Frontiers of interdisciplinary historical direction
Table of contents
Share
Metrics
Frontiers of interdisciplinary historical direction
Annotation
PII
S086956870013463-0-1
DOI
10.31857/S086956870013463-0
Publication type
Review
Source material for review
Гарскова И.М. Историческая информатика: эволюция междисциплинарного направления. СПб.: Алетейя, 2018. 408 с., ил. (Труды исторического факультета МГУ. Вып. 130. Сер. II. Исторические исследования, 75).
Status
Published
Authors
Vladimir Vladimirov 
Affiliation: Altai State University
Address: Russian Federation, Barnaul
Edition
Pages
207-210
Abstract

           

Received
12.11.2020
Date of publication
18.03.2021
Number of purchasers
0
Views
59
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Изменения в наукометрических подходах последних лет обусловили некоторое уменьшение интереса исследователей к написанию монографий. Между тем именно они в гуманитарных науках позволяют не только поставить и решить научную проблему, но и выявить траекторию движения того или иного исследовательского направления, показать итоги и значение определённого периода развития, наметить перспективы дальнейших изысканий. Всё это в полной мере относится к книге И.М. Гарсковой, посвящённой осмыслению роли и места исторической информатики в современной исторической науке, её достижениям и проблемам, а также итогам развития за более чем 25-летний период существования.
2 Отмечу, что автор представляет исторический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова – «колыбель» российской исторической информатики. Здесь публикуются научные труды, проводятся конференции и семинары, связанные с данным междисциплинарным направлением, и впервые в России создана линейка соответствующих образовательных программ на кафедре исторической информатики (бакалавриат – магистратура – аспирантура)1.
1. Бородкин Л.И. Бакалавр, магистр, аспирант: опыт реализации образовательных программ по исторической информатике в Московском университете // Историческая информатика. 2018. № 2. С. 115–125 (URL: >>>> дата обращения: 02.04.2020).
3 В XXI в. вопрос о границах предметного поля исторической информатики как междисциплинарной области дополняется вызовами, обусловленными «цифровым поворотом»2, который привёл, например, к статуированию такого неоднозначного явления, как «цифровая гуманитаристика» (Digital Humanities)3 и его структурной части – «цифровой истории» (Digital History). Именно поэтому Гарскова подробно рассматривает сущность цифрового поворота и его влияние на историческую науку (с. 119).
2. Бородкин Л.И. «Цифровой поворот» в дискуссиях на XXII международном конгрессе исторических наук (Китай, 2015 г.) // Историческая информатика. 2015. № 3–4. С. 62.

3. См.: Defining Digital Humanities: A Reader / M. Terras, J. Nyhan, E. Vanhoutte (eds.). Ashgate Publishing Ltd, 2013.
4 В наши дни удивить кого-то использованием математических методов и компьютерных технологий в истории сложно. Хотя историческая информатика является сравнительно молодым научным направлением, всё же результаты его развития позволяют перейти к обобщениям, установлению ряда трендов и прочим моментам, которые в современном академическом языке часто называют «поиск идентичности». Это сегодня крайне важно, поскольку спектр теоретико-методологических оснований исторических исследований стал, как никогда, широким и разнообразным.
5 Актуальность и новизну исследования Гарсковой трудно переоценить – оно вносит весомую лепту в современные дискуссии о месте исторической информатики, её соотношении с некоторыми вновь появившимися направлениями исторических дисциплин. При этом акцентируется внимание на создании нового знания как ведущей цели изучаемого научного направления.
6 Логика монографии выражена в её структуре. В первой части работы последовательно прослеживаются истоки исторической информатики, к которым автор относит возникшую в начале 1960-х гг. квантитативную историю и появление архивов машиночитаемых данных, особо подчёркивая роль советской школы во главе с академиком И.Д. Ковальченко (с. 39).
7 Далее отмечается, что на западе «исторический компьютинг» вырос из компьютинга гуманитарного – более широкого научного направления, связанного с применением компьютерной обработки данных в гуманитарных исследованиях. Несколько позже «первую волну» специалистов по квантитативной истории сменила «вторая», ориентированная в большей степени на информационные технологии, нежели на аналитику. В отечественной же исторической информатике ядро специалистов в это время составляли учёные, которые решали в большей степени содержательные, нежели чисто информационные задачи. Видимо, это во многом и объясняет ведущую роль в рассматриваемом направлении аналитической компоненты, ориентированной на приращение исторического знания.
8 Гарскова справедливо отмечает важность учреждения Ассоциации «История и компьютер» (1992), которая фактически стала организационным руслом развития исторической информатики в России и продолжает выполнять эту роль сегодня (с. 69–70). При организации данного научного сообщества изначально был осуществлён «горизонтальный» принцип, при реализации которого возникли многочисленные «точки роста» данного междисциплинарного направления (региональные научные центры и интенсивные контакты между ними), что обеспечило более или менее равномерное развитие его различных трендов и общее поступательное движение вперёд.
9 Во второй части книги рассматриваются методологические проблемы развития исторической информатики в конце XX – начале XXI в. В частности отмечается, что тогда она испытывала сильное влияние сетевых технологий: с развитием интернета увеличивался интерес к разработкам электронных исторических ресурсов. Затем в условиях «цифрового поворота» и появления «цифровой гуманитаристики» и «цифровой истории» наступил кризис западной модели «исторического компьютинга». Российская же историческая информатика сумела сохранить свою идентичность, которая укрепилась в результате дискуссий и новейших методологических изысканий последнего десятилетия. Гарскова придаёт особое значение сциентизму как мировоззренческой позиции, связанной с доминантой рационального знания в сегодняшней методологической разноголосице, позиции, проявившей себя ещё в рамках квантитативной истории и органически вошедшей в историческую информатику на начальной стадии её существования (с. 33). Эту традицию подтверждает ведущая роль аналитической компоненты, которая сохранялась в процессе развития рассматриваемого научного направления при наличии его второй составляющей – ресурсной компоненты.
10 Автор подробно излагает содержательную структуру и основные технологии исторической информатики, а также сложившиеся внутри неё научные школы. Изучение этих важнейших моментов развития ведётся с применением современных методов и технологий. Так, проведённый автором книги сетевой анализ показал, что в сложившейся системе региональных научных школ высок уровень коммуникации и развиваются совместные научные проекты. В области современных информационных технологий Гарскова справедливо придаёт большое значение одной из них – баз данных, которая фактически является фундаментом исследований в области исторической информатики (с. 210–231). Показано также, что традиционно одним из центров внимания последней являются тематические информационные ресурсы. Из сравнительно новых направлений, популярность которых сегодня в научных исследованиях неуклонно растёт, рассмотрены применение геоинформационных систем и технологий, а также трёхмерные реконструкции объектов историко-культурного наследия. Завершается основная часть работы Гарсковой обзором и характеристикой современных аналитических методов исследования в рамках исторической информатики.
11 Монография содержит внушительный библиографический список (994 названия) и снабжена очень интересными в информационном плане приложениями, посвящёнными тематике конференций ассоциаций: «История и компьютер» и «History & Computing» (международная) (с. 392–405). Изучение данных материалов позволяет, с одной стороны, проследить становление российской исторической информатики, с другой – сравнить отечественный и зарубежный варианты развития сообществ, использующих новые информационные технологии в исторических исследованиях и образовании.
12 Отмечу ещё очень важный момент. Развитие рассматриваемого междисциплинарного направления достигло такого уровня, который позволяет говорить о нём как о полноценной составной части методологии научного исторического исследования. Это выражается в особой структурированности работ с применением математических методов и компьютерных технологий, а также в повышении внимания к традиционному источниковедческому анализу, без которого невозможно говорить о высокой достоверности результатов, полученных даже с применением сложных технологий. Наконец историческая информатика даёт заметный методологический импульс другим направлениям, таким, например, как историческая демография4. О зрелости изучаемого научного направления говорит и издание с 2012 г. специализированного журнала «Историческая информатика», входящего в список ВАК.
4. Подробнее см.: Владимиров В.Н., Сарафанов Д.Е., Щетинина А.С. «Новая историческая демография» в России: эволюция или скачок в развитии? // Известия Уральского федерального университета. Сер. 2. Гуманитарные науки. 2016. Т. 18. № 3(154). C. 29–53.
13 Широта и глубина сделанного Гарсковой анализа истории и современного состояния исторической информатики поражают. Проведённый на широком теоретико-методологическом и историографическом поле анализ снимает многие дискуссионные вопросы и главное – определяет перспективу дальнейшего развития этой междисциплинарной области исторических исследований. Считаю, что выводы автора об её успешном развитии в качестве составной части российской исторической науки являются абсолютно правильными (проверены временем и глубоким анализом значительного исторического, методологического и методического материала исследований последних десятилетий). Фактически монография может использоваться не только как обычное научное издание, но и как своеобразная энциклопедия по вопросам применения в исследованиях историков математических методов и компьютерных технологий.
14 Важно, что хотя проблемы цифрового поворота и массового внедрения в изыскания учёных цифровых технологий пока ещё находятся на периферии традиционного исторического сознания, ситуация стремительно меняется: «цифровизация» общества сопровождается новыми постановками вопросов для всех сфер его жизни, в том числе науки. Постепенно набирает силу «ресурсный» взрыв, выражающийся в повышенном интересе к оцифровке исторических источников и всё большей ориентации учёных на уже готовые цифровые ресурсы. В этом смысле книга является надёжным инструментом подготовки к возможным изменениям в методике и технике исторического исследования.
15 Искать недостатки в «рубежных» научных трудах – дело неблагодарное. Они, безусловно, есть и в рецензируемой работе. Например, автор могла бы уделить больше внимания терминологической стороне исследования. Пожалуй, не все акценты расставлены в изучении соотношения исторической информатики и относительно новых направлений – «цифровой гуманитаристики» и «цифровой истории» (но относящиеся к ним многие моменты ещё не устоялись). Однако данные замечания не умаляют ценности исследования И.М. Гарсковой. Совокупность полученных ею новых знаний и представлений, несомненно, внесёт весомый вклад в развитие не только исторической информатики, но и истории как науки в целом.

References

1. Borodkin L.I. Bakalavr, magistr, aspirant: opyt realizatsii obrazovatel'nykh programm po istoricheskoj informatike v Moskovskom universitete // Istoricheskaya informatika. 2018. № 2. S. 115–125 (URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=26947; data obrascheniya: 02.04.2020).

2. Borodkin L.I. «Tsifrovoj povorot» v diskussiyakh na XXII mezhdunarodnom kongresse istoricheskikh nauk (Kitaj, 2015 g.) // Istoricheskaya informatika. 2015. № 3–4. S. 62.

3. Sm.: Defining Digital Humanities: A Reader / M. Terras, J. Nyhan, E. Vanhoutte (eds.). Ashgate Publishing Ltd, 2013.

4. Podrobnee sm.: Vladimirov V.N., Sarafanov D.E., Schetinina A.S. «Novaya istoricheskaya demografiya» v Rossii: ehvolyutsiya ili skachok v razvitii? // Izvestiya Ural'skogo federal'nogo universiteta. Ser. 2. Gumanitarnye nauki. 2016. T. 18. № 3(154). C. 29–53.