий уезд XVII века… С. 263.

32. Описание Грамот Коллегии экономии. Т. 1. М., 2016. С. 815.

33. РГАДА, ф. 281, оп. 20, д. 14513/46 (1658 г.), л. 1–6.

34. Книги окладные монастырям, церквам и часовням Рязанской епархии, учиненные при Преосвященном Иосифе, митрополите Рязанском и Муромском, в 1676 году. Рязань, 2004. С. 389.
20 Как административные центры Мещеры в XVI в. упоминаются Елатьма и некая Мещера. Под последней исследователи ошибочно видят Городец Мещерский (Касимов)35. В духовной грамоте Ивана IV в Мещере упоминаются следующие города: Мещера, Кадом, Темников, Шацк и Кошков. Последний, судя по всему, неправильно прочитанный Касимов. В примечании к публикации документа отмечено: «Список второй половины XVIII в., писан дурной скорописью, весьма неисправно»36. Неправильное прочтение могло быть позаимствовано из духовной грамоты Ивана III37.
35. Черменский П.Н. Из истории феодализма на Мещере и в Мордве // Археографический ежегодник за 1963 г. М., 1964. С. 4–5.

36. Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т. I. СПб., 1846. С. 382, 389.

37. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел. Ч. I. М., 1813. С. 389–400.
21 Впрочем, в Мещере известно такое географическое название. В 1655 г. царь Алексей Михайлович разрешил продать в вотчину стольнику Афанасию Нестерову несколько селений, в том числе и пустошь, «что была деревня Малая Пургасово, Кошково тож»38. Однако летописи и разрядные книги не упоминают такого города. Скорее всего, Елатьма и Мещера – это один и тот же город. В пользу этого говорит и то, что наместники упоминаются в обоих городах. Однако в начале XVI в. в Мещере отмечаются волостели39. Наличие двух наместников на малоосвоенной территории маловероятно.
38. Известия Тамбовской учёной архивной комиссии. Вып. 24. Тамбов, 1889. С. 104.

39. Пашкова Т.И. Местное управление… С. 139, 144, 171, 173.
22 С конца XVI в. значение Елатьмы снижалось. Во второй половине XVII в. здесь не было крепости, постоянных военных подразделений и, возможно, воевод40. Административный центр переместился в Шацк. Когда это произошло? Разрядные книги отмечают, что между 1566/67 и 1570 гг. в Шацке появился наместник. Одновременно наместники перестали упоминаться в Мещере41. Это и следует рассматривать как главный признак смены административного центра.
40. РГАДА, ф. 141, оп. 1, д. 144 (1648 г.), л. 1–5.

41. Разрядная книга 1475–1598 гг. (далее – РК 1475–1598). М., 1966. С. 231; Разрядная книга 1550–1636 гг. Т. I. М., 1975 С. 172; Разрядная книга 1475–1605 гг. (далее – РК 1475–1605). Т. II. Ч. 2. М., 1982. Л. 458. С. 253.
23 Интересно, что Шацк как оборонительный центр выпадал из системы мещерских городов. Его воеводы обязаны были сходиться с воеводами из Ряжска, Пронска, Михайлова в Переяславле-Рязанском42, хотя местный воевода координировал порой деятельность военных отрядов Мещеры. Так, в ноябре 1604 г. князю Ивану Федоровичу Хованскому помимо Шацка велели «для осадного времени» ведать «Острог Конобеев, и Темников, и Косимов, и Елатьму, и Кадом»43. Скорее всего, это наследие времён, когда Мещера была поделена между Москвой и Рязанью. Касимов, Елатьма, Кадом и Темников относились к Московскому княжеству, а более южный район Шацка – к Рязанскому44. Особое положение Шацка выражалось и в том, что когда в конце XVI в. в городах Мещеры остались только осадные головы, в нём по-прежнему сидели воеводы (нередко в ранге наместника). Можно предположить, что при присоединении данных территорий к Москве «столицей» стал прежний административный центр, либо город по каким-то причинам построили рядом. Со строительством в середине XVI в. засечной черты административный центр перешёл в Шацк. С этого времени Мещеру часто называли Шацким уездом.
42. РК 1475–1605. Т. III. Ч. 2. М., 1987. С. 52–53, 63–64, 86–87.

43. Там же. Т. IV. Ч. 2. М., 2003. С. 81.

44. Кучкин В.А. Договорные грамоты… С. 259–262.
24 Таким образом, мы вынуждены, говоря об этом регионе, подразумевать наличие «большого» Шацкого уезда и собственно Шацкого («малого») уезда. Статус Елатьмы на протяжении XVII в. постепенно падал. В какой-то момент её воеводы стали зависеть от воевод касимовских. Собственных служилых людей в Елатьме не было, и если требовалось утихомирить непослушных крестьян и горожан, за стрельцами и пушкарями обращались в соседний Касимов45.
45. Беляков А.В. Крестьянская война под предводительством Степана Разина в Мещере // Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Т. 4. Рязань, 2003. С. 38; РГАДА, ф. 141, д. 144 (1648 г.), л. 1–5.
25 Отмечу, что в середине XVI в. различали Большую и Малую Мещеру. На это указывает жалованная несудимая грамота 1542 г., данная от имени Ивана IV рязанскому епископу Ионе46. Неясно, какая территория подпадала под определение Малой Мещеры – весь Борисоглебский стан или только земли Елатомского уезда. Впервые Мещерский уезд фиксируется в документах приблизительно в это же время – в 1532/33 г.47
46. Иероним, архим. Рязанские достопамятности, собранные архимандритом Иеронимом, с примечаниями И. Добролюбова. Рязань, 1889. С. 40.

47. Государственный архив Саратовской области, ф. 19, оп. 1, д. 773, л. 1.
26 В Мещере внутреннее административно-территориальное деление имело особенности, что отразилось в материалах писцового делопроизводства. Здесь проживали значительные группы населения, разные в этническом и религиозном отношениях, а также имевшие разные обязанности перед государством. Помимо русских помещиков и крестьян это были служилые татары и мордва (тарханы), бортники (русские владельцы вотчин бортных ухожаев, по своему положению близкие черносошному крестьянству Русского Севера, а по налоговому статусу отличные от иных групп населения региона) и некоторые иные категории населения48. Все эти категории населения описывались по отдельности. Поэтому известны русские, татарские, мордовские, «бортничьи» писцовые описания. Помимо этого, отдельно описывались территория «Касимовского царства» и дворцовые волости, а также Краснослободская волость. При этом «русские» писцовые книги могли охватывать всю территорию «большого» Шацкого уезда. Данный факт привёл Л.Г. Дубинскую к ошибочным выводам о том, что в Шацкий уезд входили также Касимовский, Елатомский, Кадомский уезды и город (не уезд) Темников49. Мордва описывалась по белякам, бортники по станам, русские помещики по станам, отличным от бортничьих, а служилые татары могли описываться как по станам, так и целым уездом. Наряду с царскими воеводами в регионе встречаются и мордовские воеводы, ведавшие, однако, не только эту группу населения, но в ряде случаев и русских посопных крестьян и бортников. Известны почти одновременные писцовые описания мордвы как целиком по уездам, так и по дворцовым волостям.
48. Беляков А.В. Писцовая книга мордовских сёл Кадомского уезда 138-го (1629/30) года // Средневековые тюрко-татарские государства. Вып. 5. Казань, 2013. С. 154–210.

49. Дубинская Л.Г. Социально-экономическое положение крестьян… С. 11–12.
27 Так называемое Касимовское царство возникло в Касимове (Городце Мещерском) в середине XV в. Василий II Иванович Тёмный поселил здесь выезжего большеордынского царевича Касима бен Улуг-Мухаммеда с его военным отрядом. С этого момента его стали называть Царевым (Царевичевым) Городком, просто Городком или же по-татарски Хан-Кирман. Позднее, после переноса города в XVI в. на нынешнее место, он стал называться Касимовым. С этого момента началась почти непрерывная 250-летная история пребывания в городе служилых Чингисидов. Всего в Касимове зафиксировано 12 «правителей»: большеордынский царевич Касим (Трегуб) бен Улуг-Мухаммед (до 1456 – около 1468 г.) и его сын царевич Даньяр бен Касим (около 1468 – около 1486 г.); крымский царь Нур-Даулет бен Хаджи-Гирей (около 1486 – 1503 (1491) г.) и два его сына: Сатылган бен Нур-Даулет (1503 (1491) – около 1506 г.) и Джанай бен Нур-Даулет (до 1506 – около 1512 г.); астраханский царевич Шейх-Аулеар (около 1512 – около 1516 г.) и его дети: царевич (впоследствии царь) Шах-Али бен Шейх-Аулеар (около 1516–1519, 1535–1546, 1546–1551, 1551–1567 гг.) и царевич Джан-Али бен Шейх-Аулеар (1519–1532), царь Саин-Булат бен Бекбулат (до 1570 – лето 1573 г.), царь Мустафа-Али бен Абдула (1585 – около 1590 г.); казахский Шибанид царь Ураз-Мухаммед бен Ондан (1600–1610); сибирский Шибанид царь Арслан бен Али (1614–1626). В литературе отмечают ещё двух «правителей»: царевича Сеит-Бурхана бен Арслана (Василий Арасланович) (1626–1679) и царицу Фатиму-салтан Шакулову, вдову Арслана бен Али (1679–1681). Однако с данным утверждением нельзя согласиться по формальным признакам: доходы с города передавать им не планировалось. Тем не менее Сеит-Бурхана всё же условно можно внести в список касимовских «правителей»50.
50. Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 1–4. CПб., 1863–1887; Беляков А.В. Чингисиды в России XV–XVII веков. Просопографическое исследование. Рязань, 2011.
28 О статусе и размерах «Касимовского царства» идут споры. Одни утверждают, что на начальном этапе оно было полноценным «уделом» с высокой степенью автономии (возможно, даже имело равнозначный с Казанью статус), а его границы простирались за пределы Мещеры. Однако со временем уровень самостоятельности и размеры территории стали сокращаться, и в XVII в. «царство» превратилось в обширное поместье51. Другие пишут, что город и близлежащую округу (уезд) следует рассматривать только как место постоянного проживания и территорию, с которой Чингисиду и его двору поступали доходы, которые, впрочем собирались представителями московской администрации, постоянно находившимися в городе. Во второй половине XVI – XVII вв. касимовским царевичам принадлежали обширные поместья (около 2 тыс. четей) из бывших дворцовых волостей в Касимовском и Елатомском уездах. Около 1 500 четей причиталось членам их дворов52.
51. История татар с древнейших времён в семи томах. Т. IV: Татарские государства XV–XVIII вв. Казань, 2014; Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени. Казань, 1998; Рахимзянов Б.Р. Касимовское ханство (1445–1552 гг.). Очерки истории. Казань, 2009.

52. Беляков А.В. Чингисиды в России… С. 310–314.
29 Нельзя не отметить, что Касимов неоднократно менял местоположение и, по-видимому, название. Как славянское поселение Городец Мещерский (ныне – городище Земляной Струг) возник в XII в. на более раннем финно-угорском поселении (городецкая культура) на правом берегу р. Бабенки, в 2,5 км к северо-востоку от современного Касимова. Существующая до настоящего времени традиция приписывать его основание владимиро-суздальскому князю Юрию Долгорукову в 1152 г. ошибочна. Во-первых, все летописные упоминания Городца до середины XV в. относятся не к Городцу Мещерскому, а к Городцу Радилову на Волге (ныне г. Городец Нижегородской обл.). Во-вторых, 1152 г. датируется поход князя в эти места. Сам же город возник несколько позднее и впервые упоминается в Лаврентьевской летописи только в 1172 г.53 В конце XIV в. Городец Мещерский перенесли на высокий мыс при впадении р. Бабенки в Оку (ныне окраина Касимова), и он стал называться Новым Низовым городком, а с поселением в нём Чингисидов – Царевичевым (Царёвым) городком. Причина переноса города не выяснена. Причин, возможно, было две. Ограниченный с двух сторон глубокими оврагами, город не мог развиваться вширь. К тому же склоны оврагов постоянно осыпались, тем самым сокращая пригодную для жилья площадь города. Можно предположить, что второй перенос города в 1530–1550-х гг. на нынешнее место также связан с оползнями высокого берега р. Бабенки54. После очередного переноса за городом укрепилось название Касимов. Прежнее место стало называться Старым посадом55. Интересно, что примыкающая к современному Старому посаду (ул. Старопосадская города Касимова) деревня носит название Уланова гора. Это почти калька с Царевичева городка. «Уланы» (оглан – сын (тюрк.)) наименование от рождения всех Чингисидов до XV в. Впоследствии оно было вытеснено термином «султан». Но некоторые Чингисиды и позднее назывались огланами / уланами. Если исходить из того, что в Касимове XVI–XVII вв. укреплённый двор касимовских Чингисидов находился через овраг от русской крепости, в которой жил воевода, то можно предположить, что на месте данной деревни и находилась резиденция первых касимовских царей и царевичей. Косвенным подтверждением данной версии служит наличие обширного Старого татарского кладбища сразу за Старым посадом, находящимся теперь довольно далеко от Татарской слободы и к тому же за глубоким оврагом. Но данное предположение требует дополнительного переосмысления наших знаний об исторической географии региона в XV–XVII вв. Дело в том, что в XVII в. Старый посад относился к Касимовскому уезду, а Уланова гора – к Елатомскому56.
53. Челяпов В.П. Древнерусские памятники… С. 413–426; Кузнецов А.А. Городец на Волге: от основания до 1238 года // Городецкие чтения: Материалы научно-практических конференций VI Городецкие чтения (6 декабря 2008 г.) и II Александро-Невские чтения (27 февраля 2009 г.). Городец, 2009. С. 7–17; Селезнев Ф.А. Вопрос о времени основания Городца в российской дореволюционной историографии // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2012. № 1. С. 182–189.

54. Ахметгалин Ф.А., Хамзин Р.Н., Беляев А.В. Археологические исследования средневекового Касимова // Поволжская археология. 2016. № 4. С. 182–201.

55. Беляков А.В. Огланы (уланы) в России второй половине XV–XVI века // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. История, филология. Т. 13. 2014. Вып. 8. С. 51–56.

56. Вельяминов-Зернов В.В. Указ. соч. Ч. 3. СПб., 1864. С. 147.
30 Ситуацию ещё больше усложняло то, что в тот период буквально в нескольких километрах от Касимова находилась граница Владимирского уезда. До середины XVI в. она была неустойчива. В конечном итоге значительная часть пограничной Гусской волости вошла в Касимовский уезд. Эти земли стали ядром поместного землевладения касимовских служилых татар (по-видимому, изначально членов двора крымских Гиреев)57. Дело в том, что в Касимове при смене ветвей семьи Чингисидов оставшиеся от предшественников военные отряды испомещались московским государем и получали автономность от нового касимовского царя или царевича. Так образовались такие группы служилых касимовских татар как царёв (Шигалеев) двор, в который, видимо, входили казанские татары, перешедшие на службу к царю Шах-Али бен Шейх-Аулеару, и сеитов полк, основу которого составили крымские и, возможно, большеордынские выходцы58. Остаётся непонятным, почему вся волость целиком не вошла в состав Касимовского уезда. Возможно, когда в первой трети XVI в. началось испомещение касимовских служилых татар, для этих целей была выбрана Гусская волость как более обеспеченная пашенными крестьянами. Несколько позднее, в целях оптимизации управления все теми же татарами, данные земли отошли к Касимову.
57. Азовцев А.В. Новые источники по истории землевладения касимовских татар // Русский дипломатарий. Вып. 5. М., 1999. С. 68–74; Дедук А.В. Где находились «Гусь» и «Городец» грамоты Шах-Али бин Шейх-Аулеара 1543 г? // Золотоордынское обозрение. 2018. Т. 6. № 3. С. 635–643.

58. Беляков А.В. Смотренный список касимовских татар царёва двора и сеитова полка 1623 г. // Рязанская старина. 2004–2005. Вып. 2–3. Рязань, 2006. С. 358–380.
31 Касимов был не единственным городом, в котором проживали Чингисиды. Не раннее 1503 г. Андреев городок Каменный (Темгенево городище, Каменная Могила) пожаловали крымскому царевичу Джанаю59. Позднее он стал касимовским царевичем, но сохранил ли при этом прежнее пожалование – неизвестно. Это единственное упоминание Чингисида в этом городе, представлявшем в своё время значительное поселение: к нему примыкали три селища, образовавшие посад площадью в 10 га60. По наблюдению М.М. Акчурина, приблизительно в это же время в русско-крымской дипломатической переписке территория будущего Шацкого уезда начала восприниматься неразрывно от Мещеры. Остаётся открытым вопрос о том, где находился административный центр уезда на протяжении трёх-четырёх десятилетий до основания в 1553 г. Шацка.
59. Вельяминов-Зернов В.В. Указ. соч. Ч. 1. СПб., 1863. С. 205–206.

60. Челяпов В.П. Древнерусские памятники… С. 423.
32 Касимов не был единственным городским населенным пунктом, менявшим местоположение: то же самое происходило с Кадомом и Темниковым. Время основание Темникова неизвестно. Первоначально он располагался на правом берегу Мокши (ныне село Старый город Темниковского района Республики Мордовия). Имеется предположение о том, что первоначально Темников находился в 10 км от Старого Темникова на Итяковском городище, Итяковское городище расположено на противоположном берегу Мокши. Следовательно, город несколько раз переносился на противоположные берега реки вследствие постоянно менявшейся ситуации на границе. В периоды затишья происходило бурное освоение новых земель; когда военная угроза возрастала, население уходило за Мокшу61. Однако в 1536 г. город перенесли на левый берег «того ради, что был старый город мал и некрепок»62. Скорее всего, это произошло из-за возросшей опасности набегов со стороны Крымского ханства и Ногайской орды. Определённую роль в переносе города могла сыграть активизировавшаяся в это время деятельность мещерских татар по отгону (краже) лошадей у кочевников63. В следующий раз город переехал в последней четверти XVII в. Из челобитных, поданных в 1674 г. жителями Темникова, известно, что к тому времени все татары покинули Темников («мурзы и татары, покиня твой, великого государя, Темников город, и дворы свои перевозили на дикия поля»). После пожара 1667 г. и взятия города казаками Степана Разина крепостные сооружения оказались окончательно разрушены. К тому же русло Мокши со временем отдалилось, а озеро под городом занесло песком. В результате Дасай мурза князь Булаев, Смольян мурза князь Акчурин, Резеп мурза князь Еникеев, Мустай мурза Кудашев «с таварыщи» подали челобитную о постройке нового города Темникова на другой стороне Мокши «на поле за засечными крепостьми на Дербышевской горе». Ввиду того что для постройки города данное место оказалось «не пристойно», приняли решение о переносе крепости ближе к Мокше на Исикеевскую гору, расположенную «блиско старого острогу… где бывали дворы темниковских мурз Маметя мурзы Исикеева, да Бегиша мурзы князь Еникеева з братьею и с товарыщи»64.
61. Акчурин М.М., Ишеев М.Р. Темников – город Темника // Золотоордынское обозрение. 2017. Т. 5. № 3. С. 629–658.

62. ПСРЛ. Т. 29. М., 2009. С. 25.

63. Беляков А.В. Татарская знать на службе у Москвы во второй половине XV в. // Великое стояние на реке Угре и формирование Российского централизованного государства: локальные и глобальные контексты: Материалы всероссийской с международным участием научной конференции (30 марта – 1 апреля 2017 г., Калуга). Калуга, 2017. С. 36.

64. Приправочный список… С. 12.
33 Кадом своё местоположение менял лишь единожды. Город впервые упоминается в 1209 г. Долгие годы шёл спор о его принадлежности: был это пограничный пункт Рязанского княжества или мордовский город. Результаты археологических исследований свидетельствуют в пользу второй версии. В 1535 г. город забросили (ныне это село Старый Кадом Кадомского района Рязанской обл.) и построили новый в 6 км ниже по течению Мокши. Причина переноса города, скорее всего, крылась в постоянном его подмывании рекой. И в первом, и во втором случае город находился на левом («русском») берегу реки. Показательно, что и Старый Кадом, и Итяковское городище имеют схожую историю. Первоначально здесь находились городища городецкой культуры I тыс. до н.э. Затем на этих местах появились неукреплённые города Золотой Орды. Наконец в XV–XVI вв. возникли более крупные города с оборонительными сооружениями: в первом случае в виде частокола, а во втором – рва и вала65.
65. Шитов В.Н. Старокадомское поселение // Труды Мордовского научно-исследовательского института языка, истории, литературы и этнографии. Вып. 104. Древние поселения Примокшанья. Саранск, 1992. С. 104–125; Гришаков В.В. Керамика XIV–XVI вв. Итяковского городища // Там же. С. 132.
34 С 1630-х гг. наметился процесс административного дробления территории Темниковского уезда. В целях оптимизации управления из возникшего огромного образования стали выделять отдельные уезды. Так появились Инсарский66, Саранский, Керенский и, возможно, Нижнеломовский уезды. То же мы наблюдаем и в Шацком уезде. С постройкой в 1636 г. Тамбова организовали Тамбовский уезд, в который вошли земли южной части Шацкого уезда. Возможно, так же образовался и Козловский уезд.
66. РГАДА, ф. 1167, д. 14, л. 1–20.
35 Первое писцовое описание мещерских земель следует отнести к началу правления Василия III. В указной грамоте в Темников от имени Ивана IV по поводу спора князя Тениша Кугушева с братьями и енговатовской мордвой о владении бортными ухожеями по реке Мокше упоминается писцовая книга письма Ивана Микулина сына Ярого67. Речь идёт о представителе смоленских Рюриковичей, перешедших на московскую службу, Заболоцком Иване Микулине Ярого сыне. Он встречается в документах 1495–1522 гг.68 По упоминаниям в источниках также известно описания Мещанина Морозова 1563/64 г.69 и Аверкия Ивановича Палицына (в монашестве Авраамий)70. До нас от них дошли только упоминания и краткие выписи. Имеется упоминание мещерского писца Василия Волынского в 1578/79 г.71
67. Государственный архив Ульяновской области, ф. 732, оп. 3, д. 1, л. 1.

68. Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV – первой трети XVI в. М., 1988. С. 224; РК 1475–1598. С. 26, 33, 69.

69. Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Т. III. М., 2002. № 26. С. 22; РГАДА, ф. 1167, оп. 1, д. 717, л. 2.

70. РГАДА, ф. 1167, оп. 1, д. 101, л. 1–3.

71. Там же, ф. 1209, оп. 4, кн. 6034, л. 227; Напольникова П.К. Цнинская мордва… С. 29.
36 Писцовые описания XVII в. сохранились в отрывочном виде. Из дозоров 1614 г. сохранились только татарские книги по Темникову и Темниковскому уезду72, а также книги мордвы и бортников Кадомского уезда73. В источниках также отмечены касимовские книги Михаила Беклемишева74 и шацкие Фёдора Загряжского75. Последующие описания также дошли до нас не полностью. Более всего не повезло писцовым описаниям мордовских и татарских земель.
72. Приправочный список…

73. Беляков А.В. Писцовая книга мордовских сёл… С. 154–210.

74. РГАДА, ф. 131, оп. 1, д. 1 (1627 г.), л. 4.

75. Там же, ф. 1167, оп. 1, д. 711, л. 1–12.
37 Во второй половине XVII в. отмечается дальнейшее развитие административно-территориального деления. В уездах появились станы. Кадомский уезд на рубеже XVII–XVIII вв. делился на станы Мансырев Угол, Водовский, Богданов Угол, Шокшанский и Еремшинский76. Шацкий уезд – на Подлесский, Средний Подлесский, Цненский, Загородный и Борисоглебский станы77. Темниковский уезд – на Подгородный, Почиловский, Аксельский и Верхоломовский станы78. Касимовский уезд – на Царицынский (Подлипкинский) и Охматов (Ахматов)79. Судя по всему, данные административные единицы имели глубокие корни. Так, Мансыров Угол как некий географический ориентир упоминался ещё в 1552 г.80
76. Там же, ф. 350, оп. 1, д. 130–132.

77. Там же, д. 460–467

78. Там же, д. 414–415.

79. Там же, д. 172.

80. ПСРЛ. Т. 13. М., 2000. С. 199.
38 Перед нами вырисовывается картина по-своему уникального региона. Его специфику подчёркивает в первую очередь административно-территориальное деление. В России XVI–XVII вв. неизвестны примеры деления уездов на более мелкие, функционирующие параллельно друг другу. Мещера довольно рано вошла в орбиту интересов Москвы. При этом в столице прекрасно понимали, что для контроля над приграничной территорией, где численность русского населения долгое время была ничтожна, требуется гибкость и учёт сложившихся местных условий. Поэтому любые новшества вводились постепенно и осторожно. Местное население, как служилое, так и податное, в обмен на лояльность на длительный период получило консервацию существовавших ранее в регионе правил. В соседнем Алатырском уезде в 1635 г. по челобитью местных татар был получен указ, по которому «велено их судить на Алаторе, а по селам и деревням не судить»81. Мы вполне можем допустить существование похожей картины и в Мещере, в особенности в её восточной части. Данный факт интересен сразу в двух аспектах: 1) длительное время по ряду дел для татар и, по-видимому, мордвы был возможен суд внутри их общин, без участия представителей московской администрации; 2) татары осознанно и добровольно сделали шаг к унификации практики судопроизводства. Это говорит о том, что выбранная ранее Москвой стратегия, несмотря на все трения и злоупотребления на местах, всё же работала. Таким образом, Мещера стала полигоном, на котором отрабатывались механизмы взаимодействия с нерусским (неправославным) населением на новых, завоёванных или же добровольно присоединившихся землях. Следы этого мы можем наблюдать в действиях центральных властей по отношению к народам Казанского, Астраханского и Сибирского ханств82.
81. РГАДА, ф. 233, оп. 1, кн. 23, л. 174 (Указано Д.В. Кочетковым).

82. Моисеев М.В. Мусульманская политика Русского государства в эпоху Ивана Грозного: дискуссионные аспекты // Quaestio Rossica. 2016. Т. 4. № 1. С. 37–54; РГАДА, ф. 214, оп. 1, кн. 11.
39 Стоит несколько слов сказать и о «Касимовском царстве». В полученной картине не находится места для некоего образования, имевшего, пусть даже только на начальном этапе, некие черты полунезависимого государства или даже ордынского улуса83. По крайней мере, в административно-территориальном делении Мещеры никаких следов этого не сохранилось. Зато отчётливо проступают детали обустройства региона в период до испомещения здесь царевича Касима.
83. Рахимзянов Б.Р. Касимовское ханство (1445–1552 гг.). Очерки истории. Казань, 2009. С. 169.

References

1. Mazurov A.B. Srednevekovaya Kolomna v XIV – pervoj treti XVI v.: Kompleksnoe issledovanie regional'nykh aspektov stanovleniya edinogo Russkogo gosudarstva. M., 2001. S. 78.

2. Kuchkin V.A. Dogovornye gramoty moskovskikh knyazej XIV veka: vneshnepoliticheskie dogovory. M., 2003. S. 259; Dukhovnye i dogovornye gramoty velikikh i udel'nykh knyazej XIV–XVI vv. M., 1950. S. 54, 85, 144, 285, 289.

3. Bayazitov R.Zh., Makarikhin V.P. Vostochnaya Meschera v srednie veka. (K voprosu ehtnogeneza tatar v Nizhegorodskom krae). N. Novgorod, 1996. S. 72, 85.

4. Karamzin N.M. Istoriya gosudarstva Rossijskogo. Kn. 2. M., 1989. Stb. 32, 117–118.

5. Smirnov M. O knyaz'yakh Mescherskikh XIII–XV vv. // Trudy Ryazanskoj uchenoj arkhivnoj komissii. T. XVIII. Vyp. 2. Ryazan', 1904. S. 161–197.

6. Deduk A.V. K voprosu o granitse mezhdu Vladimirskim i Ryazanskim uezdami v XVII–XVIII vv. // Rus', Rossiya: Srednevekov'e i Novoe vremya. Vyp. 4. M., 2015. S. 390–396.

7. Dukhovnye i dogovornye gramoty… S. 54, 85, 144, 285, 289.

8. Kuchkin V.A. Dogovornye gramoty… M., 2003. S. 260.

9. Pistsovaya kniga tatarskim pomest'yam Alatyrskogo uezda 1624–1625 godov. M.; N. Novgorod, 2012. S. 187; Dmitriev A.N. Gramota tsarya Ioanna Vasil'evicha mordovskim knyaz'yam i murzam Alatorskogo i Arzamasskogo uezdov 1572 goda // Ezhegodnik finno-ugorskikh issledovanij. 2017. T. 11. № 2. S. 89–97.

10. Posol'skie knigi po svyazyam Rossii s Nogajskoj Ordoj. 1551–1561 gg. Kazan', 2006. S. 60.

11. Markellin, igum. Kratkoe istoricheskoe opisanie Sarovskoj pustyni s nachala zavedeniya i do nyneshnego 1804 goda. M., 1804. S. 6.

12. V sosednikh Muromskikh zemlyakh (Kirdyanovskaya mordva) izvestny russkie volosteli, kotorye v kontse XV v. upravlyali mordvoj 1–2 goda (Pashkova T.I. Mestnoe upravlenie v Russkom gosudarstve pervoj poloviny XVI veka. Namestniki i volosteli. M., 2000. S. 177, 178).

13. Pripravochnyj spisok s dozornoj knigi goroda Temnikova i Temnikovskogo uezda 1613/14 g. Kazan', 2015. S. 3–4; Belyakov A.V., Engalycheva G.A. Temnikovskoe knyazhestvo po istochnikam XVI–XVII vv. // Srednevekovye tyurko-tatarskie gosudarstva. 2014. № 6. S. 62–71; Akchurin M.M., Isheev M. Ehtnopoliticheskie struktury Meschery v XVI veke // Tam zhe. S. 4–17; Akchurin M.M., Isheev M. Institut vlasti tatarskikh knyazej v Rossijskom gosudarstve // Istoricheskie sud'by narodov Povolzh'ya i Priural'ya. Vyp. 4. Kazan', 2014. S. 5–27.

14. Chekalin F.F. Dva arkhivnykh dokumenta k istorii storozhevykh ukreplenij v predelakh Penzenskoj gubernii // Penzenskie gubernskie vedomosti. 1890. № 73.

15. Akchurin M.M., Abdurakhmanov T.A. Chelobitnaya vdovy murzy Tlyasha Kutyeva // Natsional'naya istoriya tatar: teoretiko-metodologicheskie problemy. Vyp. II. Kazan', 2011. S. 176–196.

16. Antonov A.V. Chastnye arkhivy russkikh feodalov XV – nachala XVII veka // Russkij diplomatarij. Vyp. 8. M., 2002. № 1016. S. 132.

17. Dukhovnye i dogovornye gramoty… S. 332–341.

18. Avtor blagodaren A.V. Azovtsevu i A.V. Deduku za tsennye soobrazheniya i zamechaniya, sdelannye po probleme istoricheskoj geografii Meschery v besedakh.

19. Chelyapov V.P. Drevnerusskie pamyatniki na severo-vostoke Ryazanskoj zemli // Velikoe knyazhestvo Ryazanskoe: istoriko-arkheologicheskie issledovaniya i materialy. M., 2005. S. 313–426; Chelyapov V.P. K voprosu ob Andreevom gorodke kamennom // Materialy i issledovaniya po ryazanskomu kraevedeniyu. Vyp. 8. Ryazan', 2005. S. 13–16; Devlekamov A.A., Sharifulina F.L. Ocherki po istorii i kul'ture sela Bastanovo. Shatsk, 2015. S. 28–68; Sbornik Imperatorskogo Russkogo istoricheskogo obschestva. T. 95. SPb., 1895. S. 706.

20. Pistsovaya kniga tatarskim pomest'yam… S. 43, 46, 51, 59, 73, 78, 80, 119, 127, 135.

21. Shatskij uezd XVII veka. Gosudarevy sluzhilye lyudi. Ul'yanovsk, 2014. S. 266.

22. Dubinskaya L.G. Sotsial'no-ehkonomicheskoe polozhenie krest'yan vo vtoroj polovine XVII veka (po materialam Mescherskogo kraya). Avtoref. dis. … kand. ist. nauk. M., 1967. S. 11–12.

23. Piskarev P.I. Pistsovaya kniga novykh sel Verkhotsenskoj volosti Tambovskogo uezda // Izvestiya Tambovskoj uchyonoj arkhivnoj komissii. Vyp. 30. Tambov, 1890. S. 85–130; Kopii s Shatskoj pistsovoj knigi Fyodora Chebotova 131 goda o vladeniyakh velikoj staritsy inokini Marfy Ivanovny v Verkhnetsenskoj volosti // Tam zhe. Vyp. 37. Tambov, 1893. S. 73–147; Kholmogorov V.I. Perepisnaya kniga 7179 (1671) goda sel i dereven' Verkhotsenskoj volosti, i Rybnoj pustoshi, i monastyrskikh votchin Tambovskogo uezda // Tam zhe. Vyp. 45. Tambov, 1901. S. 35–49.

24. Belyakov A.V. Dokumenty Temnikovskoj i Kadomskoj prikaznykh izb ehpokhi Smuty // Mininskie chteniya: 2012. N. Novgorod, 2012. S. 233–242.

25. Shatskij uezd XVII veka… S. 202.

26. Veselovskij S.B. Akty pistsovogo dela. T. I. M., 1913. S. 565; T. II. Vyp. 1. M., 1917. S. 36.

27. Shatskij uezd XVII veka… S. 263.

28. Opisanie Gramot Kollegii ehkonomii. T. 1. M., 2016. S. 815.

29. Knigi okladnye monastyryam, tserkvam i chasovnyam Ryazanskoj eparkhii, uchinennye pri Preosvyaschennom Iosife, mitropolite Ryazanskom i Muromskom, v 1676 godu. Ryazan', 2004. S. 389.

30. Chermenskij P.N. Iz istorii feodalizma na Meschere i v Mordve // Arkheograficheskij ezhegodnik za 1963 g. M., 1964. S. 4–5.

31. Dopolneniya k Aktam istoricheskim, sobrannye i izdannye Arkheograficheskoyu komissieyu. T. I. SPb., 1846. S. 382, 389.

32. Sobranie gosudarstvennykh gramot i dogovorov, khranyaschikhsya v Gosudarstvennoj kollegii inostrannykh del. Ch. I. M., 1813. S. 389–400.

33. Izvestiya Tambovskoj uchyonoj arkhivnoj komissii. Vyp. 24. Tambov, 1889. S. 104.

34. Pashkova T.I. Mestnoe upravlenie… S. 139, 144, 171, 173.

35. Razryadnaya kniga 1475–1598 gg. (dalee – RK 1475–1598). M., 1966. S. 231; Razryadnaya kniga 1550–1636 gg. T. I. M., 1975 S. 172; Razryadnaya kniga 1475–1605 gg. (dalee – RK 1475–1605). T. II. Ch. 2. M., 1982. L. 458. S. 253.

36. Kuchkin V.A. Dogovornye gramoty… S. 259–262.

37. Belyakov A.V. Krest'yanskaya vojna pod predvoditel'stvom Stepana Razina v Meschere // Materialy i issledovaniya po ryazanskomu kraevedeniyu. T. 4. Ryazan', 2003. S. 38; RGADA, f. 141, d. 144 (1648 g.), l. 1–5.

38. Ieronim, arkhim. Ryazanskie dostopamyatnosti, sobrannye arkhimandritom Ieronimom, s primechaniyami I. Dobrolyubova. Ryazan', 1889. S. 40.

39. Belyakov A.V. Pistsovaya kniga mordovskikh syol Kadomskogo uezda 138-go (1629/30) goda // Srednevekovye tyurko-tatarskie gosudarstva. Vyp. 5. Kazan', 2013. S. 154–210.

40. Dubinskaya L.G. Sotsial'no-ehkonomicheskoe polozhenie krest'yan… S. 11–12.

41. Vel'yaminov-Zernov V.V. Issledovanie o kasimovskikh tsaryakh i tsarevichakh. Ch. 1–4. CPb., 1863–1887; Belyakov A.V. Chingisidy v Rossii XV–XVII vekov. Prosopograficheskoe issledovanie. Ryazan', 2011.

42. Istoriya tatar s drevnejshikh vremyon v semi tomakh. T. IV: Tatarskie gosudarstva XV–XVIII vv. Kazan', 2014; Iskhakov D.M. Ot srednevekovykh tatar k tataram novogo vremeni. Kazan', 1998; Rakhimzyanov B.R. Kasimovskoe khanstvo (1445–1552 gg.). Ocherki istorii. Kazan', 2009.

43. Belyakov A.V. Chingisidy v Rossii… S. 310–314.

44. Chelyapov V.P. Drevnerusskie pamyatniki… S. 413–426; Kuznetsov A.A. Gorodets na Volge: ot osnovaniya do 1238 goda // Gorodetskie chteniya: Materialy nauchno-prakticheskikh konferentsij VI Gorodetskie chteniya (6 dekabrya 2008 g.) i II Aleksandro-Nevskie chteniya (27 fevralya 2009 g.). Gorodets, 2009. S. 7–17; Seleznev F.A. Vopros o vremeni osnovaniya Gorodtsa v rossijskoj dorevolyutsionnoj istoriografii // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. 2012. № 1. S. 182–189.

45. Akhmetgalin F.A., Khamzin R.N., Belyaev A.V. Arkheologicheskie issledovaniya srednevekovogo Kasimova // Povolzhskaya arkheologiya. 2016. № 4. S. 182–201.

46. Belyakov A.V. Oglany (ulany) v Rossii vtoroj polovine XV–XVI veka // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Istoriya, filologiya. T. 13. 2014. Vyp. 8. S. 51–56.

47. Vel'yaminov-Zernov V.V. Ukaz. soch. Ch. 3. SPb., 1864. S. 147.

48. Azovtsev A.V. Novye istochniki po istorii zemlevladeniya kasimovskikh tatar // Russkij diplomatarij. Vyp. 5. M., 1999. S. 68–74; Deduk A.V. Gde nakhodilis' «Gus'» i «Gorodets» gramoty Shakh-Ali bin Shejkh-Auleara 1543 g? // Zolotoordynskoe obozrenie. 2018. T. 6. № 3. S. 635–643.

49. Belyakov A.V. Smotrennyj spisok kasimovskikh tatar tsaryova dvora i seitova polka 1623 g. // Ryazanskaya starina. 2004–2005. Vyp. 2–3. Ryazan', 2006. S. 358–380.

50. Vel'yaminov-Zernov V.V. Ukaz. soch. Ch. 1. SPb., 1863. S. 205–206.

51. Chelyapov V.P. Drevnerusskie pamyatniki… S. 423.

52. Akchurin M.M., Isheev M.R. Temnikov – gorod Temnika // Zolotoordynskoe obozrenie. 2017. T. 5. № 3. S. 629–658.

53. Belyakov A.V. Tatarskaya znat' na sluzhbe u Moskvy vo vtoroj polovine XV v. // Velikoe stoyanie na reke Ugre i formirovanie Rossijskogo tsentralizovannogo gosudarstva: lokal'nye i global'nye konteksty: Materialy vserossijskoj s mezhdunarodnym uchastiem nauchnoj konferentsii (30 marta – 1 aprelya 2017 g., Kaluga). Kaluga, 2017. S. 36.

54. Pripravochnyj spisok… S. 12.

55. Shitov V.N. Starokadomskoe poselenie // Trudy Mordovskogo nauchno-issledovatel'skogo instituta yazyka, istorii, literatury i ehtnografii. Vyp. 104. Drevnie poseleniya Primokshan'ya. Saransk, 1992. S. 104–125; Grishakov V.V. Keramika XIV–XVI vv. Ityakovskogo gorodischa // Tam zhe. S. 132.

56. Gosudarstvennyj arkhiv Ul'yanovskoj oblasti, f. 732, op. 3, d. 1, l. 1.

57. Zimin A.A. Formirovanie boyarskoj aristokratii v Rossii vo vtoroj polovine XV – pervoj treti XVI v. M., 1988. S. 224; RK 1475–1598. S. 26, 33, 69.

58. Akty sluzhilykh zemlevladel'tsev XV – nachala XVII veka. T. III. M., 2002. № 26. S. 22; RGADA, f. 1167, op. 1, d. 717, l. 2.

59. Tam zhe, f. 1209, op. 4, kn. 6034, l. 227; Napol'nikova P.K. Tsninskaya mordva… S. 29.

60. Belyakov A.V. Pistsovaya kniga mordovskikh syol… S. 154–210.

61. Moiseev M.V. Musul'manskaya politika Russkogo gosudarstva v ehpokhu Ivana Groznogo: diskussionnye aspekty // Quaestio Rossica. 2016. T. 4. № 1. S. 37–54; RGADA, f. 214, op. 1, kn. 11.

62. Rakhimzyanov B.R. Kasimovskoe khanstvo (1445–1552 gg.). Ocherki istorii. Kazan', 2009. S. 169.