«White Russians» in Cyprus
Table of contents
Share
Metrics
«White Russians» in Cyprus
Annotation
PII
S086956870007389-8-1
DOI
10.31857/S086956870007389-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Elnur Ağayev 
Affiliation: European University of Lefke
Address: Turkey
Edition
Pages
98-104
Abstract

           

Received
30.10.2019
Date of publication
06.11.2019
Number of characters
20758
Number of purchasers
10
Views
165
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
1500 RUB / 30.0 SU
1 Сегодня среди российских и зарубежных исследователей по-прежнему актуальна тема, связанная с судьбами «белых русских» – бывших подданных Российской империи, ставших после Октябрьской революции 1917 г. вынужденными иммигрантами во многих странах мира. После распада СССР (1991) этим людям, считавшимся в советское время враждебными «чужими», вернули на их родине исторические права, тогда же стали доступны для изучения связанные с их жизнью и деятельностью архивные источники. Кроме того, о «белых русских», в определённой мере повлиявших на социально-экономический статус принявших их стран, помнят до сих пор, в том числе и в Турецкой республике Северного Кипра (ТРСК).
2 Источники и литература. О прибытии через Стамбул на Кипр «белых русских», об их численности, расселении, жизни в лагерях, занятиях в 1920–1922 гг. свидетельствуют документы Республиканского архива Турции1, Национального архивного и исследовательского департамента ТРСК2, Государственного архива Республики Кипр3, ГА РФ4 и АВПРИ5. Важным источником послужили и сообщения издававшихся в рассматриваемый период газет – турецких («Правильный путь» и др.)6, греческих («Голос Кипра», «Защитник Кипра»)7, кипрских (точнее, управлявшей островом английской администрации)8 и белоэмигрантских (европейских)9.
1. См.: Başbakanlık Cumhuriyet Arşivi, Fon kodu: 272.11, Yer no: 15.55.5., lef 3.

2. См.: Leymosun’da Rus Mültecileri Namına ve Menfaatine Yapılan Tiyatroda Bir Rum Kadının Türkler Aleyhinde İrad Ettiği Nutuk ve Mahiyetinin Tetkiki, K.K.T.C Girne Milli Arşiv ve Araştırma Dairesi. Kutu № 1. Dosya № 11. Gömlek № 15. Varak 1–2.

3. См.: Cyprus State Archives (SA1/858/1919. AP 132–131, 822, 336, 509–510, 531, 728; SA1/1533/1920, AP 6, 18, 21, 24–23, 27, 48).

4. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146 (1917–1924), л. 1–14, 31–38.

5. АВПРИ, ф. 166, оп. 508/3, д. 38, л. 31–32.

6. Газета «Doğru yol» за 1920–1921 гг.

7. Φωνή της Κύπρου, 1920. 19 Ιούνιος; Κυπριακός φύλαξ, 1920. 3 Νοέμβριος.

8. Газета «The Cyprus Gazette» за 1920–1960 гг.

9. Воля России. 1921. 15 апреля; Последние новости. 1922. 7 мая; Руль. 1922. 13 июля.
3 Долгое время рассматриваемая тема не привлекала внимания исследователей. Первой затронула связанные с ней проблемы Н.В. Зыкова10. В книге, посвящённой судьбе генерал-лейтенанта М. Бутчика (министр армии в Совете при первом народном правительстве в Крыму во время Гражданской войны), автор описала прибытие на остров «белых русских» и трудности, с которыми им пришлось столкнуться.
10. Зыкова Н.В. Михаил Бутчик – судьба Русского офицера. Кипр, 2014.
4 В изданной на турецком языке объёмной работе, основанной на русских, английских, турецких и кипрских источниках, анализируются причины миграции на Кипр бывших российских подданных, их социальный состав, условия жизни в лагерях, сложности, связанные с устройством на работу11. Автор уделил особое внимание оказанной кипрскими турками и греками поддержке «белых русских» при их переселении в страны Восточной Европы, а также описал судьбу тех из них, кто остался на острове.
11. Ağayev E. Kıbrıs’tan Geçen Beyaz Ruslar. Işık kitabevi. Lefkoşa. Kıbrıs, 2015.
5 Нельзя не отметить книгу, написанную Л. дер Партог12, где помимо рассказа о её деде – белом эмигранте Н. Матовее – имеется раздел «Русские на Кипре». Необходимые сведения содержатся и в работах российских13, турецких14 и английских исследователей15.
12. См.: Parthogh L. der. Samovar on the Table, A Family Memoir. Autorhouse. Bloomington, 2016.

13. Корляков А. Великий русский исход (1917–1939). Париж, 2009 (в книге имеются 16 фотографий, демонстрирующие жизнь «белых русских» на Кипре, а также воспоминания о них местных жителей); Русский мир, 1917–1928 гг. / Сост. А. Антошин, Г. Бордюгов, З. Бочарова, А. Касаев, М. Мосейкина. М., 2009; Волков С. Участники белого движения в России. М., 2014.

14. Deleon J. Beyoğlu’nda Beyaz Ruslar. Remzi kitabevi. İstanbul, 2003. S. 21; Macar E., Macar O.D. Beyaz Rus Ordusu Türkiye’de. Libra yayıncılık. İstanbul, 2010. S. 40, 200, 234, 249–250, 255; Bakar B. Esir Şehrin Misafirleri: Beyaz Ruslar. Tarihçi kitabevi. İstanbul, 2012. S. 77, 137.

15. Lavender D. The Story of Cyprus Mines Corporation. The Huntington Library. San Marino (California), 1962. P. 188–189, 251–256, 274–275, 278; Storrs R. A Chronology of Cyprus. Cyprus Nicosia, 1930. P. 35.
6 «Белые русские» на Кипре. В начале 1920 г. Стамбул уже был не в состоянии принимать беженцев, прибывавших из Измира, с Балканского полуострова, восточных окраин, оккупированных территорий (как следствие Первой мировой войны) и России. 26 января 1920 г. МИД Османской империи направило в МВД письмо, содержавшее просьбу: детально разъяснить представителям Антанты, что во избежание кризиса расселения людей в турецкой столице необходимо направлять вынужденных переселенцев из России туда, где имелись более подходящие для их проживания условия – на острова Самос, Лесбос, Родос, Кипр и др.16 Кроме того, среди беженцев стремительно распространялись вирусные заболевания, и в ближайшие месяцы (ожидались новые потоки иммигрантов и возникновение эпидемий) турецкие власти решили направить бывших российских подданных в другие регионы.
16. Bakar B. Op. cit. S. 77.
7 В начале марта 1920 г. английский Верховный комиссариат Средиземного моря разрешил разместить переселенцев на Кипре и в восточной части острова Лемнос (Мудрос)17. В марте 1920 г. англичане отправили в Египет, на Кипр, Лемнос и Принкипо около 10 тыс. русских беженцев18. Затем Англия намеревалась переселить русских из Кипра и Египта в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, заключив с ним соответствующее соглашение осенью 1920 г. Однако от этого плана англичане решили отказаться после поражения в Крыму армии П.Н. Врангеля и её дальнейшей эвакуации19. В связи с этим А. Яблоновский, прибывший на Кипр вместе с другими «белыми русскими», писал: «В России к власти пришли большевики. Социализм угрожает миру. В России всё в крови и трупах. Русские чувствуют себя чужими на своей Родине. При власти большевиков Россию не ждёт светлое будущее. Машинист, доктор, хирург, профессор, – все, кто может, сбегают на кораблях. Оставляя свою страну, все уезжают за новой жизнью в новые края. Поэтому мы на Кипре»20.
17. Multanen E. British policytowards Russian refugees in theaftermath of the Bolshevik revolution // Revolutionary Russia. Vol. 12. 1999. № l (June). P. 55; Parthogh L. der. Op. cit. P. 24–25.

18. Macar E., Macar O.D. Op. cit. S. 40, 249–250; Multanen E. Op. cit. P. 64.

19. Macar E., Macar O.D. Op. cit. S. 40, 249–250.

20. Havadis-i Dahiliyye // Doğru Yol Gazetesi. 1920. 12 Nisan.
8 Численность «белых русских» на острове. Однозначного ответа на вопрос, сколько на острове находилось русских, пока нет. В марте 1920 г. в порт Фамагусты, писала одна из турецких газет, прибыли 1 309 человек21, Д. Левандер называл другую цифру – 1 70022. В рапортах представителей учреждений, подведомственных заведующему эвакуированными чинами Вооружённых сил юга России (ВСЮР), указывалось, что в мае–июне 1920 г. на Кипре проживали почти 1 800 русских беженцев23. По мнению А. Корлякова, к концу июля 1920 г. их численность достигла 6 100 человек24. Р. Сторрс писал, что из 2 тыс. беженцев часть вернулась на родину из-за проблем, связанных с проживанием на острове, а также из-за эпидемии тифа25. Всероссийский земский союз сообщал о 1 434 беженцах26, Л. дер Партог – о 1 54627, А.В. Окороков – о 1 500 человек28.
21. İç Haber-Rus Mülteciler Kıbrıs’ta // Doğru Yol Gazetesi. 1920. 22 Mart.

22. Lavender D. Op. cit. P. 251–252.

23. Зыкова Н.В. Михаил Бутчик... С. 64.

24. Там же. С. 60.

25. Сторрс упоминает 2 тыс. пассажиров корабля «Саратов», которых не доставили на остров из-за нехватки места и эпидемий. В действительности они отправились далее – в Египет (Storrs R. Op. cit. P. 35).

26. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 35.

27. Parthogh L. der. Op. cit. P. 28.

28. Окороков А.В. Знаки русской эмиграции (1920–1990). Справочник-определитель. М., 2005. С. 7.
9 «Белых русских» привезли на Кипр на двух кораблях. На первом – «Херсоне», прибывшем в Фамагусту 22 марта 1920 г. и имевшем хорошие медико-санитарные условия, наряду с чиновниками различных уровней ВСЮР находилось 784 больных и раненых солдат и офицеров. На втором корабле – «Анатолий Молчанов», который пришёл туда же 1 апреля, находились 650 пассажиров, 85% которых составляли женщины и дети29. Если принять во внимание, что в разное время на остров прибывали, а затем уезжали переселенцы, можно предположить, что там находились около 1 550 «белых русских». Другие цифры не подтверждены исследованными сегодня документами. Данных же о том, когда на остров прибыли другие беженцы и где их разместили, пока нет.
29. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 1.
10 Социальное и этническое происхождение беженцев. Разнообразными оказались социальный (известные люди, раненые, больные солдаты и офицеры, чиновники ВСЮР, женщины, дети, инвалиды и т.д.) и этнический (русские, армяне, грузины, донские казаки, татары и т.д.) состав «белых русских»30. Среди прибывших на Кипр были артисты, пекари, кузнецы, чертёжники, земледельцы, адвокаты, слесари, купцы, оперные певцы, художники, фотографы и т.д. В августе 1920 г. на острове находились «43 пожилых человека, 417 пригодных к работе и 283 не пригодных к работе, 5 врачей, 5 химиков, 66 инженеров, 75 офисных работников, 8 водителей, 20 преподавателей, 10 столяров, 4 портных, 6 музыкантов, 10 сапожников, 35 офицеров, 35 солдат, 88 разных профессий людей. Кроме вышеназванных, в лагерном госпитале были размещены 58 чел[овек], а 65 чел[овек] – вне территории лагеря»31. «Белым русским» почти невозможно было найти работу из-за незнания местных языков, а также по причине непривычных для них климатических условий и профессиональной конкуренции32. Среди беженцев выделялись писатель С. Горный (А.А. Оцуп; известна его книга «Янтарный Кипр» (1922)) и художник Л.Н. Голубев-Багрянородный (автор 10 рисунков, относящихся к периоду жизни на Кипре)33.
30. Ağayev E. Op. cit. S. 69.

31. Cyprus State Archives, SA1/858/1919, AP 531; ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 33; Parthogh L. der. Op. cit. P. 31.

32. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 33–35.

33. Подробнее см.: Ağayev E. Op. cit. S. 116–120.
11 Лагеря беженцев. Бывших подданных Российской империи разместили в расположенном близ Фамагусты английском лагере для солдат и беженцев34. В период Первой мировой войны там содержали турецких военнопленных, некоторые использовавшиеся ими сооружения англичане предоставили русским35. В октябре 1920 г. их численность уменьшилась до 950 человек (значительная часть военных, вылечившихся к тому времени, на корабле «Саратов» вернулись на Крым), а к концу 1921 г. их осталось всего 550 человек36. Видимо, в связи с этим русских беженцев перевели в Полемидию – лагерь близ Лимасола. В связи с этим в отчёте Земского союза (ноябрь 1921 г.) указывалось: «Город Вароша с 4 000 населением в 2 верстах от прежнего лагеря в Фамагусте, а город Лимасол с 8 000 населением – в 5 верстах от настоящего лагеря в Полимедии»37. Причиной смены лагеря могли стать также ухудшение условий жизни и угроза судебного разбирательства со стороны земельных собственников в Фамагусте38.
34. О лагере см.: Goldman D. Famagusta’s Historic Detentionand Refugee Camps // Journal of Cyprus Studies. Vol. 11. 2005. Issues 28–29. P. 29–54.

35. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 2.

36. Там же, л. 35.

37. Там же, л. 32.

38. Parthogh L. der. Op. cit. P. 32.
12 Жизнь беженцев в лагере. В отношении «белых русских» применялись карантинные меры. Людей разделили на четыре группы: «1. Русский госпиталь. 2. Лагерь для выздоровевших и выписанных из госпиталя офицеров. 3. Лагерь для выздоровевших и выписанных из лагеря вольноопределяющихся и солдат. 4. Лагерь для женщин, детей и мужчин, прибывших пароходом “Анатолий Молчанов”». Лагеря были «нездоровыми, сырыми, находились на лишённых зелени территориях. Два близких к морю озера вблизи лагеря кишели комарами». Обеспечение Русского госпиталя лекарствами и питанием взяли на себя англичане. Организацией, управлением, экономическими делами и оказанием медицинских услуг занимались русские доктора, прибывшие на корабле «Херсон». Англичане контролировали гигиеническую ситуацию в лагере и решали общие вопросы. Для этой цели был определён английский военный врач, который ежедневно приходил в госпиталь и узнавал от русского главврача о текущей обстановке. Больных разместили во вредных для их здоровья деревянных бараках, в которых электричество подавали с 6 до 17 ч., мусор забирали один раз в день. Для стирки, умывания и принятия холодного душа были отведены специальные места.
13 Питались беженцы, в основном, однообразно – три раза в день они могли есть одну рисовую кашу, часто лежалую, иногда получали тапиоку или овсянку. Кроме того, еды не хватало, и больные, нуждавшиеся в усиленном питании или поправлявшиеся от тифа, голодали. Для беженцев установили две диеты. Первая из них включала чай и кашу утром, суп с небольшим куском воловьего мяса («жилистого и подчас несъедобного») днём и чай с кашей вечером (кашу могли заменить одним яйцом, салом, двумя ложками варенья), вторая – куриный или чаще говяжий бульон, кашу, картофельное пюре. Курицу выдавали редко, один-два раза для тяжелобольных. Когда весной люди заболели дизентерией, для них организовали особую диету.
14 В госпитале имелись необходимые медикаменты, но не хватало хирургического оборудования. Во время операций (для которых бараки были не приспособлены) недостающий набор инструментов, как правило, предоставлял известный хирург П. Смиттен.
15 Беженцы оборудовали в лагере церковь. Её настоятелем стал бывший законоучитель Смольного института протоиерей Критеров, в проникновенных службах которого «белые русские» находили утешение39. Благодаря его «неутомимой энергии и незаурядным организаторским способностям» была создана пятиклассовая русская гимназия, где директор, инспектор и 15 преподавателей бесплатно обучали 170 человек. Чтобы воспитывать в русских детях понятия чести и рыцарства, беженцы организовали скаутские отряды, устраивали различные спортивные развлечения для детей.
39. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 1–6.
16 Длительный карантин не позволил объединиться русским артистам, находившимся в разных лагерях, поэтому возникло несколько театральных ячеек. Вскоре организованная в госпитале труппа с большим успехом дала два спектакля, а затем удачно выступила и в соседнем городке. Детский праздник провёл протоиерей Критеров40.
40. Там же, л. 11.
17 Поиски работы и контакты с местным населением. До мая беженцы находились на длительном карантине (у прибывших на корабле «Херсон» он длился более восьми недель)41. В первые две недели никто не мог выйти за окружавшую лагерь колючую проволоку. Позже в разное время каждой группе русских разрешалось выйти на два часа к морю. Впоследствии время прогулок увеличилось, а некоторым группам позволяли даже выходить за территорию лагеря.
41. Там же, л. 12; Havadis-i Dahiliyye // Doğru Yol gazetesi. 1920. 2 Mayıs.
18 Созданные англичанами ограничения в передвижении и поиске работы сильно усложнили положение русских беженцев42. Для их жизнеобеспечения было недостаточно того, что они получали в лагере, и им стала поступать помощь от Кипрского представительства Всероссийского земского союза и местного (турецкого и греческого) населения. Из 925 фунтов 14 шиллингов, отправляемых в течение 17 месяцев (1 июня 1920 г. – 1 ноября 1921 г.) Всероссийским земским союзом в Кипрское представительство, 669 фунтов 5 шиллингов были выделены беженцам в качестве кредитов. Ими воспользовались 143 человека, 14 предприятий, обществ (105 работников) и 38 индивидуальных лиц. Кредитами союза воспользовались артели виноделов, сапожников, портных, официантов, столяров, а также товарищества: Русской клиники (Никосия), артистов, художников, производства химических товаров, торговли ими и др. Число их участников, как правило, составляло от двух до шести человек43. Самыми представительными стали товарищества (в каждом по 12 и более членов): виноделов, певцов («Русский хор»), Союз увечных воинов.
42. ГА РФ, ф. Р-5924, оп. 2, д. 146, л. 12.

43. Там же, л. 35.
19 «Белые русские» получали помощь от местных учреждений и жителей острова. Информацию об этом можно найти в прессе тех лет. Впервые такие сведения появились на страницах газеты «Голос Кипра» 19 июня 1920 г. Пафский митрополит Иаков опубликовал воззвание к храмам Кипрской Православной Церкви о помощи русским переселенцам44. 3 октября в газете «Защитник Кипра» сообщалось, что русские беженцы участвовали в проходившей в одной из церквей Никосии службе. Во время неё хор исполнил молебны для вынужденных переселенцев, а затем для них были собраны пожертвования45. Кроме того, было организовано театральное представление46. С той же целью, только для восьми беженцев-мусульман, Турецкий союз Фамагусты провёл киносеанс и аукцион47.
44. Зыкова Н.В. Михаил Бутчик... С. 81.

45. Там же. С. 81.

46. Leymosun’da Rus Mültecileri Namına ve Menfaatine Yapılan Tiyatroda Bir Rum Kadının Türkler Aleyhinde İrad Ettiği Nutuk ve Mahiyetinin Tetkiki, K.K.T.C Girne Milli Arşiv ve Araştırma Dairesi. Kutu № 1. Dosya № 11. Gömlek № 15. Varak 1–2.

47. К сожалению, не удалось определить номер и точную дату источника. См.: Doğru Yol İdaresine // Doğru Yol gazetesi. 1920.
20 Переселение в Восточную Европу. В 1920 г. расходы на содержание «белых русских», подконтрольных английскому правительству, составили 1 млн фунтов стерлингов. Оно также продолжало охранять русских беженцев на Кипре, в Египте и Сербии, расходуя ежемесячно дополнительно 20 тыс. фунтов стерлингов48. В 1920–1921 гг. англичане всеми силами пытались избавиться от ответственности за бывших российских подданных. Как только в Лиге Наций был создан Верховный комиссариат по делам беженцев (в августе 1921 г. его возглавил Ф. Нансен), между ним и англичанами сразу же начались соответствующие переговоры49.
48. Multanen E. Op. cit. P. 64.

49. Ibid.
21 Тогда же командующий Средиземноморским флотом контр-адмирал Дюмениль в отчёте Министерству ВМФ Франции (декабрь 1921 г.) просил в случае перемещения русских беженцев в Сербию первым делом перевезти находившихся в Египте и на Кипре, поскольку их положение оставалось плачевным по сравнению с теми, кто проживал в Чанаккале и Стамбуле50.
50. Русская военная эмиграция 20–40-х годов. Документы и материалы / Сост. И. Басик, В. Авдеев, А. Жадобин, А. Зданович, В. Карпов, В. Краснов, В. Марковчин, В. Муранов. Т. l. Кн. 2. М., 1998. С. 545.
22 В мае 1922 г. Верховный комиссариат Лиги Наций по делам беженцев за 150 тыс. фунтов стерлингов согласился принять под свою ответственность 4 600 «белых русских», находившихся под защитой Англии в Египте, Сербии и на Кипре51 (с острова беженцев отправляли в Болгарию и Югославию).
51. Multanen E. Op. cit. P. 64–65.
23 Оставшиеся на Кипре. В мае–июне 1922 г. численность оставшихся на острове русских была невелика52, но их влияние на местное общество оказалось весомым (согласно источникам, их деятельность продолжалась до середины 1960-х гг.). До сих пор киприоты добрым словом вспоминают этих людей. Так, врача Смиттена называют «легендой Кипра»: он спас население Лефки в 1936–1937 гг., когда на этой земле «бушевали» эпидемии53. Вместе с этим человеком долгие годы работали Б. Вроблевский и М. Фрейман, которым также благодарно местное население54. Не забыло оно и работников английской Кипрской металлургической компании: химика Н. Матова55, офисного служащего Д. Шепелева, табельщика И. Попова56.
52. По данным Л. дер Партог, 70 человек в 1923 г. (Parthogh L. der. Op. cit. P. X).

53. Lavender D. Op. cit. P. 51. Подробнее о Смиттене см.: Агаев Э., Русанов К. Харьков–Новороссийск–Кипр: Траектория судьбы врача Павла Смиттена (1876–1941) // Історичні, економічнi, соціально-філософські та освітні аспекти розвитку охорони здоров'я. Матеріали IV міжнародної наукової інтернет-конференції. Харків, 2016. C. 55–60.

54. См.: Ağayev E., Rusanov C. «White Russian» Doctors in Cyprus: the fate of six graduates of imperial Kharkov University // Inter Collegas journal. 2016. Vol. 3. № 3. P. 106–114; № 4. P. 154–162.

55. См.: Parthogh L. der. Op. cit.; Lavender D. Op. cit. P. 188–189; Ağayev E. Op. cit. S. 142–144.

56. Lavender D. Op. cit. P. 188; Ağayev E. Op. cit. S. 144–145.
24 После того как в 2007 г. английский журналист М. Нельсон обнаружил на военном кладбище в Полемидии близ Лимасола могильный камень, относящийся к «белым русским», в дело увековечения памяти о них вмешались Посольство РФ на Кипре, местный Образовательный центр Русской Православной Церкви и её глава Н. Зыкова. Вскоре на кладбище были найдены 12 могил русских беженцев: генерал-лейтенанта М. Бутчика, генерал-лейтенанта А. Марголия, офицеров П. Панченко, В. Уршвича, М. Овсиенко, И. Курманова, Д. Левкина, В. Катановского, гражданских лиц И. Руда, Н. Соколова, Е. Гартман и девочки Лиды Колетской57.
57. Зыкова Н.В. Михаил Бутчик… С. 53–55; Ağayev E. Op. cit. S. 120–122.

References

1. Başbakanlık Cumhuriyet Arşivi, Fon kodu: 272.11, Yer no: 15.55.5., lef 3.

2. Leymosun’da Rus Mültecileri Namına ve Menfaatine Yapılan Tiyatroda Bir Rum Kadının Türkler Aleyhinde İrad Ettiği Nutuk ve Mahiyetinin Tetkiki, K.K.T.C Girne Milli Arşiv ve Araştırma Dairesi. Kutu № 1. Dosya № 11. Gömlek № 15. Varak 1–2.

3. Zykova N.V. Mikhail Butchik – sud'ba Russkogo ofitsera. Kipr, 2014.

4. Ağayev E. Kıbrıs’tan Geçen Beyaz Ruslar. Işık kitabevi. Lefkoşa. Kıbrıs, 2015.

5. Parthogh L. der. Samovar on the Table, A Family Memoir. Autorhouse. Bloomington, 2016.

6. Korlyakov A. Velikij russkij iskhod (1917–1939). Parizh, 2009.

7. Russkij mir, 1917–1928 gg. / Sost. A. Antoshin, G. Bordyugov, Z. Bocharova, A. Kasaev, M. Mosejkina. M., 2009.

8. Volkov S. Uchastniki belogo dvizheniya v Rossii. M., 2014.

9. Deleon J. Beyoğlu’nda Beyaz Ruslar. Remzi kitabevi. İstanbul, 2003. S. 21.

10. Macar E., Macar O.D. Beyaz Rus Ordusu Türkiye’de. Libra yayıncılık. İstanbul, 2010. S. 40, 200, 234, 249–250, 255.

11. Bakar B. Esir Şehrin Misafirleri: Beyaz Ruslar. Tarihçi kitabevi. İstanbul, 2012. S. 77, 137.

12. Lavender D. The Story of Cyprus Mines Corporation. The Huntington Library. San Marino (California), 1962. P. 188–189, 251–256, 274–275, 278.

13. Storrs R. A Chronology of Cyprus. Cyprus Nicosia, 1930. P. 35.

14. Multanen E. British policytowards Russian refugees in theaftermath of the Bolshevik revolution // Revolutionary Russia. Vol. 12. 1999. № l (June). P. 55.

15. Havadis-i Dahiliyye // Doğru Yol Gazetesi. 1920. 12 Nisan.

16. İç Haber-Rus Mülteciler Kıbrıs’ta // Doğru Yol Gazetesi. 1920. 22 Mart.

17. Okorokov A.V. Znaki russkoj ehmigratsii (1920–1990). Spravochnik-opredelitel'. M., 2005. S. 7.

18. Goldman D. Famagusta’s Historic Detentionand Refugee Camps // Journal of Cyprus Studies. Vol. 11. 2005. Issues 28–29. P. 29–54.

19. Russkaya voennaya ehmigratsiya 20–40-kh godov. Dokumenty i materialy / Sost. I. Basik, V. Avdeev, A. Zhadobin, A. Zdanovich, V. Karpov, V. Krasnov, V. Markovchin, V. Muranov. T. l. Kn. 2. M., 1998. S. 545.

20. Ağayev E., Rusanov C. «White Russian» Doctors in Cyprus: the fate of six graduates of imperial Kharkov University // Inter Collegas journal. 2016. Vol. 3. № 3. P. 106–114; № 4. P. 154–162.