New sources on the activities of the Moscow Printing House in the 17th century
Table of contents
Share
Metrics
New sources on the activities of the Moscow Printing House in the 17th century
Annotation
PII
S086956870014455-1-1
DOI
10.31857/S086956870014455-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Irina Pozdeeva 
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
3-13
Abstract

         

Received
09.03.2021
Date of publication
07.05.2021
Number of purchasers
3
Views
237
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Издательская деятельность Московского (Государева) печатного двора (МПД) долго не вызывала интереса у учёных; исследования посвящали преимущественно истории и репертуару типографий, издававших книги на русском языке. Между тем в царствование династии Романовых – период воссоздания, укрепления и постепенного превращения средневековой Руси в Российскую империю Нового времени, – эти процессы не просто освещались изданиями МПД, но печать максимально способствовала укреплению российской государственности1. Деятельность Печатного двора не привлекала внимания исследователей из-за неверных представлений о чисто религиозном её характере, что вполне соответствовало государственной идеологии советского времени. В 1958 г. А.С. Зерновой был издан сводный каталог, составленный на основании сохранившихся экземпляров московской печати. Он до настоящего времени оставался единственным источником знаний о ранней печати Российского государства2. Представление о ранней московской печатной книге как не представляющей исследовательского интереса закрепил редактор каталога и крупнейший исследователь ранней западной печати Н.П. Киселёв, пришедший к выводу о том, что МПД тиражировал книги «только для культа», и печатники совсем «не думали о просвещении народа»3. Столь безоговорочная оценка уважаемого учёного способствовала тому, что историческое и культурное значение кириллической печати долгие годы отрицалось, и исследования посвящались печатной книге более позднего или раннего времени. В последней четверти ХХ в. появились работы А.И. Рогова4 и С.П. Луппова5, выступавших против столь негативной оценки исторического значения деятельности московской типографии, но опираться они могли также только на каталог Зерновой, в котором не зафиксировано ни одного издания Азбуки, указаны лишь несколько изданий Часовника и Учебной псалтыри, традиционных – вместе с Азбукой – для России книг для обучения вере и грамоте, но в те годы о Часовниках и Псалтырях как об учебных книгах, как правило, не говорили. Реальный анализ историко-культурного значения деятельности МПД возможен лишь при условии достаточно полной реконструкции его репертуара XVII в. Частично это было сделано в конце ХХ в. исключительно для 1615–1652 гг.6 Только теперь составлен достаточно полный список изданий кириллической печати МПД XVII в., анализируемый в данной статье7.
1. Поздеева И.В. Первые Романовы и царистская идея // Вопросы истории. 1996. № 1. С. 41–52.

2. Зернова А.С. Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI–XVII вв. Сводный каталог. М., 1958.

3. Киселёв Н.П. О московском книгопечатании XVII в. // Книга. Исследования и материалы. М., 1960. С. 123–125.

4. Рогов А.И. Книгопечатание // Очерки русской культуры XVII в. Ч. II. М., 1979. С. 155–169.

5. Луппов С.П. Книги в России в XVII в. Л., 1970.

6. Новые материалы для описания изданий Московского печатного двора XVII в.: Методические рекомендации / Сост. И.В. Поздеева. М., 1986.

7. Список пока не опубликован. Предполагается, что он войдёт в новый том книги «Московский печатный двор: факт и фактор русской культуры. 1615–1700 гг.».
2 В каталоге Зерновой учтены 445 изданий собственно Печатного двора, вышедших в XVII в. в Москве после Смутного времени8. В Архиве приказа Книг печатного дела удалось найти указания о выходе на Печатном дворе в эти годы 631 издания9. Впервые можно с уверенностью говорить о структуре издательской деятельности МПД, которая раскрывает цели, задачи и политику государства и церкви в отношении раннего московского книгопечатания. Тем более что в Архиве часто указаны не только время издания, но и тиражи, себестоимость и указная цена новых книг. Анализ данных Архива показал, что на МПД в XVII в. вышло 60 изданий Азбуки («Первоначальное учение детем»): 59 из них – самостоятельные издания, тиражи которых в первой половине XVII в. составляли от 1 до 6 тыс. экз. (самый большой тираж того времени). Стандартный тираж («завод») с 1640-х гг. на МПД составлял 1 200 экз. и увеличивался кратно: 2 400, 3 600, 4 800 и более. Во второй половине XVII в. Азбуку, как и ранее, печатали самыми большими тиражами – до 24 тыс. экз. Суммарный тираж известных сегодня московских изданий Азбук в XVII в. составлял 340 450 экз., что, несомненно, было рассчитано на обучение грамоте всех слоёв русского общества. Азбука стоила всего 2 деньги, и в лавке типографии даже 6-тысячный тираж торговые люди из разных регионов России раскупили всего за несколько дней, причём покупали «Первоначальное учение» по 100–500 экз. одновременно. Характер работы с документами Архива и содержание самих документов, естественно, не позволяют утверждать, что эти подсчёты абсолютно точны. Но нет сомнений, что учтены не менее 96–97% изданий Азбуки и 100% их тиражей.
8. В каталоге учтены 497 изданий: 29 вышли в XVII в. до Смуты; 17 изданий напечатаны в типографии В.Ф. Бурцова, а шесть – в Верхней типографии.

9. РГАДА, ф. 1182, оп. 1, 3.
3 Состав печатной Азбуки традиционен и постоянен: порядок и названия букв («Слов», «слово аз» и т.д.), трёхсложные слоги; образцы наиболее частых сокращений слов, число церковное (цифровое значение букв), имена просодии. Азбука печаталась в 8° долю на одном листе бумаги, т.е. представляла собой одну тетрадь в восемь листов. Сохранились только три экземпляра московской печатной Азбуки XVII в. (из 340 тыс.), вышедшие в 1685–1686 гг.10 Один экземпляр находится в собрании Арсения Верещагина (Ярославский музей-заповедник)11, ещё два – в библиотеках Англии. «Начальное учение» или Азбука в типографии называлась в зависимости от состава добавлений: просто Азбука или Азбука учебная, Азбука с прибавкой, Азбука с орацеями. Первое известное её издание открывает московский Часовник 1631 г.; наиболее ранние самостоятельные издания вышли в 1634 г.12 Неизвестные ранее издания Букварей (расширенных Азбук) в делах Архива приказа Книг печатного дела не обнаружены. Их всего пять общим тиражом только 4 820 экз. (пятое издание – Букварь Кариона Истомина – по указу напечатали всего в 20 экз. в июле 1696 г. для царских детей)13. В XVII в. Букварь, представлявший собой книжечку в ту же 8° (Букварь 1696 г. – 4°), но состоящую из 11 и более тетрадей (90–160 листов), стоил значительно дороже. Работа с Букварём как с учебником предполагала наличие учителя и экземпляра учебника у каждого ученика. Букварей было издано немного, и получить эту книгу могли ученики школ или работавшие с учителями индивидуально.
10. В эти годы были напечатаны, судя по материалам Архива, восемь изданий Азбуки. В 1685 г.: 5 марта – 2 400 экз.; 3 августа – 4 800; 9 октября – 2 400; 13 декабря – 2 400. В 1686 г.: 19 июня – 2 400; 31 августа – 4 800; 22 декабря – 2 400 экз.

11. Кириллические издания в хранилищах Ростово-Ярославской земли. 1652–1700. Ростов, 2009. № 586.

12. Поздеева И.В. Издания Московского печатного двора для обучения вере и грамоте. 1652–1700 гг. // Фёдоровские чтения. 2007. М., 2007. С. 201–202.

13. По указу от июня 1696 г. велено напечатать царевичу Алексею Петровичу «Букварь з десятословием и с шестью совершенствы Нового Завета и с приветствиями… в полдесть на полуалександрийской бумаге шестью разными азбуками» в количестве 20 экз. (РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 67, л. 107. См. также: Богданов А.П. Учёба царских детей XVII в. в изданиях государевой типографии // Фёдоровские чтения. 2003. М., 2003. С. 229–232, 236–246).
4 Традиционно в XVII в. после освоения Азбуки учились читать по Часовнику (Часослову), содержащему тексты суточных неизменяемых служб, которые во время богослужения в храме постоянно «были на слуху». Усваивая их, учащиеся одновременно получали знания о важнейших постулатах веры. Часовник до XVIII в. оставался основным и обязательным учебником грамоты и веры для русских людей всех сословий. В развёрнутом послесловии московского Часослова 1685 г. автор, обращаясь к родителям, говорит, что эту книгу необходимо «вручать детем… в златое детства время» как «началоположение жития христианского». Те должны радостно принимать книги, ибо «учащеся дети писмен чтению, купно обыкнут молитися». Автор просит: «тщитеся чтити и разумети напечатанная, да и чтуще молитеся и молящеся чтете… Ибо молитва есть ваше глаголание к Богу, чтение же – Божия к вам беседа»14. Изданий Часовника, как и других учебных книг, сохранилось немного. У Зерновой учтены всего 35 изданий МПД в XVII в. В делах приказа названо 72 издания общим тиражом 185 330 экз.15
14. Часослов. М.,1685.

15. РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 81, л. 153; д. 82, л. 192, 195; оп. 3, д. 247, л. 1–7. См. также: Поздеева И.В. Человек. Книга. История. Московская печать XVII века. М., 2016. С. 220–221.
5 Часовник при обучении мог заменить Канонник, в который (в зависимости от изданий) входили каноны основным праздникам церковного года и особо почитаемым святым: эти тексты также использовались для обучения чтению и вере. В 1636 г. на МПД впервые издали этот новый тип печатной богослужебной книги – Канонник, содержащий тексты, объясняющие и прославляющие богословскую сущность праздника и причины почитания святого16. Чтение канона при невозможности присутствия на богослужении в храме могло в определённой степени его заменить. Канонник сразу же стал использоваться для обучения чтению аналогично Часовнику. Эта книга могла быть полезной в любом храме, но особенно в личной библиотеке, так как далеко не всегда все члены семьи могли присутствовать на длительных церковных службах. И сегодня в некоторых общинах старообрядцев-«беспоповцев» даже в праздники служат не по Минее, а «каноном». Канонник на МПД был издан с 1636 до 1700 г. 14 раз. Общий тираж этой книги на МПД XVII в. – 31 400 экз. Понимая широкую востребованность нового издания, первоначально за книгу назначили высокую цену – 1 руб. 48 коп. за экземпляр, которую четырежды снижали, в итоге быстро распродав тираж по 1 руб. 18 коп. Первые пять или шесть изданий выходили тиражом 1 200 экз.; затем шесть изданий – 2 400, а два – 4 800 экз. форматом, как правило, в 8°; стоили они уже 30–33 коп., став гораздо более доступными. Завершением образования было усвоение Учебной псалтыри – «Книги книг», «Царь-книги» русского Средневековья.
16. РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 27, л. 147–148; д. 29, л. 119–124.
6 Документы Архива приказа Книг печатного дела показывают, что издания для всеобщего обучения грамоте и вере были печатаны 204 раза общим тиражом более 670 тыс. экз. При невысокой цене их было достаточно для обучения грамоте и основам православной веры многих десятков тысяч людей из разных слоёв общества. Печатные Азбуки и Часовники при этом были рассчитаны на самые широкие социальные круги; Учебных псалтырей, завершавших образование, напечатали почти в три раза меньше, чем Азбук, а Часовников – в два. Очевидно, эти цифры соответствуют соотношению числа людей, получающих знание элементарной грамоты (усвоение Азбуки) к числу людей, научившихся чтению и пониманию Часовника (или Канонника) и других книг. Человек, освоивший христианское учение, роль и божественное значение государственной власти и себя как личности легче мог найти своё место в современном ему обществе.
7 Видимо, только во второй половине XVII в. воплотилась сформулированная Иваном IV на Стоглавом соборе мечта о создании школ грамотности и подготовке людей, способных быть учителями17. Во многих монастырях, при церквях, в домах знати возникли школы грамоты и веры. Работе этих заведений способствовали издания МПД, обеспечившего учителей не только книгами для учащихся, но и актуальным филологическим сборником, в котором Грамматика Мелетия Смотрицкого18 сопровождалась рядом важнейших текстов об истории создания грамматического учения, его всеобщей важности, роли в создании «грамматического любомудрия» отцов Церкви и российских святых, о сущности книжной справы. Предисловие к Грамматике содержало неповторимый гимн «святой науке Грамматике».
17. Российское законодательство X–XX веков. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985. С. 261–264; Поздеева И.В. Стоглавый Собор Ивана IV. Поставленные им задачи обучения и решение их в последующее время // Эпоха Ивана Грозного и её отражение в историографии, письменности, искусстве, архитектуре. Сборник материалов научно-практической конференции «Зубовские чтения». Т. 2. Владимир, 2018. С. 46–60.

18. Вышла 2 февраля 1648 г. в количестве 1 200 экз. и продавалась в книготорговой лавке МПД по полтине (РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 34, л. 247–251; д. 39, л. 506–506 об.; д. 42, л. 195, 204, 217 и др.).
8 Важнейшим для организации новой школы стало издание методического пособия для учителей, обучающих языку. Оно называлось «Наказание ко учителем, како им учити детей грамоте и како детем учитися чтению и пониманию Священного Писания». Логично, что «Наказание» входило в состав Часовников и Учебных псалтырей 1640-х – начала 1650-х гг. Самостоятельного издания «Наказания» в Архиве не зафиксировано. В каталоге Зерновой «Наказание» представлено лишь в одном достаточно редком издании Учебной псалтыри 1645 г. Удалось установить, что первая публикация методического текста вышла не позднее 1643 г., когда её включили в Часовник19. Далее, очевидно, этот текст входил в большинство изданий Часовников и Учебных псалтырей до начала 1650-х гг.
19. Экземпляр этого издания А.С. Зерновой известен не был. Указ о начале печатания «Часовника учебного» датирован 7 февраля 1643 г. Тираж составил 2 400 экз. Вышла из печати книга 15 марта 1643 г. 2 393 продажных Часовника «стали по 4 а., цена – 6 а. 4 д.» (РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 36, л. 283, 207 об.).
9 Экземпляры изданий Часовников XVII в., по крайней мере 37 изданий, не сохранились или не были известны Зерновой. Издания Часовника, описанные ею, известны в 1–2 экз., как правило, дефектных. В фонде института Матенадаран (Армения) мне удалось найти вышедший 10 июля 1649 г. полный московский Часовник, в начале которого находится текст «Наказания ко учителям». Возможно, он входил в издания Учебной Псалтыри 1 апреля 1647 г., 17 марта 1648 г., 24 июня 1648 г., состав которых эту возможность допускает. В этом тексте сформулированы и аргументированы основные принципы обучения: его строгая последовательность, обязательное твёрдое усвоение каждого раздела грамматики, неспешность обучения, свободное владение всеми правилами самим учителем, доступные пониманию всем учащимся объяснения.
10 «Наказание» постоянно подчёркивает, что обучение грамоте – дело божественное, завещанное самим Христом, поэтому учитель должен исполнять его с твёрдым знанием, старанием и терпением. В пособии излагаются задачи и разъясняется сложность преподавания всех разделов грамматического знания, полный объём которого учитель должен найти в Грамматике, на которую постоянно ссылается «Наказание». Само «Наказание» стало ответом МПД на острую полемику 1640-х гг. о судьбах языка печатной московской книги20. Возможно, наличие в Часовниках 1643 и 1644 гг. «Наказания» объясняет их быструю распродажу. С 5 июня по 11 августа 1643 г. было распродано 1 696 экз. по 20 коп. и 1 184 книги за шесть дней продажи с 1 по 12 июня 1644 г. (книготорговая лавка работала не всегда).
20. Верховская Е.Л. Новое в тематике послесловий книг московской печати середины XVI в. // Герменевтика древнерусской литературы. Сборник 2. XVI – начало XVII веков. М., 1989; Поздеева И.В. «Учиться надобно чисто, прямо, по существу и неспешно, знати существо словес и силу их» (Программа издания пособий для обучения грамоте Московским печатным двором в 30–40-х годах XVII в.) // Историк и источник. СПб., 2018. С. 557–578.
11 При изучении Архива приказа Книг печатного дела удалось установить, что было отпечатано не одно, а два издания «Уложения судных всяких дел»: 1 200 экз. первого издания вышли 20 мая 1649 г., второе издание – 21 декабря 1649 г. тем же тиражом21.
21. РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 39, л. 655 об.–678; д. 42, л. 456–457, 463, 472. Издание церковного права – Кормчая книга – была отпечатана один раз; издание 1653 г. долго правилось, причём властям печатали книги для ознакомления и исправления.
12 Если новый список изданий московской типографии позволяет понять, как государство и Церковь были заинтересованы в образовании общества и насколько быстро реагировала московская печать XVII в. на требования изменяющейся ситуации, то анализ количества изданий иных типов книг подчёркивает неизменные особенности национальной культуры этого времени: уважение и внимание к книгам Писания и уставного богослужения на дни лунного и солнечного года. Все издания книг Писания и основных типов текстов для богослужения сохранились до наших дней: данные документов Архива приказа Книг печатного дела совпадают с изданиями, зафиксированными в каталоге Зерновой. В 1615–1700 гг. на Печатном дворе вышли и сохранились экземпляры 21 издания Четвероевангелия напрестольного, 18 изданий Апостолов, четыре полных годичных Минеи, четыре издания Минеи общей и 14 – Общей с праздничной, восемь изданий Октоиха. То же можно сказать и об изданиях Триодей: 16 раз напечатана Постная триодь и 13 – Цветная. В большинстве случаев тиражи этих книг были стандартными. Очень редко тиражи удваивались.
13 Евангелия, вышедшие на МПД в 1627 и 1628 гг., стали на много лет образцами для последующих изданий. Эта книга издавалась систематически, но с длинными интервалами в 3–5 и более лет. С 1633 г. до конца века тираж Евангелий был стандартным – 1 200 экз., однако в 1677 г. было отпечатано 2 400 книг, так как предыдущее издание вышло почти 10 лет назад в 1668 г. В 1681 г. Напрестольное Евангелие отпечатали на александрийской большой бумаге «трех рук» в количестве 480 экз. (на большее количество книг не хватило бумаги), но следующее издание 1685 г. восполнило, очевидно, образовавшийся недостаток, так как были отпечатаны 2 тыс. книг. Затем все издания, кроме 1689 г., выходили тиражом 1 200 экз. Евангелие, изданное в 1689 г. (всего 150 экз.), было шедевром московского искусства книгопечатания – единственная печатная книга форматом «в лист» (т.е. в полный, а не сложенный лист бумаги), специальным очень крупным шрифтом22. Обильный орнамент на 10 книгах не был отпечатан и заменялся рукописным, а гравюры – соответствующими миниатюрами высочайшего качества. Эти книги показывают не только развитие искусства книгопечатания, но и служат реальным воплощением единства в культуре России XVII в. двух форм письменности23. Общий тираж Напрестольного Евангелия в XVII в. составлял 24 750 экз. Это говорит о распространении Евангелия в основном в монастырских, приходских и домовых храмах и об отношении к Евангелию как к святыне, которую тщательно берегли24. Издания Апостола выходили стандартным тиражом, кроме 1671 г., когда были напечатаны 2 400 экз. Общий тираж Апостолов в указанные годы составил 22 343 экз. Основные типы богослужебных книг выходили близким количеством изданий и, как правило, одним стандартным тиражом (1 тыс., 1 150, 1 200 экз.).
22. 254 мм – самый крупный шрифт на МПД XVII в. (Кириллические издания в хранилищах Ростово-Ярославской земли. № 612–616).

23. В делах Архива говорится: «напечатать 150 книг Евангелиев великих на целом александрийском листу на стороне по одной странице, набором в странице по 16 строк большими словами и всяким большим заводом» (РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 91, л. 43–52 (сметная роспись); д. 94, л. 124 об.; оп. 3, д. 87, л. 1).

24. Поскольку в Архиве приказа Книг печатного дела не обнаружено ни одного издания этого типа книг, не известных А.С. Зерновой, очевидно, что таких изданий и не имелось, а утверждения, что они были известны, скорее всего, связаны с ошибками идентификации.
14 Другое дело – Служебники. Из-за многочисленных изданий времени патриаршества Никона (когда искали окончательный состав этого типа книги, а позднее издавали Служебники с Соборным списком (1677–1678)) их вышло значительно больше – 26 изданий (все они сохранились). Служебник – книга, без которой невозможно уставное богослужение, так как только в ней находятся тексты всех трёх литургий: Иоанна Златоуста, Василия Великого и Преждеосвященных даров. Никон настолько высоко оценивал важность этой книги и её исправления, что за краткое время его патриаршества Служебник переделывался шесть раз. Книга выходила в августе 1655, июле 1656, марте и октябре 1657, мае и июле 1658 гг. (последние два издания – в двух частях, из которых вторая – толкование на литургию Константинопольского патриарха Паисия)25.
25. РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 5, л. 596; д. 57, л. 449; д. 58, л. 16; д. 58, л. 22; д. 59, л. 188–191 об.; д. 55, л. 476 об.
15 Требник (или Потребник) – книга важная для верующего человека. Он содержит молитвы, чины, последования на все основные события жизни человека, семьи, общины, хозяйства, дома крестьянина или князя. Состав Требников постоянно менялся. Например, в ранних Требниках было восемь молитв на рождение ребёнка: молитва матери, повивальной бабки, на первое пеленание, на положение в колыбель и т.д. Менялся и состав многих чинов. Например, в первых изданиях текстов исповедей архиереям возникало много вопросов о так называемой симонии, а верующим запрещалось смотреть игры скоморохов, играть в шахматы и т.д. Требник – незаменимый исторический источник, позволяющий почувствовать ментальность народа, представления о единстве материального и духовного, раскрывает духовное осмысление многих материальных предметов, которое сформулировано в чине их освящения.
16 Интересны сведения Архива о несохранившемся до нашего времени «Потребнике архиерейском», отсутствие которого ранее объяснить не удавалось. В делах приказа он назван «Потребник большой печати святительский» или «Потребник соборный святительский». Сама книга до нас не дошла, но, несомненно, что в неё входил ряд чинов, сохранившихся отдельно. Например, «Чин мироварения и миропомазания»26. Потребник святительский был поднесён властям и разослан по епархиям (тираж – 30 экз., цена – 2 руб. 25 коп.). Однако в текстах обнаружились существенные недочёты, и разосланные книги было приказано вернуть. Сохранилось два издания архиерейского Служебника 1668 и 1677 гг. тиражом в 80 экз.
26. Там же, д. 66, л. 20; д. 67, л. 24; д. 69, л. 81 об.
17 При работе с материалами Архива были выявлены около 50 изданий, которые, как правило, использовались для целей богослужения, но ранее на Московском печатном дворе самостоятельно не издавались. Цели этих изданий очевидны и ранее учитывались при работе типографии. Прежде всего, это стремление к духовному объединению общества путём включения в общерусское почитание прославляемых в разных регионах местных святых. Так было сделано при издании первого и второго полного годового круга Миней служебных 1620-х и 1640-х гг.27 В середине и второй половине века эта цель соединилась со стремлением значительно расширить прославление самых почитаемых святых, заступников за Русскую землю и в то же время активных строителей Московского государства: митрополита Алексия, прп. Сергия Радонежского28. К наиболее почитаемым святым на Руси с древних времён относился свт. Николай Чудотворец, который даже получил в народе именование «скорый помощник и теплый заступник»; а в его житие добавили русские чудеса. Именно этим святым были самостоятельно изданы каноны, что действительно позволило значительно расширить их повсеместное почитание в народе. Там, где не имелось близких храмов, в войсках, в дальних походах прочтение канона празднику при необходимости заменяло полную службу по Минее. Причём небольшие и дешёвые издания расширили почитание святых не только в пространстве государства, но и в социальном отношении, ибо молились этим святым все. Канон митрополиту Алексию издавался не три, как учтено в каталоге Зерновой, а пять раз, причём первоначально вместе с Каноном архангелу Михаилу в марте 1647 г., когда ещё была свежа память о царе Михаиле Фёдоровиче (1 200 экз., цена 2 коп.). В ноябре того же года издано ещё 1 200 экз. Канона, затем он издавался в 1659, 1684, 1689 и 1692 гг. Каноны Сергию Радонежскому самостоятельно изданы тиражами в 1 200 экз. в 1689 и 1692 гг. Ту же цель, что и Канон Алексею митрополиту, – прославление Алексея Михайловича Романова – преследовала и публикация Жития Алексия, человека Божия (2 400 экз., 1659 г.)29. Другие не дошедшие до нашего времени издания МПД, как правило, также призванные расширить возможность совершения служб в полках и отдалённых малонаселённых пунктах, домовых церквах, там, где не имелось соответствующих типов книг для уставного богослужения. Прежде всего, это Каноны пасхальные (1682 г. – 3 600, 1686 г. – 4 800, 1700 г. – 4 800 экз.)30.
27. Лебедь М.В. Русские святые и праздники в московских печатных Уставах и Минеях первой половины XVII в. // Вестник Российского университета Дружбы народов. 2010. № 16. С. 123–129.

28. РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 30, л. 1; д. 35, л. 3 об.–4; д. 36, л. 103–103 об.

29. Там же, д. 98, л. 220.

30. Там же, д. 44, л. 34; оп. 3, д. 192, л. 1–3.
18 Среди вновь выявленных изданий есть самые нужные каноны и молитвы для жизни каждого человека, независимо от его социального положения, которые могли исполняться вне храмовых стен. К таким изданиям относятся и зафиксированные в Архиве три издания молитв спальных и утренних. Их первое, очевидно, пробное самостоятельное издание (23 января 1678 г.) мгновенно раскупили (было отпечатано всего 300 экз. по цене 5 коп.). Второе издание вышло в январе 1679 г. уже в 1 200 экз., а третье, в сентябре того же года – в 3 600 экз. (цена 4–5 коп.)31. Один из самых необходимых молитвенных текстов – Канон за упокой души. Он был самостоятельно издан в 1680 и 1682 гг. общим тиражом 3 600 экз. ценой 2 коп. Более широкое значение имели пять не сохранившихся изданий «Вечерен». Их отпечатали четырьмя изданиями (1649, 1652, 1653, 1662) общим тиражом 6 тыс. экз., а пятое (1669) вышло самым большим для тех лет тиражом (12 тыс. экз.) и содержало кроме «Вечери» также «Повечерие»32.
31. Там же, оп. 1, д. 44, л. 34; д. 50, л. 247; д. 52, л. 247–248.

32. Там же, д. 44, л. 34; д. 50, л. 247; д. 52, л. 247–248 об., 250, 251 об.; д. 61, л. 169; д. 66, л. 130.
19 Необходимо упомянуть, что первое издание «Ектеньи о победе на безбожных агарян», также известное только по данным архива, было напечатано по указу патриарха и вышло в мае 1687 г. в количестве 480 экз. Второе издание вышло 22 мая 1687 г. тиражом 1 200 экз., ценою 1 коп. (с переплётом – 3 деньги)33, но раздавалось безденежно. Ещё одно издание этого текста, вышедшее в том же 1687 г. (7 июня), отпечатано в количестве 2 400 экз. Значение самостоятельного издания этого текста очевидно, так как общий молебен перед походом или боем, несомненно, поднимал дух русских воинов, а небольшой размер «Ектении» позволял иметь и читать её текст и молиться о победе в разных условиях военных действий. Тем более что Ектения объясняла и цели борьбы – освобождение православных от власти неверных.
33. Там же, д. 81, л. 259 об.–263.
20 Однако самое интересное новшество середины XVII в., утвердившееся на МПД и до последнего времени неизвестное, – издание самых важных для того времени текстов в виде настенных плакатов («на листу»). Первое такое издание относится к ноябрю–декабрю 1647 г. и вызывает вопросы. В ноябре 1647 г. были отпечатаны 2 400 листов «О поклонах». В том же году по 1 коп. продали 1 770 листов, 621 лист отдали для продажи в 1648 г. О чём говорилось для всеобщего ознакомления в листах о церковных поклонах в 1647 г. при патриархе Иосифе, которому не удалось последовательно провести даже заперт на «многогласие»34, установить не представляется возможным. Причиной появления этих листов ещё до раскола может быть то, что уже в эти годы проблема земных поклонов активно обсуждалась, тем более что 7 декабря 1646 г. вышло издание, названное «Символы, рекше исповедание и о вере, и о богословии» (1 200 экз., цена 3 коп.)35. Второе издание «Символов» вышло под тем же названием между 1 ноября и 3 декабря 1647 г., когда было отпечатано 1 200 листов по прежней цене36. Сомнения в содержании этих листов едва ли возможны. Какой бы текст Символа веры ни был напечатан, очевидно, что в русском обществе уже обсуждались расхождения русского перевода этого основополагающего текста с греческими оригиналами, и именно они вызвали появление 1 200 листов об «исповедании веры». Уже 3 декабря продали 50 листов, а 1 148 были отданы для дальнейшей продажи. Из них 621 лист продали людям из Ярославля, Костромы, Углича, Нижнего Новгорода и Казани. Эти издания листов 1647 г. можно считать твёрдыми доказательствами актуальности для Церкви темы о земных поклонах и споров о тексте Символа веры задолго до реформ патриарха Никона. Именно этот текст стал одной из важнейших причин раскола. Можно предположить, что издания 1647 г. соответствовали традиции, т.е. требовали выполнения земных поклонов.
34. Для сокращения времени богослужения в церквях единовременно читали и пели несколько текстов, что делало службу совершенно непонятной, а требования Церковного устава исполнялись чисто формально.

35. Символ веры. 7 декабря 1646 г. (РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 44, л. 33–33 об.); 3 января 1647 г. (Там же, д. 44, л. 38–38 об.); Листы о поклонах. Вышли в ноябре 1647 г. 2 400 л. (Там же, д. 39, л. 486–487).

36. В первом случае говорится о «книгах», во втором – о листах (РГАДА, ф. 1182, оп. 1, д. 44, л. 33–33 об.).
21 Следующее издание листов о поклонах сомнений не вызывает: они содержали запрет патриарха на так называемые метания, т.е. земные поклоны во время великопостной молитвы Ефрема Сирина. 2 400 листов были отпечатаны 3 апреля 1657 г. Их себестоимость составляла 2 коп. с полушкой. Очевидно, имелось ещё какое-то издание листов о поклонах, которое не раскупалось – «в мир не шли», так как в 1668 г. на МПД ещё хранились 1 800 листов. Позднее вышел указ о том, что «старые» 2 тыс. листов «Указов о поклонах» следует отпустить на технические нужды типографии. Указ о поклонах вызывал в народе недовольство и даже возмущение. Известен факт вынесения анонимной анафемы – самого страшного церковного наказания – неизвестному человеку, замазавшему на стене в Чудове монастыре такой лист дёгтем. В 1655 и 1668 гг. на листах отпечатали «Лествицу» – очевидно, гравюру с изображением восхождения души на небеса по лестнице духовного совершенствования. Широко востребованными были издания «Святцев на листу», т.е. настенного изображения церковного календаря на весь год. Несомненно, эти издания (1663, 1664, 1679) общим тиражом 20 400 листов имели важное значение, так как вся жизнь личности, семьи и общества зависела от церковного календаря, а книгу Святцев могли иметь далеко не все, хотя её изданий также оказалось больше, чем учтено в каталоге Зерновой.
22 Издание листа с часами на кругах тоже было очень важным и дополняло издание листов Святцев, так как уставное суточное богослужение возникло и сложилось в странах, близких к экватору, где день и ночь равны, и соответствующие службы начинаются всегда в установленное время. В России же продолжительность дня и ночи постоянно в течение года изменяются. Поэтому вплоть до XVII в. указания о времени начала, например вечерни, звучали как: «Перед заходом солнца», а повечерия – «по заходу солнца мало». Листы с «часами на кругах» позволяли легко и наглядно на каждый день всех 12 месяцев определить время начала суточной службы. 15 июня 1663 г. вышли 3 600 экз. листов, названные «Указные часы на кругах», хотя их содержание и функция полностью раскрыты в документах приказа об издании этих листов в марте 1687 г. (4 800 л.): название указывало на изображения «Кругов месечных когождо месеца и в кои день часы дневныя и нощныя прибывают и убывают под ними же рождение и ущербы луны»37. Нашедший подлинный лист с часами на кругах О.Р. Хромов и Р.А. Симонов решили, что листы издавались для башенных часов, которых в России даже в конце века было едва ли много38. А листов с часами на кругах отпечатано 8 400 экз. Несомненно, эти листы предназначались для любого храма, хотя и часовщики башенных часов могли пользоваться такими листами.
37. Там же, д. 81, л. 248–250.

38. Хромов О.Р., Симонов Р.А. «Часы на кругах» – первое точно датированное 1663 г. листовое московское издание // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2006. № 3(25). Как показано выше, это не первое, а восьмое московское листовое издание.
23 Начиная с конца 1640-х гг. на МПД отпечатали 12 изданий пяти типов настенных листов со справочными данными и текстами, необходимыми каждому верующему и в каждой церкви. Почти 40 тыс. экз. этих изданий могли находиться в тысячах церквей и административных помещений, так как святцы (месяцесловы) определяли жизнь не только человека и семьи, но и всего государства, и даже один экземпляр такого листового издания мог предоставить необходимую информацию сотням людей. Материалы Архива приказа Книг печатного дела значительно расширили наши представления о московской печати XVII в. со времени восстановления типографии до конца столетия: теперь известны дополнительно 186 изданий. Знание о несохранившихся выпусках позволяет принципиально и доказательно пересмотреть и достаточно полно представить цели деятельности Московской типографии и историко-культурное значение её изданий. С полным основанием можно утверждать, что для обучения грамоте и вере отпечатали третью часть всех изданий общим тиражом более 670 тыс. экз. Целью статьи не было ещё раз подчеркнуть значение изданий Государева печатного двора в укреплении Российского государства и развитии его культуры, в усилении роли Церкви, в борьбе с наступлением католичества и идей Реформации39. Необходимо было выяснить, какие ещё цели преследовали многочисленные издания, не известные ранее, каким слоям общества они адресовались. В более ранних исследованиях эти книги могли не учитываться, так как их экземпляры не сохранились и не были выявлены. Обнаруженные по документам Архива приказа Книг печатного дела ранее неизвестные издания МПД направлялись на обучение широких кругов русского народа грамоте и вере и на создание возможности совершать молитвенное прославление важных церковных праздников, молитвы почитаемым святым, прежде всего покровителям государства Российского, совершать молебны о победе над врагами в любых условиях вне стен храмов. С точки зрения государственного развития российского общества и характера его веры эта издательская деятельность стала явлением Нового времени или важным инструментом его подготовки. И именно МПД, как это демонстрируют новые данные, систематически, умело и целенаправленно создавал необходимые условия перехода страны в новую эпоху. Вновь выявленные материалы показывают просветительные цели издательской деятельности московской типографии как важного направления политики Московского государства, заинтересованного в грамотности и активности российского общества.
39. Поздеева И.В., Дадыкин А.В., Пушков В.П. Московский печатный двор – факт и фактор русской культуры. Кн. 1. 1615–1651. М., 2001; Поздеева И.В. Человек. Книга. История…; Поздеева И.В. Московская печать в первой половине XVII века и российская государственность // Московский Кремль XVII столетия. Древние святыни и исторические памятники. Т. 2. М., 2019. С. 15–33.

References

1. Bogdanov A.P. Uchyoba tsarskikh detej XVII v. v izdaniyakh gosudarevoj tipografii // Fyodorovskie chteniya. 2003. M., 2003. S. 229–232, 236–246.

2. Verkhovskaya E.L. Novoe v tematike posleslovij knig moskovskoj pechati serediny XVI v. // Germenevtika drevnerusskoj literatury. Sbornik 2. XVI – nachalo XVII vekov. M., 1989.

3. Zernova A.S. Knigi kirillovskoj pechati, izdannye v Moskve v XVI–XVII vv. Svodnyj katalog. M., 1958.

4. Kiselyov N.P. O moskovskom knigopechatanii XVII v. // Kniga. Issledovaniya i materialy. M., 1960. S. 123–125.

5. Lebed' M.V. Russkie svyatye i prazdniki v moskovskikh pechatnykh Ustavakh i Mineyakh pervoj poloviny XVII v. // Vestnik Rossijskogo universiteta Druzhby narodov. 2010. № 16. S. 123–129.

6. Luppov S.P. Knigi v Rossii v XVII v. L., 1970.

7. Novye materialy dlya opisaniya izdanij Moskovskogo pechatnogo dvora XVII v.: Metodicheskie rekomendatsii / Sost. I.V. Pozdeeva. M., 1986.

8. Pozdeeva I.V. «Uchit'sya nadobno chisto, pryamo, po suschestvu i nespeshno, znati suschestvo sloves i silu ikh» (Programma izdaniya posobij dlya obucheniya gramote Moskovskim pechatnym dvorom v 30–40-kh godakh XVII v.) // Istorik i istochnik. SPb., 2018. S. 557–578.

9. Pozdeeva I.V. Izdaniya Moskovskogo pechatnogo dvora dlya obucheniya vere i gramote. 1652–1700 gg. // Fyodorovskie chteniya. 2007. M., 2007. S. 201–202.

10. Pozdeeva I.V. Moskovskaya pechat' v pervoj polovine XVII veka i rossijskaya gosudarstvennost' // Moskovskij Kreml' XVII stoletiya. Drevnie svyatyni i istoricheskie pamyatniki. T. 2. M., 2019. S. 15–33.

11. Pozdeeva I.V. Pervye Romanovy i tsaristskaya ideya // Voprosy istorii. 1996. № 1. S. 41–52.

12. Pozdeeva I.V. Stoglavyj Sobor Ivana IV. Postavlennye im zadachi obucheniya i reshenie ikh v posleduyuschee vremya // Ehpokha Ivana Groznogo i eyo otrazhenie v istoriografii, pis'mennosti, iskusstve, arkhitekture. Sbornik materialov nauchno-prakticheskoj konferentsii «Zubovskie chteniya». T. 2. Vladimir, 2018. S. 46–60.

13. Pozdeeva I.V. Chelovek. Kniga. Istoriya. Moskovskaya pechat' XVII veka. M., 2016. S. 220–221.

14. Pozdeeva I.V., Dadykin A.V., Pushkov V.P. Moskovskij pechatnyj dvor – fakt i faktor russkoj kul'tury. Kn. 1. 1615–1651. M., 2001/

15. Rogov A.I. Knigopechatanie // Ocherki russkoj kul'tury XVII v. Ch. II. M., 1979. S. 155–169.

16. Rossijskoe zakonodatel'stvo X–XX vekov. T. 2. Zakonodatel'stvo perioda obrazovaniya i ukrepleniya Russkogo tsentralizovannogo gosudarstva. M., 1985. S. 261–264.

17. Khromov O.R., Simonov R.A. «Chasy na krugakh» – pervoe tochno datirovannoe 1663 g. listovoe moskovskoe izdanie // Drevnyaya Rus'. Voprosy medievistiki. 2006. № 3(25).

Comments

No posts found

Write a review
Translate