Rec. ad op.: A.I. Razdorskiy. Golovstvo i otkup. Ocherki iz istorii tamozhennogo i kabatskogo dela na yuge i zapade Evropeiskoy Rossii v XVII veke (po materialam prihodno-rashodnyh knig moskovskih prikazov i gorodovyh tamozhennyh i kabatskih knig). Moscow
Table of contents
Share
Metrics
Rec. ad op.: A.I. Razdorskiy. Golovstvo i otkup. Ocherki iz istorii tamozhennogo i kabatskogo dela na yuge i zapade Evropeiskoy Rossii v XVII veke (po materialam prihodno-rashodnyh knig moskovskih prikazov i gorodovyh tamozhennyh i kabatskih knig). Moscow
Annotation
PII
S086956870004498-8-1
DOI
10.31857/S086956870004498-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Tatiana Zhibrova 
Affiliation: Voronezh State Medical University
Address: Russian Federation, Voronezh
Edition
Pages
172-175
Abstract

          

Received
25.03.2019
Date of publication
25.03.2019
Number of purchasers
30
Views
452
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
4224 RUB / 30.0 SU
1 Новая монография А.И. Раздорского посвящена малоизученным аспектам истории таможенного и кабацкого дела в России в XVII в. на основе анализа широкого комплекса архивных документов по югу и западу Европейской части России. Актуальность проведённого исследования неоспорима. На современном этапе развития исторической науки наблюдается активный интерес к региональной истории и, следовательно, к более полному изучению истории местного управления с учётом региональной специфики. Несмотря на наличие широкого круга работ по социально-экономическому и политическому развитию России того периода, многие вопросы изучены недостаточно.
2 Обобщающие труды по истории таможенного и кабацкого дела в России базируются главным образом на опубликованных законодательных актах и изданных нарративных материалах, причём деятельность таможенных учреждений и питейных заведений зачастую рассматриваются изолированно друг от друга. Автором рецензируемого труда представлены сведения по истории таможенного и кабацкого дела в двух южнорусских городах (Курске и Белгороде) и двух западнорусских (Можайске и Вязьме). В XVII в. эти населённые пункты являлись крупными торговыми центрами, располагаясь на магистральных сухопутных торговых путях из Москвы в Крым и Европу.
3 Раздорский опирается на данные более ранних своих публикаций по истории этих городов. Существенным достоинством его работы представляется введение в научный оборот большого количества фактической и статистической информации по таможенному и кабацкому делу. На основе тщательного анализа богатого архивного материала установлен персональный, географический и социальный состав таможенных и кабацких служителей (верных голов, откупщиков, целовальников), проанализированы размеры, структура и динамика казённых таможенных и питейных доходов и расходов, всесторонне рассмотрен вопрос о нарушениях и злоупотреблениях, имевших место в организации таможенной и кабацкой службы в обозначенный хронологический период. Подробно освещена и «кабацкая реформа» 1652 г., которую автор справедливо называет первой в истории России антиалкогольной кампанией.
4 В предисловии автор анализирует изученность проблемы, определяя роль и значение таких массовых источников по истории торговли России XVII – первой половины XVIII в., как таможенные и кабацкие книги, приводит сведения по составу приказных приходо-расходных книг московских приказов, сосредоточенных в различных фондах РГАДА (с. 5–6). Приказные книги как источник по истории таможенного и кабацкого дела на сегодняшний день незаслуженно забыты исследователями и практически не используются для анализа и изучения истории таможни и кабака. Фрагментарные работы в целом не исправляют ситуацию. В приходо-расходных книгах содержится немало ценной и разнообразной информации по рассматриваемой теме. По ним можно установить имена верных голов и откупщиков, целовальников, их местожительство и социальный статус, данные о суммах доходов, причинах возможных недоборов, проводимых сысков, т.е. такие сведения, которые обычно отсутствуют в таможенных и кабацких книгах.
5 Здесь же автор анализирует ведомственную подчинённость таможен и кабаков. В Курске и Белгороде сбор таможенных и кабацких доходов вплоть до начала 1680-х гг. контролировался Разрядным приказом. Таможня и кабак Можайска подчинялись приказу Устюжской четверти. В Вязьме же ситуация складывалась сложнее, так как в разное время таможня и питейные заведения этого города числились за разными приказами, причём их ведомственная принадлежность неоднократно менялась. В этой связи Раздорский анализирует документацию Устюжской четверти, Посольского приказа, Новой четверти, Большого прихода. Определённым рубежом в таможенном и кабацком деле стал 1680 г., когда сбор таможенных и кабацких доходов был сосредоточен в приказе Большой казны, чей архив, к сожалению, до наших дней не сохранился.
6 Источниковая база исследования Раздорского – главное достоинство рецензируемой работы. Автор проанализировал практически все сохранившиеся приходо-расходные книги Разрядного, Посольского приказов и Устюжской четверти с середины 1610-х до середины 1680-х гг. (по Разрядному приказу приведены также данные за 1690-е гг.). Речь идёт о 42 книгах Разрядного приказа, 54 – Устюжской четверти, 29 – Посольского приказа, а также материалах курских, белгородских, вяземских и можайских таможенных и кабацких книг и других источников по истории таможенного и кабацкого дела Европейской части России.
7 Очерк «Таможенные и кабацкие головы, целовальники и откупщики» разделён на ряд ключевых разделов. Автор анализирует способы взимания таможенных и питейных доходов – «откупной» и «верный»; соотношение «верного» и «откупного» способов сбора доходов. Сведения по Курску и Белгороду в целом соответствуют сложившейся общей картине на юге России в XVII в., характеризовавшейся преобладанием «верного» способа сбора таможенных и питейных доходов, а также практикой назначения выборных голов из одних городов в другие (с. 24). Раздорский приводит сведения о численности, социальном статусе и очерёдности при выборе целовальников обозначенных выше городов. Интересно, что целовальники активно участвовали в торговле или выступали в качестве поставщиков сырья для казённого производства пива и кислого мёда (с. 33), хотя законодательно это было запрещено, активно участвовали в конской торговле (с. 35).
8 Очерк «Таможенные и кабацкие оклады и сборы» посвящён анализу окладной системы исчисления, принятой в России в XVII в. Автор анализирует соотношение приборов и недоборов, наддачи к откупным суммам, недоплаты откупных денег, динамику таможенных и кабацких окладов и сборов, а также случаи отстранения откупщиков от таможенных и кабацких сборов (с. 54–57). Рассмотрен и вопрос о реакции властей на недоборы, по которым, как правило, проводился сыск (с. 58–77). Приведённые Раздорским примеры показывают, «насколько трудной и обременительной для населения оказывалась таможенная и кабацкая служба». В подавляющем большинстве недоборы, полученные не по вине таможенных и кабацких служителей (военные действия, стихийные бедствия и т.д.), списывались или числились в недоимке многие десятилетия.
9 В очерке «Таможенные и кабацкие расходы» раскрыты два пути использования денежных средств: отправка их в Москву или расходование на разные казённые нужды на местах. Интересно, что таможенные и кабацкие головы, отправляясь в столицу для отчёта, тратили собственные денежные средства, которые им не компенсировались. Отмечу также, что в проанализированных автором источниках не отмечено случаев разбойного нападения на этих должностных лиц.
10 Очерк «Злоупотребления и нарушения в таможенном и кабацком деле» касается такой дискуссионной проблемы как распространение коррупции в сфере таможенного и кабацкого дела в России в XVII в. В исследовательской литературе бытует мнение о низкой степени достоверности таможенных и кабацких документов в связи с заведомо высоким уровнем недобросовестности таможенных и кабацких служителей1. Отмечу, однако, что по ряду южнорусских городов такие сведения представляются надуманными и не подкрепляются архивными документами. Раздорский, говоря о злоупотреблениях и нарушениях со стороны таможенных и кабацких голов и целовальников, также не отмечает каких-либо вопиющих нарушений. Судя по проанализированным автором материалам, случаи «воровства» были редкими, чаще отмечались обычная халатность или непреднамеренные ошибки «по незнанию» (с. 102–106).
1. Крайковский А.В. К вопросу о достоверности русских таможенных книг XVII века // Массовые источники отечественной истории: Материалы X всероссийской конференции «Писцовые книги и другие массовые источники XVI–XX вв.: Проблемы изучения и издания». Архангельск, 1999. С. 152–155.
11 Очерк «Мероприятия властей по борьбе с пьянством» по содержанию несколько выбивается из общей канвы повествования, но, тем не менее, весьма органичен и важен для решения общей задачи реконструкции картины повседневности таможенных и кабацких служителей на местах. Автор описывает попытки правительства ввести «сухой закон» в Вязьме в 1630-х гг. (с. 111–113), анализирует кабацкую реформу Никона 1652 г. на местах, сопоставляет эти государственные инициативы с общим кризисом финансовой системы в годы русско-польской войны 1654–1667 гг.
12 Безусловный интерес для исследователей таможенного и кабацкого дела в России представляют подробные приложения. Списки курских, белгородских, вяземских и можайских таможенных и кабацких голов и откупщиков, а также целовальников представлены в виде таблиц (с указанием их социального статуса) и снабжены подробными примечаниями. Отмечу также списки товарищей и поручителей откупщиков, которые сопровождаются указанием их социального статуса и местожительства. Приложения «Оклады и сборы таможенных и кабацких доходов в Курске, Белгороде, Вязьме и Можайске» (с. 157–201) и «Структура таможенных и кабацких расходов в Курске, Белгороде, Вязьме и Можайске в XVII в.» (с. 202) будут интересны также исследователям истории экономики России. Они содержат богатый статистический материал, дающий пищу для размышлений и способствующий созданию новых исследовательских работ как по истории таможенного и кабацкого дела, так и по истории развития Всероссийского рынка, структуры государственной казны.
13 Монография А.И. Раздорского, как отмечает сам автор, ни в коей мере не претендует на роль обобщающего исследования по истории таможенного и питейного дела России XVII в., так как базируется на материалах только четырёх городов двух регионов России. Тем не менее это – ценное приобретение для отечественной науки. Были ли отмеченные автором процессы и явления, факты, проявившиеся в отдельных регионах, локальными или типичными в целом для всей страны, ещё предстоит выяснить путём комплексного изучения истории таможенного и питейного дела других русских городов разных регионов. Раздорский задал направление будущих исследований этого вопроса.