Understanding based on sources
Table of contents
Share
Metrics
Understanding based on sources
Annotation
PII
S086956870005193-3-1
DOI
10.31857/S086956870005193-3
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Kirill Boldovskiy 
Occupation: Researcher
Affiliation: St. Petersburg Institute of history, RAS
Address: Russian Federation, Saint-Petersburg
Edition
Pages
168-169
Abstract

      

Received
17.05.2019
Date of publication
30.05.2019
Number of purchasers
37
Views
620
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 Блокада Ленинграда – одно из крупнейших событий Второй мировой войны, как по масштабу трагических последствий, так и по влиянию на ход боевых действий на советско-германском фронте. При этом, естественно, «у каждого была своя блокада». Столь многофакторное и разноплановое историческое явление по-разному воспринималось и отражалось в источниках, созданных «по обе стороны фронта». Да и, к примеру, в Москве положение блокированного города представлялось иначе, чем в самом Ленинграде. А условия военного времени и специфически советская «закрытость власти» сказывались на преломлении информации и в документах различных учреждений, и в текстах, выражающих индивидуальные и общественные настроения.
2 Всё это существенно затрудняет комплексное историческое исследование. Ведь в нём, очевидно, необходимо использовать не просто репрезентативные, но и непременно разнообразные по своему происхождению источники. Поэтому неудивительно, что в последние десятилетия работы, посвящённые блокаде, как правило, раскрывали лишь отдельные её аспекты: историю военных операций, блокадной экономики, повседневности и т.д. (I, с. 6–26). Тем самым единое целое как бы разделялось на самостоятельные и слабо связанные между собой части.
3 Уникальность трилогии Г.Л. Соболева, написанной в лучших традициях петербургской исторической школы, заключается прежде всего в том, что в ней процессы блокадного времени впервые комплексно и виртуозно анализируются с привлечением огромного количества новых источников, ставших доступными после начала «архивной революции». Сам Геннадий Леонтьевич выявил в петербургских архивах и осветил в своей трилогии ряд неизвестных ранее свидетельств (например, о распределении продуктов питания в 1943 г.). Ещё в 2012 г. он отмечал: «Публикация новых документальных источников создала предпосылки к тому, чтобы перейти к изучению блокады Ленинграда на качественно ином уровне, исследовать блокадную жизнь во всех её проявлениях, объективно показать характер и мотивы поведения различных социальных групп населения, выявить основные факторы выживания в экстремальных условиях блокады»1. В 2013–2017 гг. ему удалось осуществить этот замысел.
1. Соболев Г.Л. Блокада Ленинграда: от новых источников к новому пониманию. С. 87.
4 О широте и полифоничности источниковой базы, на которую опирается Соболев, можно судить, например, по материалам, помещённым в приложении к главе, рассказывающей о событиях января 1942 г. – одного из самых трагических месяцев блокады. Среди них – документы центральных органов власти (постановление СНК СССР о помощи Ленинграду продовольствием), ленинградских руководителей (письмо А.А. Жданова И.В. Сталину с ходатайством о награждении работников промышленности города, обращение Жданова к водителям автомашин, командирам, комиссарам и политработникам и ко всему личному составу фронтовой автомобильной дороги, запись состоявшейся 25 января беседы Жданова с секретарём ленинградского горкома ВЛКСМ В.Н. Ивановым), военного руководства (записи переговоров по прямому проводу верховного главнокомандующего и заместителя начальника Генерального штаба с командованием Волховского фронта 10 и 17 января; постановления Военного совета Ленинградского фронта о строгом соблюдении лимитов расхода продовольствия, об эвакуации населения, об усилении борьбы с нарушителями правил благоустройства и общественного порядка), местных государственных партийных и советских органов (постановление бюро ленинградского горкома ВКП(б) о наведении элементарного порядка в домах; выдержки из стенограммы заседания бюро горкома по вопросу об организации помощи особо ослабевшим гражданам, а также из отчёта городского управления предприятиями коммунального обслуживания по разделу «Похоронное дело»; сводки управления НКВД и оргинструкторского отдела горкома о детской беспризорности, спекуляциях, кражах, продовольственном положении и настроениях населения; справка начальника городского управления милиции о борьбе с хищениями хлеба в булочных), немецкой разведки (фрагмент донесения о положении в Ленинграде), обращения в органы власти (просьба правления ленинградского отделения Союза советских писателей к секретарю горкома А.А. Кузнецову разрешить эвакуацию и завоз продуктов своими машинами), отрывки из блокадных дневников Н.П. Горшкова, Л. Мухиной, Г.А. Князева, воспоминаний О.Ф. Берггольц и медсестёр Л.С. Разумовской и Л.С. Левитан.
5 И это – только в приложении, для подготовки самой главы использовалось гораздо больше источников. И так – о каждом месяце. Тщательный подбор наиболее ярких и характерных текстов участников блокады делает изложение событий максимально насыщенным, а выводы убедительными. Такая структура представляется не только в некотором смысле новаторской, но и чрезвычайно удобной для читателей, желающих самостоятельно судить об исторических реалиях.
6 Конечно, выявление и изучение новых источников и целых комплексов документов, относящихся к истории блокады, далеко от завершения. Не случайно Г.Л. Соболев возглавил научный коллектив, подготовивший к печати первый том сборника «Блокада в решениях руководящих партийных органов Ленинграда. 1941–1944 гг.»2, в который включены все постановления горкома и обкома партии с начала войны до весны 1942 г. Работа над остальными томами этого издания продолжается. На очереди – публикация документов Военного совета Ленинградского фронта, местных управлений НКВД и НКГБ, Ленгорисполкома.
2. Блокада в решениях руководящих партийных органов Ленинграда. Ч. 1.
7 Вероятно, это приведёт к новым оценкам и интерпретациям обстоятельств и персонажей блокадного времени. Однако труд Г.Л. Соболева никогда не потеряет своего значения, оставаясь примером подлинно научной работы.

Comments

No posts found

Write a review
Translate