Crisis of Russian Empire as a historiographical problem
Table of contents
Share
Metrics
Crisis of Russian Empire as a historiographical problem
Annotation
PII
S086956870004496-6-1
DOI
10.31857/S086956870004496-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Valentin Shelokhayev 
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Kirill Soloviev
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
142-157
Abstract

           

Received
25.03.2019
Date of publication
25.03.2019
Number of purchasers
30
Views
586
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
4224 RUB / 30.0 SU
1 На этапе подготовки Институтом российской истории РАН двадцатитомного издания истории нашего государства целесообразно привлечь внимание исследователей к творческому обсуждению проблемы кризисов Российской империи рубежа XIX – начала XX вв. Цель данной статьи – сформулировать понимание термина «кризис» и в рамках периода середины 1890-х гг. – начала Первой мировой войны охарактеризовать основные этапы изучения рассматриваемой проблемы в отечественной историографии.
2 Современный исследователь сталкивается с множественностью интерпретаций понятия «кризис» сторонниками различных «школ» и «школок» в отечественной и зарубежной историографии. В подавляющем большинстве случаев данное понятие по-прежнему используется для характеристики переходного состояния от «плохого» к «худшему». Согласно этой трактовке кризис неизбежно приводит к непредсказуемым катастрофическим переменам. Однако это суждение, по меньшей мере, представляется поверхностным и даже ошибочным. В современных общественных науках давно поставлен вопрос о возможности бескризисного существования в условиях поступательной деградации или стагнации1. Увядающее общество явно не способно к революционным взрывам. «Слабый организм», напрочь лишённый иммунитета», образно говоря, не подвержен лихорадке. Кризис – своего рода симптом «здоровья», хотя, конечно, сопряжённый с риском как для индивидуума, так и для общества и государства в целом.
1. См.: Koselleck R., Richter W.M. Crisis // Journal of the History of Ideas. Vol. 67. №. 2 (Apr., 2006), P. 357–400.
3 По сути кризис – это объективно необходимое транзитное состояние перехода из одного качества в другое. Он становится вызовом для системы, обусловливающим её последующее развитие. Перед социально-политической инженерией стоит задача «уловить» «кризисные сигналы» и попытаться перевести развитие страны в эволюционное русло. В противном случае, дальнейший сценарий может оказаться непредсказуемым. Правительству приходится постоянно подстраивать систему под перманентно меняющийся баланс сил, который выводит из равновесия вечно колеблющуюся конструкцию. Хотя бы временно утратив контроль над ситуацией, оно рискует стать безучастным свидетелем деструкции существующей политической модели.
4 В логике такого понимания кризиса не стоит представлять историю России как постоянное нарастание негативных тенденций. Напротив, кризис есть свидетельство роста, его необходимое условие. Неслучайно, что Великие реформы 1860–1870-х гг. лишь отчасти способствовали обострению социально-политического кризиса. Одновременно они стали мощным фактором появления новых институтов, практик, генезиса иных социальных групп, сфер деятельности, правда, с оговоркой: не везде и не для всех. Столь масштабные преобразования в такой большой многонациональной и многоконфессиональной стране, как Россия, обусловливали асинхронность развития её отдельных регионов, а также различных социальных страт. Известно, что Великие реформы проводились не повсеместно и не одновременно по всем краям страны, затрагивали не все сословные группы. Кроме того, курс реформ не затронул традиционную политическую систему, которая сама по себе оставалась важнейшим фактором дестабилизации2.
2. См.: Христофоров И.А. Великие реформы в контексте российской истории XIX века // Реформы в России. С древнейших времён до конца XX в. В 4 т. Т. 3 / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2016. С. 78–135.
5 Правительство, запустившее маховик масштабных преобразований, не могло угнаться за их последствиями. Пытаясь затормозить тогда, когда «экипаж нёсся на полной скорости», оно создавало немалые трудности для всей системы. Вполне рациональная задача её стабилизации, а также необходимость своевременной корректировки реформ предшествовавшего царствования в ряде случаев реализовывалась в таком режиме, будто бы и не было предыдущего 20-летнего опыта, когда в стране сформировалась новая интеллектуальная и социальная среда. В итоге даже весьма скромные отступления от курса Великих реформ общество воспринимало крайне болезненно, вызывая ответную реакцию со стороны власти.
6 В современной историографии весьма оправдано сомнение относительно термина «контрреформы». Преобразования эпохи Александра III не стали откатом к временам Николая I. Институты, созданные Великими реформами, развивались и после 1881 г. И всё же понятие «контрреформы» примечательно тем, что подчёркивает состояние кризиса социально-политической системы империи3. С особой остротой он повлиял на представителей интеллектуальной сферы. Им пришлось освоить наследие 1860–1870-х гг. Для одних оно было ярким свидетельством умозрительности канцелярского творчества, пытавшегося приноровить Россию к чуждому ей шаблону (не надеясь на реставрацию, они всё же мечтали о хотя бы о частичном восстановлении утраченного порядка). Для других эпоха Великих реформ не получила должного завершения, финальной точки в виде политической реформы поставлено не было. И тех, и других правительственные меры не удовлетворили, и царствование Александра III стало временем «контрреформ».
3. См.: Писарькова Л.Ф. Феномен российских реформ // Российская история. 2014. № 4. С. 19–20; Христофоров И.А. На пути к революции // Реформы в России… Т. 3. С. 184–187.
7 В итоге даже консервативное по духу правительство не могло не считаться с вызовами времени. Экономическое развитие России получило особое ускорение. Появились новые отрасли экономики, а вместе с ними и иные социальные страты. Россия бежала очень быстро, но в стремительно менявшейся стране оставалось немало «островков» асинхронного развития. А порой это были целые «континенты», которые правительственная власть рассчитывала оставить в девственном состоянии: например, общинный уклад крестьянства, правой статус этого сословия – дискриминируемого большинства российского населения.
8 Социально-экономические процессы, имевшие имманентную им логику развития, способствовали складыванию новых социальных рамок и разрушению прежних, сословных. Правила игры менялись сами собой: возник рабочий вопрос4, складывались предпринимательские организации5, увеличивалась в численности читающая публика, а значит «общество», с которым у правительства были давние счёты6.
4. Розенталь И.С. Рабочий вопрос в дореволюционной России // Отечественные записки. 2007. № 37(4). С. 181–195.

5. Петров Ю.А. Московская буржуазия вначале ХХ века: Предпринимательство и политика. М., 2002. С. 238–250.

6. Рейтблат А.И. От Бовы к Бальмонту и другие работы по исторической социологии русской литературы. М., 2009. С. 25, 48; Рубакин Н.А. Россия в цифрах. СПб., 1912. С. 89–90, 98; Малинова О.Ю. Общество, публика, общественность в России середины XIX – начала XX века. Отражения в понятиях практик публичной коммуникации и общественной самодеятельности // «Понятия о России»: К исторической семантике имперского периода. В 2 т. Т. 1. М., 2012. С. 428–463.
9 Нараставший ком проблем вроде бы со всей очевидностью свидетельствовал о критическом положении империи на рубеже XIX–XX в. Но как же поразительные по тем временам экономический рост, социальное развитие, выдающиеся достижения в области науки и культуры? Россия того времени – динамично менявшаяся страна, вызывавшая огромный интерес во всем мире7. Накапливавшиеся трудности – следствие кризиса роста, всегда сопряжённого с рисками.
7. См.: Россия накануне великих потрясений. Социально-экономический атлас / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2017.
10 В этой связи напрашивается вопрос о «системном кризисе» – понятии, широко используемом в историографии, но, к сожалению, не всегда корректно. Гуманитаристика, не имея разработанного терминологического аппарата, часто подменяет его поэтическими метафорами, начинёнными, скорее, эмоциями, нежели смыслами. Видимо, некоторым исследователями вердикт «системный кризис» в отношении Российской империи кажется более суровым, чем просто «кризис». Под этим словосочетанием подразумевается тотальное ухудшение всего, что только могло быть в России начала XX в. Соответственно, революционные события 1917 г. оказались неизбежной финальной главой затянувшейся катастрофы.
11 Подобная интерпретация «системного кризиса» была неприемлема и для лучших образцов советской историографии. Серьёзные подвижки в социально-экономической сфере начала XX столетия отрицать невозможно. Однако, отмечали авторы одной коллективной монографии по теме, именно динамичные изменения способствовали разбалансировке системы, тем самым способствуя нарастанию классовых противоречий8. Иными словами, в их интерпретации системный кризис – это свидетельство его роста, но продуцировавшего непомерные для системы риски.
8. См.: Кризис самодержавия в России, 1895–1917 / Отв. ред. В.С. Дякин. Л., 1984. С. 12–29.
12 Все эти стратегии анализа кризисных явлений в дореволюционной России упускают из вида человека, так или иначе оценивавшего окружавшие его реалии. Он, будучи предвзятым, чаще всего даже не стремился к объективности, в его ментальной картине мира порой изначально были расставлены «плюсы» и «минусы». Важно не только то, как индивид вписывался в окружавшую его социальную жизнь, но и как та встраивалась в его мировоззренческую картину. Интеллектуальная рамка, накладывавшаяся на политическую, социальную, экономическую сферы, создавала то напряжение, которое становилось причиной зарождения и обострения кризисных явлений.
13 Интеллектуальная жизнь России разворачивалась в нескольких плоскостях, в каждой из которых существовали свои и скорости, и логика развития. Тяжеловесная законотворческая машина империи не была предназначена для стратегического планирования, что стимулировало поиск активно включившегося в разработку альтернативных вариантов её развития инициативного меньшинства9. В пореформенный период интеллектуальная среда в стране ещё более дифференцировалась, а былые кружки и салоны трансформировались в идейно-политические направления общественной мысли, а затем и общественного движения. Именно они стали важнейшими факторами, оказавшими несомненное влияние на все сферы жизни тогдашней России10.
9. См.: Соловьёв К.А. Политическая система Российской империи в 1881–1905 гг.: проблема законотворчества. М., 2018.

10. Шелохаев В.В., Соловьёв К.А. Общественное движение в России (методологические и историографические проблемы) // Россия XXI. 2018. № 4. С. 144–167.
14 Но сама общественная мысль была дисперсной. Каждое из её направлений подразумевало реализацию проекта, исключавшего возможность другого, альтернативного. Представители общественности, обвинявшие правительственные сферы в неспособности услышать иную точку зрения, имели тот же недостаток. В силу этой причины пространство общественной мысли подразумевало бои и столкновения, а не диалог и компромиссы11. Естественно, само понимание переживаемого Россией кризиса, а также приписываемые методы его лечения существенно отличались на разных флангах общественной мысли. Современная историография, нередко продолжающая партийные традиции столетней давности, часто воспроизводит подобного рода интерпретацию российских реалий того периода.
11. См.: Модели общественного переустройства России. XX век / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2004.
15 Кризис – это, кроме прочего, состояние умов той части общества, которая склонна оценивать и осмыслять социально-политические реалии. Она или разочарована, или находится в тревожном ожидании чего-то большего и, естественно, лучшего. Бытующие в обществе интеллектуальные коды могут драматически расходиться друг с другом. Кризис – это не столько проблемы, сколько отношение к ним. Осмыслять кризис означает искать пути его преодоления или, напротив, пытаться сыграть на слабости существующей политической системы, оказавшейся в затруднительном положении. В любом случае, общественная рефлексия в кризисной ситуации – важный шаг в её развитии.
16 В этой связи было бы легкомысленным считать интеллектуальный процесс лишь «довеском» к институциональной истории. Ситуация, видимо, прямо противоположная. Отсутствие общего языка описания социальных реалий и столь характерная для того времени идеологическая сшибка свидетельствовали о разбалансировке системы, которая могла вернуть себе состояние равновесия, только качественно преобразившись в глазах всё того же общества – активного участника политической жизни в России. При этом надо иметь в виду своеобразие общественной жизни в центре и на периферии, во «внутренних губерниях» России империи и на её окраинах12. Хотя бы по этой причине можно говорить о различных кризисах, развернувшихся в одной стране.
12. См.: Западные окраины Российской империи / Под ред. М.Д. Долбилова, А.И. Миллера. М., 2006.
17 Подчеркнём, что понятие «кризис» не несёт в себе сугубо негативную коннотацию. Такого рода явления – органическая часть развивающейся исторической реальности, они фиксируют наступление перехода одного качества в другое.
18 Ошибочна и безоговорочная увязка кризиса с революцией. Последняя без первого невозможна, но кризис лишь в редких случаях имеет своим следствием революцию (ведь не всегда болезнь приводит к летальному исходу)13. Представление о кризисе как о фатальном для системы явлении отражается и на современном состоянии историографии. Одни исследователи отказываются признавать какие-либо кризисные явления в жизни страны (вполне справедливо отмечая позитивные тенденции её развития), другие видят в ней только кризис, с трудом приноравливая свои взгляды к сопротивляющемуся фактическому материалу.
13. Теория и методы в современной политической науке. Первая попытка теоретического синтеза / Под ред. С.У. Ларсена. М., 2009. С. 371–387.
19 Историографическое осмысление кризисных явлений в жизни Российской империи 1900-х гг. тогда же и началось14. Разумеется, речь идёт о публицистике, несвободной от политических симпатий. Российские интеллектуалы находились в «параллельных вселенных». Их картина мира расходилась кардинальным образом, как, например, у народников и социал-демократов. Характерные для них мировоззренческие подходы позднее не только легли в основу разнонаправленных моделей преобразования России, но и оказали немалое влияние на будущие исторические исследования. По сути в дооктябрьской и эмигрантской историографии не было специальных трудов, где проблема кризиса империи рассматривалась бы комплексно. Единственное исключение представляет изданная в США книга П.Н. Милюкова «Россия и ее кризисы», в основу которой были положены лекции, прочитанные автором в Чикагском университете15.
14. Шингарёв А.И. Заболеваемость населения в Воронежской губернии в 1898–1902 гг. по карточной регистрации врачебных амбулаторий. В 2 т. Воронеж, 1906; Шингарёв А.И. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежского уезда. Воронеж, 1907; Винавер М.М. Конфликты в первой Думе // Первая Государственная дума. В 3 вып. Вып. 1. СПб., 1907; Изгоев А.С. Русское общество и революция. М., 1910; Изгоев А.С. П.А. Столыпин. Очерк жизни и деятельности. М., 1912; Эпштейн Е. Финансово-экономическое обозрение // Ежегодник газеты «Речь» на 1912 год. СПб., 1912; Туган-Барановский М.И. Народное хозяйство // Ежегодник газеты «Речь» на 1913 год. СПб., 1913; Новгородцев П.И. Введение в философию права. СПб., 2000.

15. Milyoukov P. Russia and its crisis. Chicago; L., 1905; см.: Медушевский А.Н. Неолиберальная концепция конституционных кризисов в России // П.Н. Милюков: историк, политик, дипломат / Отв. ред.?. М., 2000.
20 Советские исследователи о кризисе Российской империи писали много, правда, под определённым углом зрения, вполне очевидным, если иметь в виду тенденции развития исторической науки. Учёные были вынуждены следовать партийным установкам, что определяло и выбор проблематики их исследований, и отбор источников. Тем не менее даже при наличии цензуры и партийного контроля сама логика исследовательского процесса подталкивала авторов на каждом новом историографическом этапе расширять диапазон изучаемого вопроса, углублять и уточнять ранее достигнутые результаты.
21 Кроме того, проблематика кризиса Российской империи (относилась к числу магистральных) была не только политизирована, но и весьма идеологизирована. Разрабатывая данную тему, историки должны были обосновывать неминуемость революционных потрясений в стране. С момента прихода большевиков к власти и вплоть до середины 1930-х гг. (до выхода в свет «Краткого курса истории ВКП(б)») представители «красной профессуры» основное внимание сосредоточили на характеристике движущих сил революции – пролетариата и беднейшего крестьянства. Картина политического процесса в императорской России оставалась монохромной16 и подразумевала титаническую борьбу сил добра и зла, которая неминуемо должна была завершиться триумфальным шествием новой власти. Прелюдией к ней стала Первая российская революция, которая, естественно, интерпретировалась как неудачная. Вместе с тем исследователи с неизбежностью касались целого ряда социально-политических сюжетов, характеризуя расстановку классовых сил, деятельность I и II Государственных дум17. Анализируя предпосылки революции 1905–1907 гг., учёные делали акцент на расслоении и даже пауперизации крестьянства, на расширении форм и методов социальной войны в деревне и городе18.
16. См.: Покровский М.Н. Очерки по истории революционного движения в России XIX и XX вв. М., 1924. С. 185; Петропавловский С. Дворянство, бюрократия и монархия перед Февральской революцией // Пролетарская революция. 1922. № 8; Василевский И.М. Николай II. Пг., 1923; Любош С. Последние Романовы. Л., 1924; Заславский Д.О. Последний временщик Протопопов. Л., 1927; Мстиславский С. Гибель царизма. Л., 1927.

17. См.: Слепков А. Борьба классов и партий в первой Государственной думе. Пг., 1923; он же. Борьба классов и партий во второй Государственной думе. М., 1924; Томсинский С.Г. Борьба партий и классов в первой Государственной Думе. Ростов н/Д, 1924; Сеф С.Е. Буржуазия в 1905 году: по неизданным архивным материалам. М.; Л., 1926; Самойлов Ф.Н. Большевики в IV Государственной думе. М., 1931.

18. Граве Б.Б. К истории классовой борьбы в России в годы империалистической войны. Июль 1914 г. – февраль 1917 г. Пролетариат и буржуазия. М.; Л., 1926; Балабанов М. Царская Россия XX в. Харьков, 1927.
22 В тот же период появился ряд интересных документальных публикаций, которые хотя и широко использовались в пропагандистских целях, но всё же способствовали расширению проблемного поля будущих исследований19 (например, материалы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства20, воспоминания участников революции 1905–1907 гг.21). Много интересных документов было опубликовано в журналах «Красный архив», «Каторга и ссылка»22.
19. См.: Материалы по истории профессионального движения в России. Сборник / Сост.? № 1–5. М., 1925–1927; Общепрофессиональные органы 1905–1907 гг. / Под ред.? Вып. 1. М., 1926; Материалы по истории профессионального движения в Петербурге за 1905–1907 гг. Л., 1926; 1905. Еврейское рабочее движение. Обзор, материалы и документы / Сост.? М.; Л., 1928; Хроника рабочего и профессионального движения в 1905 г. // Вопросы профдвижения. 1935. № 2–12.

20. Падение царского режима. Стенографические отчёты допросов и показаний, данных в 1917 г. Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства / Под ред. П.Е. Щёголева. Т. 1. Л., 1924; Т. 2, 3, 4. Л., 1925; Т. 5, 6. М.; Л., 1926; Т. 7. М.; Л., 1927.

21. История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях: Аннотированный указатель книг и публикаций в журналах / Под ред. П.А. Зайончковского. Т. 4. Ч. 2. М., 1984.

22. См.: Красный архив. Исторический журнал, 1922–1941. Аннотированный указатель содержания. М., 1960.
23 После выхода «Краткого курса…» и массовых репрессий 1930-х гг. (непосредственно коснувшихся представителей исторического цеха) положение в исторической науке существенно изменилось. Наряду с сокращением документальных публикаций (в том числе из-за закрытия ряда исторических журналов) усилилась «цензурная селекция» новых источников. Как и в предшествующий период, акцентировалось внимание на изучение истории партии большевиков и её борьбу с идейно-политическими противниками всех направлений, на разоблачении внутренней и внешней политики царского правительства. Продолжалось изучение различных социальных и национальных движений, освещение деятельности Государственной думы23. Также наметилась тенденция перехода от индивидуальных монографий к коллективным трудам обобщающего плана, написанных согласно концепции «Краткого курса…»24.
23. См.: Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в революции 1905–1907 гг. М.; Л., 1939; Фурман И.Г. Первая Государственная дума: Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1950.

24. Маслов Н.Н. «Краткий курс истории ВКП(б) – энциклопедия и идеология сталинизма и постсталинизма, 1938–1988 гг. // Советская историография (Россия, XX век). М., 1996. С. 240–273.
24 В 1950-х гг., воспользовавшись санкционированной сверху «либерализацией», исследователи, прежде всего академических институтов, пытались раздвинуть горизонты исторической науки. В результате появились новые исследовательские сюжетные линии. Речь идёт об углублённой разработке экономических и финансовых проблем, изучении социальных структур, политических институтов, новых форм социальных движений, истории российских политических партий, в том числе национальных и т.д.25 Одновременно начался настоящий бум в публикации документов и материалов по различным проблемам пореформенной России26. В этой связи следует выделить 18-томное издание по истории Первой российской революции27, сборники документов и материалов по крестьянскому и рабочему движению28.
25. Сидельников С.М. Образование и деятельность Первой Государственной думы. М., 1962; Бовыкин В.И. Революция 1905–1907 гг. М., 1965; Пясковский А.В. Революция 1905–1907 гг. в России. М., 1966; Першин П.Н. Аграрная революция в России. В 2 кн. М., 1966.

26. Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Документы и материалы. Март–октябрь 1917 г. / Сост.? Ч. 1–2. М.; Л., 1957; Ч. 3. 1967.

27. Революция 1905–1907 гг. в России. Документы и материалы. В 18 т. / Сост.? М., 1955.

28. Профсоюзы СССР. Документы и материалы. В 4 т. / Сост.? М., 1963; Крестьянское движение в России. Июнь 1907 – июль 1914 гг. Сборник документов / Под ред. А.П. Шапкарина. М.; Л., 1966; В.И. Ленин о социальной структуре и политическом строе капиталистической России. М., 1970; Проблемы социально-экономической истории России. Сборник статей / Сост.? М., 1971; Рабочее движение в России в 1901–1904 гг. Сборник документов / Сост. В.И. Вельбель, Н.Н. Доржиев, Н.А. Мальцева. Л., 1975; Хроника рабочего движения в России: июнь 1907 г. – декабрь 1910 г. / Отв. ред. И.М. Пушкарёва. Ч. 1–4. М., 1981–1982.
25 На необходимость новых подходов в разработке комплекса проблем отечественной истории рассматриваемого периода обратили внимание представители «нового направления» в науке, представленного в докладе партийного бюро Института истории АН СССР. Это был развёрнутый, теоретически и методологически обоснованный план переориентации советской исторической науки. В этой логике предполагалось раскрыть запутанные и противоречивые тенденции экономического развития, сложносоставную структуру сохранявшегося сословного российского общества, переплетение различных форм социальных, национальных и конфессиональных движений, показать диалектику и логику взаимодействия и противостояния власти и общества. Авторы вплотную подошли к проблеме альтернатив в истории, вариативности исторического процесса. Демонстрируя многомерность социального, политического, экономического пространств, исследователи невольно «раздвигали» коридор предоставленных судьбой действующей власти возможностей, и, соответственно, ставили под сомнение предопределённость революционных потрясений. В рамках такого подхода можно было признать реформу реальной альтернативой революции, а кризис империи – тяжёлым, но всё же излечимым «заболеванием». Таким образом, сама логика исторического исследования подводила авторов к выводам, которые противоречили бытовавшим догмам.
26 В 1960-х – начале 1970-х гг. разделявшие данные теоретические подходы отечественные историки создали «пионерские» исследования по некоторым ключевым проблемам пореформенной России: экономическое развитие29, аграрно-крестьянский30 и рабочий вопросы31, предпосылки трёх революций, роль в них классов, социальных групп, политических партий и общественных организаций32. Однако Отдел науки ЦК КПСС негативно воспринял результаты данных изысканий. Он усмотрел в них попытку «размывания» марксистско-ленинской методологии и прямую «ревизию», например, таких догматически понятых положений, как союз пролетариата с беднейшим крестьянством, неизменная устойчивость гегемонии пролетариата вне зависимости от изменившихся исторических условий и соотношении классовых сил, тотальное ухудшение материального положения рабочего класса и крестьянства в эпоху капитализма и т.д.
29. См.: Волобуев П.В. Монополистический капитализм в России и его особенности. М., 1956; Волобуев П.В. Об особенностях загнивания монополистического капитализма в России // Вопросы экономики. 1958. № 2; Волобуев П.В. Предпринимательские организации русской буржуазии в дни Октября (Публикация протокольной записи заседания Совета Петроградского общества заводчиков и фабрикантов) // Исторический архив. 1959. № 3.

30. Тарновский К.Н. Проблемы аграрной истории России периода империализма в советской историографии (1917–1930) // Исторические записки. Т. 78. М., 1965. С. 31–63; Тарновский К.Н. Проблемы аграрной истории России периода империализма в советской историографии конца 30-х – первой половины? 50-х гг. // Исторические записки. Т. 83. М., 1969. С. 196–222.

31. Тарновский К.Н. Социально-экономическая история России. Начало XX в. Советская историография середины 50-х – 60-х годов. М., 1990. С. 200, 249.

32. Аврех А.Я. В.И. Ленин о революционной ситуации. М., 1964; Аврех А.Я. Столыпин и Третья Дума. М., 1968; Аврех А.Я. Царизм и IV Дума, 1912–1914 гг. М., 1981; Аврех А.Я. Распад третьеиюньской системы. М., 1985.
27 Разгром «нового направления» отнюдь не способствовал развитию исторической науки, тем не менее окончательно «перекрыть кислород» учёным и совершить поворот к концепции «Краткого курса…» вышеназванный отдел не смог33. В 1970–1980-х гг., несмотря на чинимые идеологические преграды (перестановка кадров, переформатирование тематики, предпочтение коллективным, а не индивидуальным монографическим исследованиям, предварительное заслушивание докладов и сообщений, представленных на научные конференции всех уровней и т.п.) не удалось «блокировать» идеи, сформулированные представителями «нового направления». Разработанные ими концепции нашли отклик у молодого поколения исследователей. В своих «прорывных» фундаментальных работах по экономической34, социальной35 и политической истории Российской империи второй половины ХIХ – начала ХХ в.36 учёные отказались от линейного изображения процессов и явлений прошлого, пытаясь рассмотреть их комплексно, с учётом многофакторности и альтернатив. Начались изыскания по проблемам истории средних городских слоёв37, профессиональных союзов, общественных организаций38, местного самоуправления39, религии и церкви40, высшей и средней школы41, печати и др.
33. Поликарпов В.В. «Новое направление» 50–70-х гг.: последняя дискуссия советских историков // Советская историография (Россия, XX век). М., 1996. С. 349–400; Шепелева В.Б. Историографическая судьба «нового направления» // Мир историка. XX век. М., 2002. С. 219–257; Булдаков В.П. «Новое направление» в историографии (К 90-летию со дня рождения академика П.В. Волобуева) // Преподавание истории и обществознания в школе. 2013. № 5. С. 3–14.

34. Анфимов А.М. Крупное помещичье хозяйство Европейской России. Конец ХIX – начало ХХ в. М., 1969; Анфимов А.М. Крестьянское хозяйство Европейской России. 1881–1904. М., 1980; Анфимов А.М. Экономическое положение и классовая борьба крестьян европейской России. 1881–1904 гг. М., 1984; Ананьич Б.В. Россия и международный капитал. 1897–1914. Л., 1970; Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала в России, конец XIX в. М., 1984; Корелин А.П. Сельскохозяйственный кредит в России, конец XIX – начало ХХ в. М., 1988; Зырянов П.Н. Крестьянская община европейской России, 1907–1914 гг. М., 1992.

35. Лаверычев В.Я. Царизм и рабочий вопрос в России (1861–1917). М., 1972; Пушкарёва И.М. Железнодорожники России в буржуазно-демократических революциях. М., 1975; Пушкарёва И.М. Рабочее движение в России в период реакции. 1907–1910. М., 1989; Крузе Э.Э. Положение рабочего класса России в 1900–1914 гг. Л., 1976; Кирьянов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России. Конец XIX – начало ХХ в. М., 1979; Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России. 1861–1904 гг. Состав, численность, корпоративная организация. М., 1979; Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900–1917 гг. М., 1981; Рабочий класс в Первой российской революции 1905–1907 гг. М., 1981; Желтова Н.А. Структура рабочего класса России 1910–1914 гг. М., 1987.

36. Старцев В.И. Русская буржуазия и самодержавие в 1905–1917 гг. Л., 1977; Дякин В.С. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907–1911 гг. Л., 1978; Дякин В.С. Буржуазия, дворянство и царизм в 1911–1914 гг. Л., 1988; Соловьёв Ю.Б. Самодержавие и дворянство в 1902–1907 гг. Л., 1981; Соловьёв Ю.Б. Самодержавие и дворянство в 1907–1914 гг. Л., 1990; Королёва Н.Г. Первая российская революция и царизм (Совет министров России в 1905–1907 гг.). М., 1982; Боханов А.Н. Буржуазная пресса России и крупный капитал. Конец XIX в. – 1914. М., 1984; Шацилло К.Ф. Русский либерализм накануне революции 1905–1907 гг. Организация. Программы. Тактика. М., 1985; Симонова М.С. Кризис аграрной политики царизма накануне Первой российской революции. М., 1987; Шепелев Л.Е. Царизм и буржуазия в 1905–1914 гг. Проблемы торгово-промышленной политики. Л., 1987; Ганелин Р.Ш. Российское самодержавие в 1905 г. Реформы и революция. Л., 1991; Боханов А.Н. Крупная буржуазия России. М., 1992.

37. Борьба за массы в трёх революциях в России. Пролетариат и средние городские слои / Отв. ред.? М., 1981.

38. Степанский А.Д. Самодержавие и общественные организации России на рубеже XIX–XX вв. М., 1980; Степанский А.Д. Общественные организации в России на рубеже XIX–XX веков. М., 1982.

39. Пирумова Н.М. Земское либеральное движение: социальные корни и эволюция до начала ХХ в. М., 1977.

40. Зырянов П.Н. Православная церковь в борьбе с революцией 1905–1907 гг. М., 1984; Зырянов П.Н. Церковь в период трёх российских революций // Русское православие. Вехи истории. М., 1989. С. 380–437.

41. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX – начале XX века. М., 1991.
28 В начале 1980-х гг. наметилась тенденция к пересмотру традиционных оценок российских политических партий («помещичьи», «буржуазные», мелкобуржуазные», «контрреволюционные» и проч.)42. Например, по-новому их классифицировать, определив ролевые функции в период трёх российских революций попытались авторы коллективного труда «Непролетарские партии России»43. Одновременно были применены количественные методы в исследовании партий, что позволило «увязать» проблемы их генезиса, формирования и функционирования с общими процессами экономического, социального и политического развития России данного периода44.
42. Гусев К.В. Крах партии левых эсеров. М., 1963; Гусев К.В. Партия социалистов-революционеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. М., 1970; Тютюкин С.В. Война, мир, революция. Идейная борьба в рабочем движении России в 1914–1917 гг. М., 1972; Тютюкин С.В. Первая российская революция и Г.В. Плеханов. М., 1981; Тютюкин С.В. Июльский политический кризис 1906 г. в России. М., 1991; Спирин Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. – 1920 г.). М., 1977; Ерофеев Н.Д. Народные социалисты в Первой русской революции. М., 1979; Шелохаев В.В. Кадеты – главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905–1907 гг. М., 1983; Шелохаев В.В. Партия октябристов в период первой российской революции. М., 1987; Колесниченко Д.А. Трудовики в период первой российской революции. М., 1985; Алексеева Г.Д. Критика эсеровской концепции Октябрьской революции. М., 1989; Алексеева Г.Д. Народничество в России в ХХ веке. Идейная эволюция. М., 1990.

43. Непролетарские партии России в 1917 году и годы Гражданской войны. М., 1980; Непролетарские партии в России. Урок истории. М., 1984; Непролетарские партии России в трёх революциях. М., 1989.

44. См.: Киселеё И.Н., Корелин А.П., Шелохаев В.В. Политические партии в России в 1905–1907 гг.: численность, состав, размещение // История СССР. 1990. № 4.
29 В изучении русской деревни второй половины ХIХ – начала ХХ в. мобилизующую роль сыграли Всесоюзные аграрные симпозиумы. В результате увидели свет работы соответствующей тематики, в которых разрабатывались новые сюжеты: особенности мировосприятия крестьян, их приговоры, крестьянские Советы и т.д.45 Что касается традиционной в отечественной историографии проблемы – рабочего класса, была предпринята плодотворная попытка дифференцировано показать положение различных групп рабочих, формирование их мировоззрения, разнообразные формы массовых выступлений, взаимоотношения с предпринимательским классом и правительственными институтами46.
45. Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы (далее – Ежегдник…). 1958 г. Таллин, 1959; Ежегодник… 1959 г. М., 1961; Ежегодник… 1960 г. Киев, 1962; Ежегодник… 1961 г. Рига, 1963; Ежегодник… 1962 г. Минск,1964; Ежегодник… 1963 г. Вильнюс, 1964; Ежегодник… 1964 г. Кишинёв, 1966; Ежегодник… 1965 г. М., 1970; Ежегодник… 1966 г. М., 1971; Ежегодник… 1968 г. Л., 1972; Ежегодник… 1969 г. Киев, 1979; Ежегодник… 1970 г. Рига, 1977; Ежегодник… за 1971 год. Вильнюс, 1974; Тезисы докладов и сообщений XIV сессии Межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (Минск–Гродно, 25–29 сентября 1972 г.) / Сост.?. М., 1972; Материалы XV сессии симпозиума по аграрной истории СССР / Отв. ред.? Вып. 1. Вологда, 1976; XXV съезд КПСС и задачи историков-аграрников. XVI сессия, симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Тезисы докладов и сообщений. Кишинёв. 29 сентября – 2 октября 1976 г. / Отв. ред.? М., 1976; Место и роль крестьянства в социально-экономическом развитии общества. Тезисы докладов и сообщений XVII сессии симпозиума по изучению проблем аграрной истории / Отв. ред.? Ростов-на-Дону, 21–25 сентября 1978 г. М., 1978; Социально-политическое и правовое положение крестьянства в дореволюционной России / Отв. ред.? Воронеж, 1983; XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР (Социально-политическое развитие деревни). Тезисы докладов и сообщений XIX сессии Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Уфа, 30 сентября – 3 октября 1982 г. / Отв. ред.? М., 1982; Социально-демографические процессы в российской деревне (XVI – начало XX в.). Материалы XX сессии Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории Отв. ред.? Таллин, 1986; Итоги и задачи изучения аграрной истории СССР в свете решений XXVII съезда КПСС. XXI сессия Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Тезисы / Отв. ред.? М., 1986; Взаимосвязи города и деревни в их историческом развитии. XII сессия Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Тезисы докладов и сообщений / Отв. ред.?. Минск, 11–14 октября 1989 г. М., 1989; История крестьянства СССР. В 5 т. / Отв. ред.? М., 1986–1990.

46. См.: Российский пролетариат: облик, борьба, гегемония / Под. ред.? М., 1970; Борьба за массы в трёх революциях в России. Пролетариат и средние городские слои / Под. ред.? М., 1981; Рабочий класс в первой российской революции 1905–1907 гг. / Под ред.? М., 1981; Рабочий класс России. 1907 – февраль 1917 / Под. ред.? М., 1982; Розенталь И.С. О количестве, численности и составе профсоюзов в царской России // История СССР. 1984. № 1.
30 В 1960–1980-х гг. наметились существенные сдвиги не только в расширении исследовательских тем, но и в их интерпретации. На данном этапе возникли и предпосылки для качественного перехода к осмыслению всего комплекса проблем пореформенного развития России в 1990-е гг.47 Это позволило расширить представления о параметрах, глубине кризиса этого периода в целом, и в частности в социальной48, экономической49, внешнеполитической50 и других сферах жизни страны.
47. Логунов А.П. Кризис исторической науки или наука в условиях общественного кризиса: отечественная историография 80 – начала 90-х гг. // Советская историография (Россия, XX век). С. 447–487.

48. Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно-классовая структура России в конце XIX – начале XX вв. М., 2004; Шацилло М.К. Социальный состав буржуазии в России в конце ХIХ века. М., 2004.

49. См.: Тарновский К.Н. Мелкая промышленность России в конце XIX – начале XX вв. М., 1995; Дякин В.С. Деньги для сельского хозяйства, 1892–1914 гг. СПб., 1997; Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы. Конец ХIХ в. – 1914 г. М., 1998; Бовыкин В.И. Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны. М., 2001; Поликарпов В.В. От Цусимы к Февралю. Царизм и военная промышленность в начале XX века. М., 2008; Грузинов А.С. Хозяйственный комплекс князей Абамелек-Лазаревых во второй половине XIX – начале XX в. М., 2009; Экономическая история России с древнейших времён до 1917 г. Энциклопедия / Отв. ред. Ю.А. Петров. Т. 1–2. М., 2008–2009.

50. Игнатьев А.В. Внешняя политика России, 1907–1914. Тенденции. Люди. События. М., 2000; Игнатьев А.В. Внешняя политика России в конце XIX – начале XX века. М., 2011; Рыбачёнок И.С. Россия и Первая конференция мира в Гааге 1899 года. М., 2004; Рыбачёнок И.С. Закат великой державы. Внешняя политика России на рубеже XIX–XX вв.: цели, задачи и методы. М., 2012; Кострикова Е.Г. Российское общество и внешняя политика накануне Первой мировой войны. 1908–1914. М., 2007; Кострикова Е.Г. Геополитические интересы России и славянский вопрос. Идейная борьба в российском обществе в начале ХХ века. М., 2017.
31 Окончательное освобождение от идеологических пут способствовало интеграции отечественной науки в мировую. Во-первых, это позволило снять прежние идеологические барьеры, мешавшие открытым и систематическим контактам российских и зарубежных исследователей. Те и другие получили доступ к архивным документам и материалам, возможность свободного обмена мнениями, совместных публикаций источников, участия в реализации коллективных научных проектов. В этой связи стоит обратить внимание на плодотворное участие исследователей в работе ленинградских (а затем и петербургских) научных форумов51, на совместную подготовку фундаментальной публикации материалов российских политических партий52.
51. Реформы или революция? Россия, 1861–1917. Материалы международного коллоквиума историков / Отв. ред.? СПб., 1992; Анатомия революции. 1917 год в России: массы, партия, власть / Отв. ред.? СПб., 1994; Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций. 1861 – февраль 1917 г. / Отв. ред.? СПб., 1997; Россия и Первая мировая война (материалы международного научного коллоквиума) / Сост.?. СПб., 1999.

52. Меньшевики в 1917 году. В 3 т. / Под общ. ред. З. Галили, А. Ненарокова, Л. Хеймсона. Т. 1. М., 1994; Т. 2. М., 1995; Т. 3. Ч. 1. М., 1996; Т. 3. Ч. 2. М., 1997.
32 Отечественные авторы сделали мощный прорыв в издании массива исторических источников второй половины ХIХ – начала ХХ в., что обусловило существенные подвижки по всем тематическим и сюжетным линиям данного периода53. Современные исследователи уделяют особое внимание изучению проблем альтернативности исторического процесса, которые в той или иной форме были обозначены в трудах представителей «нового направления». Это позволило расширить представления о гипотетически возможных вариантах развития событий прошлого. В этой связи можно уверенно заявить, что вплоть до февраля 1917 г. в России сохранялся реальный шанс избежать революционной катастрофы.
53. П.А. Столыпин. Программа реформ. В 2 т. / Отв. ред.? М., 2002–2003; Тайна убийства Столыпина. М., 2003; П.А. Столыпин. Переписка / Сост.? М., 2004; П.А. Столыпин. Грани таланта политика. М., 2006; П.А. Столыпин глазами современников / Отв. ред.? М., 2008; Особые журналы Совета министров Российской империи. 1909–1917 гг. 1906 год / Под ред. Б.Д. Гальпериной. М., 2011; 1907 год. М., 2011; 1908 год. М., 2011; 1909 год. М., 2000; 1910 год. М., 2001; 1911 год. М., 2002; 1912 год. М., 2004; 1913 год. М., 2005; 1914 год. М., 2006; 1915 год. М., 2008; 1916 год. М., 2008; 1917 год. М., 2009. См. также 58-томную публикацию «Политические партии России. Документальное наследие»: Анархисты. Документы и материалы. 1883–1935 гг. В 2 т. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. В.В. Кривенький. М., 1998–1999; Либеральное движение в России, 1902–1905 гг. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Д.Б. Павлов, авторы примеч. О.Н. Лежнева, Д.Б. Павлов. М., 2001; Правые партии. Документы и материалы. В 2 т. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Ю.И. Кирьянов. М., 1998; Протоколы Центрального комитета Конституционно-демократической партии. В 6 т. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Н.И. Канищева, Д.Б. Павлов. М., 1994–1999; Съезды и конференции Конституционно-демократической партии. В 3 т. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Н.И. Канищева. М., 1997–2000; Партия «Союз 17 октября». Протоколы съездов и заседаний ЦК. В 2 т. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Д.Б. Павлов. М., 1996–2000; Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы. В 3 т. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Н.Д. Ерофеев. М., 1996–2000; Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. В 3 т. / Сост.? М., 2000–2015; Объединённое дворянство. Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. В 3 т. / Отв. ред.? М., 2001–2002; Трудовая народно-социалистическая партия. Документы и материалы / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. А.В. Сыпченко, К.Н. Морозов. М., 2003; Партия демократических реформ, мирного обновления, прогрессистов. Документы и материалы, 1906–1916 гг. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Н.Б. Хайлова. М., 2002; Союз эсеров-максималистов. 1906–1924 гг. Документы, публицистика / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. Д.Б. Павлов. М., 2002; Партии российских промышленников и предпринимателей. Документы и материалы, 1905–1906 гг. / Отв. ред. В.В. Шелохаев, сост. В.Ю. Карнишин. М., 2004; Конференции РСДРП 1912 года: документы и материалы / Сост. Ю. Н. Амиантов, К.Г. Ляшенко, И.С. Розенталь, З.И. Перегудова, З.Н. Тихонова; пер. с нем. С.А. Гаврильченко. М., 2008; Бунд: документы и материалы, 1894–1921 / Сост. Ю. Н. Амиантов, перечислите остальных! М., 2010.
33 В этой связи в новейшей историографии критически воспринимаются идеи некоторых исследователей 1960–1980-х гг., заявлявших о тотальной безальтернативности развития событий начала ХХ в.54 Начавшийся же процесс подробного изучения комплекса правительственных реформ второй половины ХIХ – начала ХХ вв. позволяет лучше понять их содержание, характер и направление, а также базовые причины неудачи правительственного эксперимента55.
54. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII–начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2 т. СПб., 1999; Миронов Б.Н. Российская империя от традиции к модерну. В 3 т. СПб., 2015; Миронов Б.Н. Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII – начало XX века. 2-е изд., испр., доп. М., 2012; Давыдов М.А. Очерки аграрной истории России в конце XIX – начале XX вв. (по материалам транспортной статистики и статистики землеустройства). М., 2003; Давыдов М.А. Всероссийский рынок в конце XIX – начале XX вв. и железнодорожная статистика. М., 2010; Давыдов М.А. Двадцать лет до Великой войны: российская модернизация Витте – Столыпина. СПб., 2016.

55. См.: Реформы в России… Т. 3.
34 Таким образом, современным историкам необходимо осмыслить социально-политический процесс начала XX столетия как стремительные изменения, которые предоставляли стране шанс на эволюционное развитие, и вместе с тем были чреваты потрясениями. В «веере» существовавших на тот момент альтернатив политическим игрокам приходилось делать судьбоносный выбор, попутно решая важнейший для них вопрос – о власти. Ситуация выбора и есть своего рода кризис, который заметно чаще решается эволюционным, а не революционным путём.
35 Встал вопрос и о моделях преобразования страны, разработанных представителями различных направлений общественной мысли. Эта проблема отражена как в индивидуальных монографических исследованиях56, коллективных трудах и серии специальных энциклопедий, подготовленных отечественными и зарубежными исследователями57. Это позволило осуществить сравнительный анализ консервативной, либеральной и социалистической моделей преобразования России в рамках довольно длительного исторического отрезка58.
56. Секиринский С.С., Филиппова Т.А. Родословная российской свободы. М., 1993; Секиринский С.С., Шелохаев В.В. Либерализм в России. Очерки истории (середина XIX – начало XX вв.). М., 1995; Нарежный А.И. Российский либерализм: история, опыт, политика. Ростов н/Д, 1996; Шелохаев В.В. Либеральная модель переустройства России. М., 1996; Шелохаев В.В. Конституционно-демократическая партия в России и эмиграции. М., 2015; Русский либерализм. Исторические судьбы и перспективы / Отв. ред.?. М., 1999; Либеральный консерватизм. История и современность / Отв. ред.?. М., 2001; Российские либералы / Отв. ред.?. М., 2001; Тютюкин С.В. Меньшевизм: страницы истории. М., 2002; Модели общественного переустройства России, XX век / Отв. ред.? М., 2004; Селезнев Ф.А. Конституционные демократы и буржуазия (1905–1917). Н. Новгород, 2001; Российский либерализм. Идеи и люди / Отв. ред.? М., 2007; Соловьёв К.А. Кружок «Беседа». В поисках новой политической реальности, 1899–1905. М., 2009.

57. Общественная мысль России XVIII – начала XX вв. Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Журавлёв. М., 2005; Российский либерализм середины XVIII – начала XX вв. Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2010; Русский консерватизм середины XVIII – начала XX вв. Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2010; Революционная мысль в России XIX – начала XX века. Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Журавлёв. М., 2013.

58. См.: Общественная мысль России: истоки, эволюция, основные направления. Мат-лы междунар. науч. конф. / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2011.
36 Данные модели интересны не только сами по себе, но и в тесной увязке с массовым сознанием, готовым или нет воспринять наработки отечественных интеллектуалов. В этой связи весьма плодотворно изучение избирательных компаний в I–IV Государственные думы, Государственный совет59, муниципальные органы, а также в Учредительное собрание60. Тогда впервые в России в столь широких масштабах была задействована и прошла проверку агитационная работа политических партий, открыто вступивших в острую конкурентную борьбу друг с другом за выбор пути дальнейшего преобразования страны. По сути, в том же направлении действовали думские партийные фракции, что подробно освещено в индивидуальных, коллективных исследованиях и соответствующих энциклопедиях61. В результате к настоящему моменту имеется объёмная картина, с одной стороны, эволюции общественной мысли и общественного движения, с другой – реакции массового сознания на выработанные в обществе модели преобразования страны, с третьей – законотворческой деятельности обеих палат народного представительства.
59. Бородин А.П. Государственный совет России (1906–1917). Киров, 1999; Дёмин В.А. Верхняя палата Российской империи, 1906–1917. М., 2006; Дёмин В.А. Государственная дума России (1906–1917). Механизмы функционирования. М., 1996; Лукоянов И.В. У истоков российского парламентаризма. СПб., 2003; Куликов С.В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914‒1917). Рязань, 2004; Циунчук Р.А. Думская модель парламентаризма в Российской империи: этноконфессиональное и региональное измерения. Казань, 2004; Аронов Д.В. Законотворческая деятельность российских либералов в Государственной думе (1906–1917 гг.). М., 2005; Кирьянов И.К. Российские парламентарии начала XX в.: новые политики в новом политическом пространстве. Пермь, 2006; Соловьёв К.А. Законодательная и исполнительная власть в России: механизмы взаимодействия (1906–1914). М., 2011.

60. Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание: история рождения и гибели. М., 1997; Протасов Л.Г. Люди Учредительного собрания: портрет в интерьере эпохи. М., 2008.

61. Государственная дума Российской империи, 1906–1917 гг.: Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2008; Государственный совет Российской империи, 1906–1917. Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2008.
37 Для современных историков характерно расширение исследовательского поля, акцентирование внимания на темы и сюжеты, которые ранее не разрабатывались либо рассматривались вскользь, или оставались монополией зарубежных авторов. Прежде всего это касается изучения роли женщин62, национальных и конфессиональных групп63, механизмов выработки и принятия решений на разных этажах властной вертикали и в общественных организациях64, презентации правительства и политических партий65, форм, методов взаимодействия и противостояния власть–общество66, а также внутри последнего; возникновения и функционирования в нём массовых организаций (профсоюзы и Советы)67. Сегодня исследователи больше внимания стали уделять проблемам местного управления и самоуправления68, благотворительности69, ролевым функциям различных конфессий70, а также формированию и деятельности национальных партий и общественных организаций71.
62. Хасбулатова О.А. Опыт и традиции женского движения в России (1860–1917). Иваново, 1994; Хасбулатова О.А., Гафизова Н.Б. Женское движение в России: вторая половина XIX – начала ХХ века. Иваново, 2003; Юкина И.И. Русский феминизм как вызов современности. СПб., 2007.

63. Дякин В.С. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX – начало XX вв.). СПб., 1998; Зорин В.Ю., Кулешов С.В., Аманжолова Д.А. Национальный вопрос в Государственных думах России: опыт законотворчества. М., 1999; Бахтурина А.Ю. Окраины Российской империи: государственное управление и национальная политика в годы Первой мировой войны (1914–1917 гг.). М., 2004; Миллер А.И. Империя Романовых и национализм: эссе по методологии исторического исследования. М., 2006; Булдаков В.П. Хаос и этнос. Этнические конфликты в России, 1917–1918 гг.: условия возникновения, хроника, комментарий, анализ. М., 2010; Исхаков С.М. Февральская революция и российские мусульмане // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению / Сост.? М., 1997. С. 189–207; Котюкова Т.В. Первая мировая война и участие в ней народов Российской империи (на примере Туркестанского края) // Первая мировая война взгляд через столетие. М., 2011; Миндлин А.Б. Государственная дума Российской империи и еврейский вопрос. СПб., 2014.

64. Туманова А.С. Самодержавие и общественные организации в России 1905–1917 гг. Тамбов, 2002; Самоорганизация российской общественности в последней трети XVIII – начале ХХ в. / Отв. ред. А.С. Туманова. М., 2011; Розенталь И.С. Москва на перепутье. Власть и общество в 1905–1914 гг. М., 2004; Розенталь И.С. «И вот общественное мненье!» Клубы в истории российской общественности. Конец ХVIII – начало ХХ вв. М., 2007; Очерки русской культуры. Конец XIX – начало XX в. Т. 2. / Сост. или Под ред.? М., 2011.

65. Степанов С.А. Черная сотня (1905–1914 гг.). М., 1992; Нарский И.В. Русская провинциальная партийность: Политические объединения на Урале до 1917 г. (К вопросу о демократической традиции в России). Ч. 1–2. Челябинск, 1995; Леонов М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905–1907 гг. М., 1997; Морозов К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907–1914 гг. М., 1998; Кривенький В.В., Постников Н.Д., Смирнова М.И. Национальные партии России // Политические партии России: история и современность / Сост.? М., 2000; Тютюкин С.В. Меньшевизм: страницы истории. М., 2002; Гайда Ф.А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914–1917 гг.). М., 2003; Гайда Ф.А. Власть и общественность в России: диалог о пути политического развития (1910–1917). М., 2016; Кононенко А.А. Современная российская историография партии социалистов-революционеров // Отечественная история. 2004. № 4. С. 112–120; Омельянчук И.В. Черносотенное движение в Российской империи (1901–1914). Киев, 2006; Санькова С.М. Русская партия в России. Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908–1917 гг.). Орёл, 2006; Леонтьев Я.В. «Скифы» русской революции: партия левых эсеров и её литературные попутчики. М., 2007; Суслов А.Ю. Социалисты-революционеры в Советской России. Источники и историография. Казань, 2007; Егоров А.Н. Российские либералы начала ХХ в. и власть. Историографические дискуссии. Череповец, 2007; Галили З., Л. Хеймсон, В. Миллер, А. Ненароков. РСДРП(б) в 1917 году. Документально-исторические очерки. М., 2007; Ненароков А.П. Правый меньшевизм: прозрения российской социал-демократии. М., 2012; Иванов А.А. Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914–1917). М.; СПб., 2013; Макаров Н.В. Русский либерализм в зеркале англо-американской историографии. М., 2015; Савельев П.Ю. Генезис РСДРП. Историография и источники. М., 2016; Шелохаев В.В. Конституционно-демократическая партия в России и эмиграции. М., 2015; Шелохаев В.В. Переформатирование партийного пространства в России в 1917 г. (историографические итоги и исследовательские задачи) // Российская история. 2017. № 2. С. 32–41.

66. Бородин А.П. Столыпин. Реформы во имя России. М., 2004; Первая революция в России. Взгляд через столетие / Под ред. Корелина А.П., Тютюкина С.В. М., 2005; Пожигайло П.А., Шелохаев В В. Пётр Аркадьевич Столыпин. Интеллект и воля. М., 2005; Административные реформы в России. История и современность. М., 2006; Могилевский К.И. Столыпинские реформы и местная элита. Совет по делам местного хозяйства (1908–1910). М., 2008; Ремнёв А.В. Самодержавное правительство. Комитет министров в системе высшего управления Российской империи (вторая половина XIX – начало XX века). М., 2010; Могилевский К.И., Соловьёв К.А. П.А. Столыпин: личность и реформы. М., 2011; Соловьёв К.А. Политическая система Российской империи в 1881–1905 гг.: проблема законотворчества. М., 2018; Пётр Аркадьевич Столыпин. Энциклопедия / Отв. ред. В.В. Шелохаев. М., 2011.

67. История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Отв. ред.? М., 1999; Иванов А.Е. Студенческая корпорация России конца Х1Х – начала ХХ века: опыт культурной и политической самоорганизации. М., 2004; Иванов А.Е. Мир российского студенчества. Конец Х1Х – начало ХХ века. М., 2010; Кураев А.Н. Россия на пути к гражданскому обществу. Массовые общественные организации в период революции 1905–1907 годов. М., 2008; Трудовые конфликты и рабочее движение в России на рубеже XIX–XX вв. / Отв. ред.? СПб., 2011; Рабочее движение в России. 1895 – февраль 1917 гг. Хроника / Отв. ред. И.М. Пушкарёва. Вып. I–X. М.; СПб., 1992–2008.

68. Писарькова Л.Ф. Московская городская дума: 1863–1917 гг. М., 1998; Писарькова Л.Ф. Городские реформы в России и Московская дума. М., 2010; Земское самоуправление в России, 1864–1918. В 2 кн. / Отв. ред. Н.Г. Королёва. М., 2005. Шутов А.Ю. Российское земство и европейские традиции местного самоуправления (формирование представительства в местном самоуправлении России и Европы второй половины Х1Х – начала ХХ века). М., 2011.

69. Ульянова Г.Н. Благотворительность московских предпринимателей. 1860–1914. М., 1999; Ульянова Г.Н. Благотворительность в Российской империи. XIX – начало XX века. М., 2005.

70. Полунов А.Ю. К.П. Победоносцев в общественно-политической и духовной жизни России. М., 2010; Бабкин М.А. Священство и Царство (Россия, начало XX в. – 1918 г.). Исследования и материалы. М., 2011.

71. Самоорганизация российской общественности в последней трети ХVIII – начале ХХ в. / Отв. ред. А.С. Туманова. М., 2011. С. 790–838.
38 Таким образом, если в ранней советской историографии кризис начала XX в. рисовался «мрачной тучей», нависавшей над империей и предвещавшей неминуемую грозу, то со временем возникли сомнения в её неизбежности. К настоящему моменту можно уверенно заявить, что Россия начала 1900-х гг. находилась на исторической развилке. Исследовательская логика подсказывает: в дальнейшем учёным придётся дать определение кризисов и их типологию, в связи с чем изучить состояние социально-политической системы Российской империи рубежа веков, характер переживаемого тогда кризиса, альтернативные модели выхода из него.
39 Итак, многими поколениями отечественных исследователей выявлен и введён в научный оборот огромный пласт информации по самому широкому кругу проблем прошлого России второй половины ХIХ – начала ХХ вв., позволяющей, во-первых, во всех составляющих осмыслить диалектику исторического процесса, выявить точки его бифуркации (в том числе касающиеся кризиса), во-вторых, перейти к созданию крупномасштабных коллективных трудов обобщающего характера. Так, в центре внимания авторов десятого тома многотомной истории России будут находиться следующие взаимосвязанные проблемы: освещение которых в своей совокупности позволит дать ответ на следующие вопросы: природа кризиса империи; пути и методы выхода из него, предлагаемые властью и обществом; причины постигших их неудач на пути преодоления кризиса к началу Первой мировой войны. Всё это обусловило и архитектонику тома, состоящего из трёх разделов («Назревание общенационального кризиса», «Первая российская революция», «Россия между революцией и мировой войной»).
40 Естественно, что помимо обобщения наработок отечественной историографии авторы учли результаты исследований их зарубежных коллег. Разумеется, это не исключает, а предполагает научную полемику по тем или иным дискуссионным вопросам. Кроме того, перед авторским коллективом стоит задача расширения источниковой базы за счёт опубликованных и архивных материалов, богатого эпистолярного наследия, а также дневников и мемуаров, многие из которых опубликованы в последние годы72. Такой комплексный подход позволит расширить горизонт осознания сложных и противоречивых процессов, затронувших судьбы живших тогда поколений и продолжающих вызывать устойчивый интерес у наших современников.
72. Джунковский В.Ф. Воспоминания. В 2 т. М., 1997; Воспоминания министра народного просвещения графа И.И. Толстого, 31 октября 1905 г. – 24 апреля 1906 г. / Отв. ред.? М., 1997; Толстой И.И. Дневник, 1906–1916. СПб., 1997; Редигер А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра. В 2 т. М., 1999; Дневник А.С. Суворина / Отв. ред.? Лондон; М., 2000; Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого. Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000; Глинка Я.В. Одиннадцать лет в Государственной думе. Дневники и воспоминания. М., 2001; Мемуары графа С.Д. Шереметева / Отв. ред.? М., 2001; Из архива С.Ю. Витте. Воспоминания. В 2 т., 3 кн. / Отв. ред.? СПб., 2003; П.А. Столыпин. Переписка / Отв. ред.? М., 2004; Григорович И.К. Воспоминания бывшего морского министра, 1853–1917. Кронштадт; М., 2005; Ковалевский М.М. Моя жизнь: Воспоминания. М., 2005; Кривенко В.С. В Министерстве двора. Воспоминания. М., 2006; Голицын М.В. Мои воспоминания. 1873–1917. М., 2007; Шипов Д.Н. Воспоминания и думы о пережитом. М., 2007; Голицын А.Д. Воспоминания. М., 2008; Лопухин В.Б. Записки бывшего директора департамента Министерства иностранных дел. СПб., 2008; П.А. Столыпин глазами современников / Отв. ред.? М., 2008; Бельгард А.В. Воспоминания. М., 2009; Колышко И.И. Великий распад: Воспоминания. СПб., 2009; Урусов С.Д. Записки. Три года государственной службы. М., 2009; Френкель З.Г. Записки и воспоминания о пройденном жизненном пути. СПб., 2009; Киреев А.А. Дневник, 1905–1910 гг. М., 2010; Дневники императора Николая II (1894–1918). В 2 т. Т. 1, Т. 2. Ч. 1–2 / Отв. ред. С.В. Мироненко; сост. З.И. Перегудова, Е.А. Чиркова, Д.А. Андреев, И.Н. Засыпкина, Г.Г. Толстикова, В.М. Хрусталёв. М., 2011–2013; Половцов А.А. Дневник, 1893–1909 / Отв. ред.? СПб., 2014; Представительные учреждения Российской империи в 1906–1917 гг. Материалы перлюстрации Департамента полиции / Сост.? М., 2014; Шестаков И.А. Дневники. СПб., 2014; Покровский Н.Н. Последний в Мариинском дворце. Воспоминания министра иностранных дел. М., 2015; Куломзин А.Н. Пережитое. Воспоминания. М., 2016; Менделеев П.П. Свет и тени в моей жизни. Обрывки воспоминаний. 1864–1933. М., 2017; Переписка императора Николая II с матерью – императрицей Марией Фёдоровной. 1894–1917 / Отв. ред.?. М., 2017.

References

1. Koselleck R., Richter W.M. Crisis // Journal of the History of Ideas. Vol. 67. №. 2 (Apr., 2006), P. 357–400.

2. Milyoukov P. Russia and its crisis. Chicago; L., 1905; sm.: Medushevskij A.N. Neoliberal'naya kontseptsiya konstitutsionnykh krizisov v Rossii // P.N. Milyukov: istorik, politik, diplomat M., 2000.

3. Avrekh A.Ya. V.I. Lenin o revolyutsionnoj situatsii. M., 1964.

4. Avrekh A.Ya. Raspad tret'eiyun'skoj sistemy. M., 1985.

5. Avrekh A.Ya. Stolypin i Tret'ya Duma. M., 1968.

6. Avrekh A.Ya. Tsarizm i IV Duma, 1912–1914 gg. M., 1981.

7. Anan'ich B.V. Rossiya i mezhdunarodnyj kapital. 1897–1914. L., 1970.

8. Anfimov A.M. Krest'yanskoe khozyajstvo Evropejskoj Rossii. 1881–1904. M., 1980.

9. Anfimov A.M. Krupnoe pomeschich'e khozyajstvo Evropejskoj Rossii. Konets KhIX – nachalo KhKh v. M., 1969.

10. Anfimov A.M. Ehkonomicheskoe polozhenie i klassovaya bor'ba krest'yan evropejskoj Rossii. 1881–1904 gg. M., 1984.

11. Balabanov M. Tsarskaya Rossiya XX v. Khar'kov, 1927.

12. Bovykin V.I. Revolyutsiya 1905–1907 gg. M., 1965.

13. Bovykin V.I. Formirovanie finansovogo kapitala v Rossii, konets XIX v. M., 1984.

14. Buldakov V.P. «Novoe napravlenie» v istoriografii (K 90-letiyu so dnya rozhdeniya akademika P.V. Volobueva) // Prepodavanie istorii i obschestvoznaniya v shkole. 2013. № 5. S. 3–14.

15. V.I. Lenin o sotsial'noj strukture i politicheskom stroe kapitalisticheskoj Rossii. M., 1970.

16. Vinaver M.M. Konflikty v pervoj Dume // Pervaya Gosudarstvennaya duma. V 3 vyp. Vyp. 1. SPb., 1907.

17. Volobuev P.V. Monopolisticheskij kapitalizm v Rossii i ego osobennosti. M., 1956.

18. Volobuev P.V. Ob osobennostyakh zagnivaniya monopolisticheskogo kapitalizma v Rossii // Voprosy ehkonomiki. 1958. № 2.

19. Volobuev P.V. Predprinimatel'skie organizatsii russkoj burzhuazii v dni Oktyabrya (Publikatsiya protokol'noj zapisi zasedaniya Soveta Petrogradskogo obschestva zavodchikov i fabrikantov) // Istoricheskij arkhiv. 1959. № 3.

20. Grave B.B. K istorii klassovoj bor'by v Rossii v gody imperialisticheskoj vojny. Iyul' 1914 g. – fevral' 1917 g. Proletariat i burzhuaziya. M.; L., 1926.;

21. Zapadnye okrainy Rossijskoj imperii / Pod red. M.D. Dolbilova, A.I. Millera. M., 2006.

22. Zyryanov P.N. Krest'yanskaya obschina evropejskoj Rossii, 1907–1914 gg. M., 1992.

23. Izgoev A.S. P.A. Stolypin. Ocherk zhizni i deyatel'nosti. M., 1912.

24. Izgoev A.S. Russkoe obschestvo i revolyutsiya. M., 1910.

25. Istoriya dorevolyutsionnoj Rossii v dnevnikakh i vospominaniyakh: Annotirovannyj ukazatel' knig i publikatsij v zhurnalakh / Pod red. P.A. Zajonchkovskogo. T. 4. Ch. 2. M., 1984.

26. Korelin A.P. Sel'skokhozyajstvennyj kredit v Rossii, konets XIX – nachalo KhKh v. M., 1988.

27. Krasnyj arkhiv. Istoricheskij zhurnal, 1922–1941. Annotirovannyj ukazatel' soderzhaniya. M., 1960.

28. Krest'yanskoe dvizhenie v Rossii. Iyun' 1907 – iyul' 1914 gg. Sbornik dokumentov / Pod red. A.P. Shapkarina. M.; L., 1966.

29. Krizis samoderzhaviya v Rossii, 1895–1917 / Otv. red. V.S. Dyakin. L., 1984. S. 12–29.

30. Laverychev V.Ya. Tsarizm i rabochij vopros v Rossii (1861–1917). M., 1972.

31. Lyubosh S. Poslednie Romanovy. L., 1924; Zaslavskij D.O. Poslednij vremenschik Protopopov. L., 1927; Mstislavskij S. Gibel' tsarizma. L., 1927.

32. Malinova O.Yu. Obschestvo, publika, obschestvennost' v Rossii serediny XIX – nachala XX veka. Otrazheniya v ponyatiyakh praktik publichnoj kommunikatsii i obschestvennoj samodeyatel'nosti // «Ponyatiya o Rossii»: K istoricheskoj semantike imperskogo perioda. V 2 t. T. 1. M., 2012. S. 428–463.

33. Maslov N.N. «Kratkij kurs istorii VKP(b) – ehntsiklopediya i ideologiya stalinizma i poststalinizma, 1938–1988 gg. // Sovetskaya istoriografiya (Rossiya, XX vek). M., 1996. S. 240–273.

34. Materialy po istorii professional'nogo dvizheniya v Peterburge za 1905–1907 gg. L., 1926; 1905. Evrejskoe rabochee dvizhenie. Obzor, materialy i dokumenty M.; L., 1928.

35. Materialy po istorii professional'nogo dvizheniya v Rossii. Sbornik № 1–5. M., 1925–1927.

36. Modeli obschestvennogo pereustrojstva Rossii. XX vek / Otv. red. V.V. Shelokhaev. M., 2004.

37. Novgorodtsev P.I. Vvedenie v filosofiyu prava. SPb., 2000.

38. Obscheprofessional'nye organy 1905–1907 gg. Vyp. 1. M., 1926;

39. Padenie tsarskogo rezhima. Stenograficheskie otchyoty doprosov i pokazanij, dannykh v 1917 g. Chrezvychajnoj sledstvennoj komissii Vremennogo pravitel'stva / Pod red. P.E. Schyogoleva. T. 1. L., 1924; T. 2, 3, 4. L., 1925; T. 5, 6. M.; L., 1926; T. 7. M.; L., 1927.

40. Pershin P.N. Agrarnaya revolyutsiya v Rossii. V 2 kn. M., 1966.

41. Petrov Yu.A. Moskovskaya burzhuaziya vnachale KhKh veka: Predprinimatel'stvo i politika. M., 2002. S. 238–250.

42. Pisar'kova L.F. Fenomen rossijskikh reform // Rossijskaya istoriya. 2014. № 4. S. 19–20; Khristoforov I.A. Na puti k revolyutsii // Reformy v Rossii… T. 3. S. 184–187.

43. Polikarpov V.V. «Novoe napravlenie» 50–70-kh gg.: poslednyaya diskussiya sovetskikh istorikov // Sovetskaya istoriografiya (Rossiya, XX vek). M., 1996. S. 349–400.

44. Problemy sotsial'no-ehkonomicheskoj istorii Rossii. Sbornik statej. M., 1971.

45. Profsoyuzy SSSR. Dokumenty i materialy. V 4 t. M., 1963.

46. Pyaskovskij A.V. Revolyutsiya 1905–1907 gg. v Rossii. M., 1966.

47. Rabochee dvizhenie v Rossii v 1901–1904 gg. Sbornik dokumentov / Sost. V.I. Vel'bel', N.N. Dorzhiev, N.A. Mal'tseva. L., 1975.

48. Revolyutsiya 1905–1907 gg. v Rossii. Dokumenty i materialy. V 18 t. M., 1955.

49. Rejtblat A.I. Ot Bovy k Bal'montu i drugie raboty po istoricheskoj sotsiologii russkoj literatury. M., 2009. S. 25, 48; Rubakin N.A. Rossiya v tsifrakh. SPb., 1912. S. 89–90, 98.

50. Rozental' I.S. Rabochij vopros v dorevolyutsionnoj Rossii // Otechestvennye zapiski. 2007. № 37(4). S. 181–195.

51. Rossiya nakanune velikikh potryasenij. Sotsial'no-ehkonomicheskij atlas / Otv. red. V.V. Shelokhaev. M., 2017.

52. Samojlov F.N. Bol'sheviki v IV Gosudarstvennoj dume. M., 1931.

53. Sef S.E. Burzhuaziya v 1905 godu: po neizdannym arkhivnym materialam. M.; L., 1926.

54. Sidel'nikov S.M. Obrazovanie i deyatel'nost' Pervoj Gosudarstvennoj dumy. M., 1962.

55. Slepkov A. Bor'ba klassov i partij v pervoj Gosudarstvennoj dume. Pg., 1923.

56. Sm.: Pokrovskij M.N. Ocherki po istorii revolyutsionnogo dvizheniya v Rossii XIX i XX vv. M., 1924. S. 185; Petropavlovskij S. Dvoryanstvo, byurokratiya i monarkhiya pered Fevral'skoj revolyutsiej // Proletarskaya revolyutsiya. 1922. № 8; Vasilevskij I.M. Nikolaj II. Pg., 1923

57. Solov'yov K.A. Politicheskaya sistema Rossijskoj imperii v 1881–1905 gg.: problema zakonotvorchestva. M., 2018.

58. Tarnovskij K.N. Problemy agrarnoj istorii Rossii perioda imperializma v sovetskoj istoriografii (1917–1930) // Istoricheskie zapiski. T. 78. M., 1965. S. 31–63.

59. Tarnovskij K.N. Problemy agrarnoj istorii Rossii perioda imperializma v sovetskoj istoriografii kontsa 30-kh – pervoj poloviny? 50-kh gg. // Istoricheskie zapiski. T. 83. M., 1969. S. 196–222.

60. Tarnovskij K.N. Sotsial'no-ehkonomicheskaya istoriya Rossii. Nachalo XX v. Sovetskaya istoriografiya serediny 50-kh – 60-kh godov. M., 1990. S. 200, 249.

61. Teoriya i metody v sovremennoj politicheskoj nauke. Pervaya popytka teoreticheskogo sinteza / Pod red. S.U. Larsena. M., 2009. S. 371–387.

62. Tomsinskij S.G. Bor'ba partij i klassov v pervoj Gosudarstvennoj Dume. Rostov n/D, 1924.

63. Tugan-Baranovskij M.I. Narodnoe khozyajstvo // Ezhegodnik gazety «Rech'» na 1913 god. SPb., 1913.

64. Furman I.G. Pervaya Gosudarstvennaya duma: Avtoref. dis. … kand. ist. nauk. M., 1950.

65. Khristoforov I.A. Velikie reformy v kontekste rossijskoj istorii XIX veka // Reformy v Rossii. S drevnejshikh vremyon do kontsa XX v. V 4 t. T. 3 / Otv. red. V.V. Shelokhaev. M., 2016. S. 78–135.

66. Khronika rabochego dvizheniya v Rossii: iyun' 1907 g. – dekabr' 1910 g. / Otv. red. I.M. Pushkaryova. Ch. 1–4. M., 1981–1982.

67. Khronika rabochego i professional'nogo dvizheniya v 1905 g. // Voprosy profdvizheniya. 1935. № 2–12.

68. Chermenskij E.D. Burzhuaziya i tsarizm v revolyutsii 1905–1907 gg. M.; L., 1939.

69. Shelokhaev V.V., Solov'yov K.A. Obschestvennoe dvizhenie v Rossii (metodologicheskie i istoriograficheskie problemy) // Rossiya XXI. 2018. № 4. S. 144–167.

70. Shepeleva V.B. Istoriograficheskaya sud'ba «novogo napravleniya» // Mir istorika. XX vek. M., 2002. S. 219–257.

71. Shingaryov A.I. Vymirayuschaya derevnya. Opyt sanitarno-ehkonomicheskogo issledovaniya dvukh selenij Voronezhskogo uezda. Voronezh, 1907.

72. Shingaryov A.I. Zabolevaemost' naseleniya v Voronezhskoj gubernii v 1898–1902 gg. po kartochnoj registratsii vrachebnykh ambulatorij. V 2 t. Voronezh, 1906.

73. Ehkonomicheskoe polozhenie Rossii nakanune Velikoj Oktyabr'skoj sotsialisticheskoj revolyutsii. Dokumenty i materialy. Mart–oktyabr' 1917 g. / Sost.? Ch. 1–2. M.; L., 1957; Ch. 3. 1967.

74. Ehpshtejn E. Finansovo-ehkonomicheskoe obozrenie // Ezhegodnik gazety «Rech'» na 1912 god. SPb., 1912.