The classic story of the blockade epic
Table of contents
Share
Metrics
The classic story of the blockade epic
Annotation
PII
S086956870005185-4-1
DOI
10.31857/S086956870005185-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Aleksandr Puchenkov 
Occupation: Associate Professor
Affiliation: Saint-Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint-Petersburg
Edition
Pages
150-153
Abstract

         

Received
17.05.2019
Date of publication
30.05.2019
Number of purchasers
37
Views
708
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 Трилогия виднейшего представителя петербургской исторической школы Г.Л. Соболева по праву займёт достойное место в историографии блокады. По сути, это первое современное комплексное исследование, затрагивающее все аспекты жизни блокированного города – битву за Ленинград, партийное руководство и лидерство в нём в годы войны, продовольственное обеспечение и медицинское обслуживание населения, смертность, подвиг учёных, явления культуры, повседневное поведение ленинградцев и т.д. Все эти сюжеты раскрываются с невиданной ещё основательностью и полнотой. И это неудивительно, поскольку некоторые из них Геннадий Леонтьевич изучает уже более полувека. А в детстве он сам пережил беду и горе, объединившее ленинградцев1. В боях за Ленинград погиб его отец. «Так случилось в моей жизни, – вспоминает Соболев, – что, выжив семилетним ребенком в блокадном Ленинграде, благодаря безграничной любви и заботе моей матери, я вернулся в блокаду через 20 лет в качестве её историка и испытал потрясение не менее сильное, чем в детстве» (I, с. 4). Думается, именно это позволило книге выйти столь убедительной – стремление к «обжигающей правде» о блокаде (как выразились писатели А.М. Адамович и Д.А. Гранин) никогда не оставляло её автора.
1. Подробнее см. интервью Г.Л. Соболева в книге: Блокада Ленинграда глазами детей и подростков: социокультурный аспект / Под ред. Г.Л. Соболева. СПб., 2019. С. 245–262.
2

С той поры блокада, наряду с революцией 1917 г., стала центральной темой в творчестве историка, всегда отличавшегося уникальной эрудицией. Ей он посвятил кандидатскую диссертацию «Учёные Ленинграда в годы Великой Отечественной войны», защищённую в 1964 г. и вскоре опубликованную2. В 1965 г. в журнале «Вопросы истории» появилась статья, написанная им совместно с крупным ленинградским историком В.М. Ковальчуком. В ней доказывалось, что официальную цифру умерших в Ленинграде в годы войны и блокады (649 тыс. человек) нельзя считать окончательной, поскольку потери мирного населения составляли не менее 800 тыс. человек, не считая погибших в ходе эвакуации (III, с. 729–735). Это вызвало шквальную критику со стороны бывшего уполномоченного ГКО по продовольственному снабжению войск Ленинградского фронта и населения Ленинграда Д.В. Павлова, в 1958–1972 гг. занимавшего пост министра торговли РСФСР (на книгу которого «Ленинград в блокаде (1941 год)» не раз ссылались и авторы статьи). Он по-прежнему утверждал, что «за время блокады умерло от голода 632 тысячи человек, о чём скорбят все советские люди», и эти данные, озвученные на Нюрнбергском процессе, «нет никаких оснований брать под сомнение»3. Павлов, будучи уже персональным пенсионером, обращался в ЦК КПСС к М.А. Суслову (III, с. 735–737)4, что вызвало переписку между партийными инстанциями и многолетний запрет на публикацию каких-либо данных о численности погибших ленинградцев, кроме установленных в период войны (III, с. 737–748). «И всё же, – констатирует Соболев, – никакие павловы и сусловы не могли остановить начавшийся процесс научного изучения ленинградской блокады» (I, c. 14).

2. Соболев Г.Л. Ленинградские учёные в годы Отечественной войны 1941–1945 гг. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1964; Соболев Г.Л. Учёные Ленинграда в годы Великой Отечественной войны, 1941–1945. М.; Л., 1966.

3. Павлов Д.В. Ленинград в блокаде. Изд. 4. М., 1969. С. 182, 186.

4. См. также: Война и блокада. Сборник памяти В.М. Ковальчука. СПб., 2016. С. 57–93.
3 Эту работу активно продолжает и сам Геннадий Леонтьевич5, ставший основоположником научной школы исследователей блокады, руководителем целого ряда кандидатских и консультантом докторских диссертаций, освещавших жизнь Ленинграда в 1941–1944 гг. Его учениками с гордостью называют себя многие специалисты, работающие в разных частях нашей страны.
5. Соболев Г.Л., Ходяков М.В. Потери Ленинградского университета в годы Великой Отечественной войны // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. История. 2010. № 2. С. 14–23; Соболев Г.Л. Блокада Ленинграда: постижение правды // Новейшая история России. 2012. № 2. С. 72–87; Соболев Г.Л. Блокада Ленинграда: от новых источников к новому пониманию // Новейшая история России. 2012. № 3. С. 70–96; «Вы просто неорганизованные люди и не чувствуете ответственности за свои действия»: Из переговоров по прямому проводу между Москвой и Ленинградом в 1941–1942 гг. / Публ. К.А. Болдовского, Г.Л. Соболева и М.В. Ходякова // Новейшая история России. 2014. № 1. С. 275–292; Соболев Г.Л., Ходяков М.В. Продовольственная комиссия Военного совета Ленинградского фронта в 1942 г. // Новейшая история России. 2016. № 1. С. 8–21; Соболев Г.Л., Ходяков М.В. Публикация новых документов как важный фактор дальнейшего изучения обороны и блокады Ленинграда // Новейшая история России. 2019. № 1. С. 8–34.
4 Во многом благодаря усилиям Г.Л. Соболева блокадная проблематика по-прежнему волнует историков и вызывает у них существенный интерес. Однако занимаются ею ныне почти исключительно в Санкт-Петербурге. Так, Н.А. Ломагин раскрыл формы и организацию политического контроля над населением в условиях блокады. По мнению учёного, он оказался «в целом эффективным, обеспечив стабильность на “внутреннем” фронте». Не менее важны были «нейтрализация немецкой и иной враждебной пропаганды, изучение настроений с целью обеспечения лояльности населения на фронте и в тылу, предотвращение и искоренение различных форм протеста и оппозиции, локализация “нездоровых” настроений, формирование эпической коллективной памяти о войне и блокаде»6. В.Л. Пянкевич выпустил монографию, посвящённую слухам, возникавшим и распространявшимся в блокированном городе7. С.В. Яров писал об особенностях поведения людей в беспримерных условиях блокады и специфике блокадной морали. Анализируя прежде всего дневники и воспоминания ленинградцев, он отмечал: «Вся блокадная повседневность свинцовой тяжестью втаптывала человека в грязь – как здесь быть готовым к сочувствию, милосердию и любви? И было сочувствие – у изголовья тех, кто умирал, мы видим их родных и друзей, если они ещё были живы. И было милосердие – хлеб, оставленный для себя, оказывался в протянутой руке ребёнка. И было ещё одно чувство, которое ощущает каждый, читающий блокадные записи. Это – боль, а точнее свидетельства человеческого сострадания мы не найдём. Боль – от начала до конца, боль в дневниках и письмах, боль погибающих и стремящихся их спасти, боль вчерашнего и сегодняшнего дня – везде боль»8.
6. Ломагин Н.А. Ленинград в блокаде. М., 2005. С. 440–441.

7. Пянкевич В.Л. «Люди жили слухами»: Неформальное коммуникативное пространство блокадного Ленинграда. СПб., 2014. С. 469–474.

8. Яров С.В. Блокадная этика. Представления о морали в Ленинграде в 1941–1942 гг. М., 2012. С. 600.
5 Великолепно владея как новейшей, так и советской историографией, Соболев старательно вводил в оборот новые документы, преимущественно из фондов Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга. Его трилогия написана в очерковой форме и вполне оправданно построена по проблемно-хронологическому принципу. Каждая из книг охватывает определённый период обороны города: первая – с июня 1941 по май 1942 г.; вторая – с июня 1942 по январь 1943 г.; третья – от прорыва блокады до её полного снятия в январе 1944 г. Каждая глава носит оригинальное название, передающее драматургию времени; открывается ярким эпиграфом и завершается подборкой документальных свидетельств. В них, помимо прочего, говорится и о сюжетах, до сих пор вызывающих споры: о роли Г.К. Жукова в обороне города9, о том, кто в действительности управлял Ленинградом10, о всевозможных мифологемах, включая знаменитые «ромовые бабы», которыми, по рассказам, лакомилась в Смольном «бессовестная каста, лишённая стыда и сострадания»11. При этом Соболев зачастую придерживается традиционных оценок, указывая не только на героизм бойцов Ленинградского фронта и подвиг блокадников, но и на достаточно профессиональный уровень местного партийного и советского аппарата, включая А.А. Жданова, являвшегося не только статусным, но и фактическим руководителем города.
9. Об этом см. также: Мосунов В.А. Битва за Ленинград. Неизвестная оборона. М., 2014. С. 365.

10. Подробнее см.: Кутузов В.А. А.А. Жданов или А.А. Кузнецов? К вопросу о лидерстве в блокированном Ленинграде // Новейшая история России. 2012. № 1. С. 193–203.

11. Гранин Д.А. Причуды моей памяти. М., 2010. С. 287.
6 Труд Г.Л. Соболева – самое фундаментальное на данный момент обобщающее исследование блокады. «Битва за Ленинград была не только беспримерным подвигом, но и величайшей трагедией, потрясшей весь мир… Мир не знал таких масштабов истребления гражданского населения, такой глубины человеческих страданий и лишений», – пишет автор, беззаветно преданный своему родному городу, перенесшему неслыханные страдания (III, с. 675–676). Боль и подвиг ленинградцев, их «правда смертного часа», по выражению Т. Манна, нашли точное отражение на страницах трилогии.

References

1. Blokada Leningrada glazami detej i podrostkov: sotsiokul'turnyj aspekt / Pod red. G.L. Soboleva. SPb., 2019. S. 245–262.

2. Vojna i blokada. Sbornik pamyati V.M. Koval'chuka. SPb., 2016.

3. Granin D.A. Prichudy moej pamyati. M., 2010.

4. Iz peregovorov po pryamomu provodu mezhdu Moskvoj i Leningradom v 1941–1942 gg. / Publ. K.A. Boldovskogo, G.L. Soboleva i M.V. Khodyakova // Novejshaya istoriya Rossii. 2014. № 1. S. 275–292.

5. Kutuzov V.A. A.A. Zhdanov ili A.A. Kuznetsov? K voprosu o liderstve v blokirovannom Leningrade // Novejshaya istoriya Rossii. 2012. № 1. S. 193–203.

6. Lomagin N.A. Leningrad v blokade. M., 2005. S. 440–441.

7. Mosunov V.A. Bitva za Leningrad. Neizvestnaya oborona. M., 2014.

8. Pavlov D.V. Leningrad v blokade. Izd. 4. M., 1969. S. 182, 186.

9. Pyankevich V.L. «Lyudi zhili slukhami»: Neformal'noe kommunikativnoe prostranstvo blokadnogo Leningrada. SPb., 2014. S. 469–474.

10. Sobolev G.L. Blokada Leningrada: ot novykh istochnikov k novomu ponimaniyu // Novejshaya istoriya Rossii. 2012. № 3. S. 70–96.

11. Sobolev G.L. Blokada Leningrada: postizhenie pravdy // Novejshaya istoriya Rossii. 2012. № 2. S. 72–87.

12. Sobolev G.L. Leningradskie uchyonye v gody Otechestvennoj vojny 1941–1945 gg. Avtoref. dis. … kand. ist. nauk. L., 1964; Sobolev G.L. Uchyonye Leningrada v gody Velikoj Otechestvennoj vojny, 1941–1945. M.; L., 1966.

13. Sobolev G.L., Khodyakov M.V. Poteri Leningradskogo universiteta v gody Velikoj Otechestvennoj vojny // Vestnik Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta. Istoriya. 2010. № 2. S. 14–23.

14. Sobolev G.L., Khodyakov M.V. Prodovol'stvennaya komissiya Voennogo soveta Leningradskogo fronta v 1942 g. // Novejshaya istoriya Rossii. 2016. № 1. S. 8–21.

15. Sobolev G.L., Khodyakov M.V. Publikatsiya novykh dokumentov kak vazhnyj faktor dal'nejshego izucheniya oborony i blokady Leningrada // Novejshaya istoriya Rossii. 2019. № 1. S. 8–34.

16. Yarov S.V. Blokadnaya ehtika. Predstavleniya o morali v Leningrade v 1941–1942 gg. M., 2012.

Comments

No posts found

Write a review
Translate