Yalta conference of 1945 through the prism of culinary diplomacy
Table of contents
Share
Metrics
Yalta conference of 1945 through the prism of culinary diplomacy
Annotation
PII
S086956870014465-2-1
DOI
10.31857/S086956870014465-2
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vladimir Nevezhin 
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
134-148
Abstract

         

Received
04.03.2021
Date of publication
07.05.2021
Number of purchasers
3
Views
307
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 События, связанные с Ялтинской (Крымской) конференцией «Большой тройки» – лидеров держав антигитлеровской коалиции, которая проходила с 4 по 11 февраля 1945 г., – в достаточной степени освещены как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Введены в оборот архивные документы, мемуары, дневники, переписка, материалы периодической печати, дающие возможность судить об атмосфере, царившей на саммите, о тех поистине судьбоносных для послевоенной Европы и для всего мира решениях, которые были на нём приняты.
2 В меньшей степени, но всё же затрагивался исследователями вопрос о применявшейся советской стороной во время конференции кулинарной дипломатии. Это новое направление в изучении истории внешней политики, рассматривающее национальную кухню как своеобразный инструмент межкультурной коммуникации, имеющий целью влияние на действия, мысли и настроения политиков, дипломатов и лидеров других стран. С. Чапл-Сокол, который ввёл в научный оборот это определение, указывал на «возможность использования пищевых продуктов и блюд в качестве инструмента для создания межкультурного понимания в надежде на улучшение взаимодействия и сотрудничества»1. Украинский дипломат А.С. Слипченко предпринял попытку раскрыть роль кулинарии как мощного средства воздействия на межгосударственные политические переговоры, призванного обеспечить успех той или иной стороны. На многочисленных исторических примерах он показал, как именно складывались обычаи дипломатических застолий и каким образом в практике «гастродипломатии» отражались национальные особенности и личные пристрастия лидеров разных времён и народов. В качестве одного из наглядных примеров он выделил Ялтинскую конференцию. «По значимости её решений для судеб человечества», «по объёму усилий, приложенных для её организации, в том числе – по удельному весу её “банкетного” компонента», она значительно превзошла не только прежние, «но и многие последующие международные мероприятия подобного рода»2. Сюжет о «банкетном» компоненте этой конференции освещался и в работах профессиональных историков3.
1. Цит. по: Циватый В.Г. Гастрономическая дипломатия и дипломатическая гурманистика: еда в политико-дипломатическом диалоге культур (институциональный аспект) // История еды и традиции питания народов мира. Материалы III международного симпозиума. М., 2017. С. 424.

2. Слипченко А.С. Дипломатическая кухня. Киев, 2015. С. 241.

3. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года: хроника создания нового мира. Симферополь, 2005; Батлер С. Сталин и Рузвельт: великое партнёрство. М., 2017.
3 Однако методы кулинарной дипломатии не исчерпываются одним лишь использованием пищевых продуктов и блюд для поиска взаимопонимания в ходе разного рода официальных визитов и международных конференций. Не менее значима возможность неформального общения представителей сторон в ходе застолий. Общение на них облегчалось тем, что хозяевам и гостям предлагались обильные яства и алкогольные напитки.
4 Цель данной статьи – показать на примере Ялтинской конференции, каким образом советская сторона использовала обе формы кулинарной дипломатии. Уделено внимание особенностям организации повседневного питания, а также меню обедов (банкетов), которые последовательно устраивали Ф.Д. Рузвельт, И.В. Сталин и У. Черчилль. Рассмотрено содержание тостов и здравиц, произносившихся на них. Уточнён состав присутствовавших. Наконец, представлены наблюдения о специфике поведения хозяев и гостей.
5 Источниковую базу статьи составили ранее не известные архивные материалы4, а также документальные публикации5, дневниковые записи6, мемуары7, газетные отчёты8 о конференции.
4. Материалы Интернет-публикации «СССР и союзники. Документы архива МИД России о внешней политике и дипломатии ведущих держав антигитлеровской коалиции» (URL: agk.mid.ru).

5. На дипломатических фронтах. 1941–1945. М., 2020; Невежин В.А. Застольные речи Сталина. Документы и материалы. М.; СПб., 2003; Путь к Великой Победе: СССР в войне глазами западных современников. Документы и материалы. М., 2015; Foreign relations of the United States (далее – FRUS). Conferences at Malta and Yalta, 1945. Washington, 1945.

6. Brooke A. War diaries, 1939–1945. L., 2002; >>>> The diaries of Sir Alexander Cadogan, 1938–1945. L., 1971.

7. Громыко А.А. Памятное. Изд. 2, испр. и доп. М., 1990; Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. М., 1975; Рузвельт Э. Его глазами. М., 1947; Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. Т. 5, 6. М., 1991; Шервуд Р. >>>> Т. 1, 2. М., 1958; Birse A.H. Memoirs of an interpreter. N.Y., 1967; Bohlen Ch. Witness to history. 1929–1969. N.Y., 1973; Stettinius E. Roosevelt and the Russians: the Yalta Conference. N.Y., 1949.

8. Kansas City Star. 1945. March 15.
6 Основным форматом работы конференции являлись заседания глав правительств, а вспомогательным – совещания глав внешнеполитических ведомств, на которых обсуждались вопросы, сформулированные лидерами СССР, США и Великобритании. Всего состоялось восемь заседаний глав правительств и семь совещаний глав МИД и НКИД. Помимо этого, 4 февраля, ещё до формального открытия саммита, имели место беседы Сталина с Черчиллем и Рузвельтом, В.М. Молотова – с послом США в СССР А. Гарриманом и министром иностранных дел Великобритании А. Иденом. Наконец, 8 февраля Сталин беседовал с Рузвельтом, а 10 февраля – с Черчиллем и Иденом. Общение официальных членов делегаций имело место и в ходе застолий в узком кругу. Они устраивались последовательно Рузвельтом (4 февраля), Сталиным (8 февраля) и Черчиллем (10 февраля).
7 Для организации конференции предпринимались беспрецедентные меры. Производилось восстановление и совершенствование инфраструктуры, обеспечивавшей доступ к месту её проведения (аэродрома в Саки, грунтовых и шоссейных дорог), налаживалась специальная связь, готовились помещения для размещения участников. Безопасность делегаций обеспечивали значительные воинские контингенты, боевая авиация и корабли, система ПВО, многочисленные сотрудники органов внутренних дел9. Приказом НКВД СССР № 0028 от 8 января 1945 г. «О специальных мероприятиях по Крыму» на полуостров направлялись сотрудники государственной охраны и связи, специалисты, рабочие, обслуживающий персонал, транспортировались стройматериалы, электро- и сантехническое оборудование, мебель, посуда, постельные принадлежности, предметы первой необходимости и хозяйственного обихода.
9. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… Гл. 5, 6; Государственная охрана и специальная связь в годы Великой Отечественной войны. М., 2020. Гл. 1, 2.
8 Особое место в ряду организационных мероприятий отводилось снабжению продовольствием. Ответственность за обеспечение хозяйственного обслуживания объектов, где намечалась работа конференции (сервировка, создание необходимых запасов продовольствия на месте, исследование, организация столовых, буфетов и кухонь, оборудование их необходимым инвентарём и наём обслуживающего персонала) возлагались на комиссара госбезопасности А.Я. Егнаташвили10. Была создана центральная снабженческая база, где содержались коровы, телята, овцы, птица и другая живность. Помимо этого, на каждом из спецобъектов оборудовались складские помещения с холодильными камерами, а также столовые, буфеты, кухни. Было завезено 830 кг колбас, 510 кг сливочного масла, 445 кг сыра различных сортов, 508 кг паюсной икры, более 1 т мяса, 916 кг сельдей, 431 кг рыбных изделий, 6 300 кг овощей, 800 банок консервов, 4 500 яиц. В изобилии имелись сладости, консервированные фрукты: 755 кг шоколадных конфет и других кондитерских изделий, 480 банок сгущёного молока, 280 кг варенья, 3 тыс. банок консервированного компота, а также 150 коробок кофе и 30 кг чая. Велась заготовка говядины, битой птицы, кабанов, джейранов, живых индеек и свиней, молочных битых и живых телят. Два дня спустя после начала конференции в Ялту дополнительно подвезли 200 кг осетрины, 150 кг копчёных свиных окороков и севрюги, 150 кг ветчины, 5 кавказских живых баранов. Специально построенная пекарня была готова к выпечке свежего хлеба. Наладили и подвоз живой рыбы c местных рыболовецких предприятий11.
10. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 47–50.

11. Слипченко А.С. Дипломатическая кухня. С. 242; Государственная охрана и специальная связь… С. 270.
9 Для обеспечения питания участников конференции направили «повара-переводчика» Д.Г. Гогиберидзе, специалиста по ресторанному делу, который владел искусством метрдотеля и официанта. Он много лет проработал в Англии и Франции, а также в Тифлисе, Батуми, Баку, Одессе, Киеве, Крыму, а в 1945 г. занимал должность директора ресторана гостиницы «Метрополь»12. Вместе с ним прибыли квалифицированные повара. Обслуживающий персонал набрали в столице, а частично – прямо на месте. Официантками на время определили медсестёр из крымских госпиталей, которых срочно обучили правилам раскладки столовых приборов и блюд13.
12. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 179.

13. Государственная охрана и специальная связь… С. 270–272.
10 Спиртное в период работы конференции буквально лилось рекой. По сведениям корреспондента агентства «Ассошиэйтед пресс» Д. Корделла, принимающая сторона выставила порядка 14 тыс. бутылок алкогольных напитков14. Прекрасно информированный американский репортёр оказался недалёк от истины. Водки завезли 5 132 бутылки, коньяка – 2 190, шампанского – 3 320, сухих кахетинских вин – 4 300, крымских – 1 042. Помимо этого, имелось 6 200 бутылок минеральной воды «Боржоми» и 6 300 бутылок пива15. По подсчётам американских журналистов, за время работы конференции только водки было выпито 1 400 бутылок, при том, что она, «естественно, не была единственным напитком в Крыму»16.
14. Kansas City Star. 1945. March 15.

15. Государственная охрана и специальная связь… С. 274.

16. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 204.
11 Персональная ответственность за охрану объектов специального назначения на время подготовки и проведения межсоюзнической конференции в Ялте возлагалась на первого заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглова. Егнаташвили стал его заместителем по хозяйственному обеспечению17. Вопросами организации питания также занимался первый заместитель начальника 6-го управления НКГБ Н.С. Власик, отвечавший за охрану Сталина18.
17. Московский Кремль в годы Великой Отечественной войны. М., 2010. С. 224.

18. Государственная охрана и специальная связь… С. 276.
12 Активная деятельность по подготовке конференция развернулась в Москве, Вашингтоне и Лондоне уже с первых дней 1945 г. По поручению Молотова его старший помощник Б.Ф. Подцероб «набросал» записку, которую озаглавил «Мероприятия по НКИД СССР». 12 января документ направили заместителю наркома А.Я. Вышинскому (на первой странице было напечатано кодовое слово «Аргонавт», обозначавшее мероприятие). Согласно этому проекту постоянными представителями при Рузвельте и Черчилле назначались сотрудники наркомата Д.С. Чувахин (заместитель заведующего отделом США) и К.Е. Зинченко (заместитель заведующего отделом печати). В Ялту командировался заведующий протокольным отделом Ф.Ф. Молочков «с задачей помочь в подготовке здания для конференции», а именно: обеспечить залы заседаний и комнаты для членов делегаций союзных стран, решить вопросы налаживания связи и работы буфета19. Он уже участвовал в организации встреч и проводов представителей стран антигитлеровской коалиции в ходе их многочисленных визитов на высшем и высоком уровне, в том числе на две Московские межсоюзнические конференции (1941, 1943)20. Сейчас ему поручалось «в двухдневный срок подготовить и представить на утверждение тов. Молотова программу встречи и проводов Рузвельта и Черчилля», в которую входили выставление почётного караула и исполнение гимнов союзных держав, и составить список встречающих21. Молотов утвердил «Мероприятия» с небольшими добавлениями.
19. АВП РФ, ф. 06, оп 7а, п. 57, д. 1, л. 2.

20. Подробнее см.: Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 3. Дипломатические приёмы 1939–1945 гг. М., 2020.

21. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 57, д. 1, л. 2.
13 Советская делегация на конференции в Ялте состояла из 9 человек. Партийно-государственное руководство представляли Сталин и Молотов. От высшего командного состава на конференции присутствовали нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов, заместитель начальника Генерального штаба Красной армии генерал А.И. Антонов и начальник штаба ВВС маршал авиации С.А. Худяков. Остальные представляли внешнеполитическое ведомство: заместители наркома И.М. Майский и А.Я. Вышинский, послы в Великобритании (Ф.Т. Гусев) и США (А.А. Громыко)22. В свою очередь, в союзных державах для поездки в Ялту намечались высокопоставленные сотрудники, эксперты военных и военно-морских ведомств, крупные дипломаты, технический и вспомогательный персонал. 28 января советская сторона получила список участников «Конференции “Аргонавт”» от США, на следующий день поступил список британской делегации23. Всего в обоих документах упоминались фамилии нескольких сотен человек.
22. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 95.

23. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 57, д. 3, л. 91–99, 101–111.
14 Отличительной особенностью саммита явилось то, что в качестве делегатов на нём присутствовали три женщины. Фамилия первой, дочери Рузвельта Анны Беттингер, встречается в документе, озаглавленном «Персонал “Аргонавта”» (14 января 1945 г.), который представлял собой предварительный список американской делегации24. О том, что она приедет в Ялту, Гарриман сообщил Молотову во время аудиенции 20 января25. В окончательном списке Беттингер упомянута как «личный секретарь президента»26. Второй стала дочь Гарримана Кэтлин. Супруга посла во время его пребывания с дипломатической миссией в Москве оставалась в США, а дочь отправилась с отцом27, вошла в состав американского посольства и получила дипломатический паспорт28. Она быстро освоилась в Москве, в частности преуспела в изучении русского языка29. В списке американских участников она числилась в составе группы посла США в СССР30. В ночь с 21 на 22 января она вместе с отцом отправилась в путь на поезде, который следовал по маршруту Москва–Симферополь31. Третьей иностранкой стала дочь Черчилля Сара Оливер, фигурировавшая в числе делегатов как офицер (командир отделения)32. Ранее она присутствовала на межсоюзнической конференции в Тегеране (1943).
24. Там же, л. 39, 43.

25. Там же, д. 1, л. 11.

26. Там же, л. 91.

27. Печатнов О.В. Сталин, Рузвельт, Трумэн. СССР и США в 1940-х гг.: документальные очерки. М., 2006. С. 113.

28. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 57, д. 3, л. 67.

29. Печатнов О.В. Сталин, Рузвельт, Трумэн… С. 126.

30. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 57, д. 3, л. 54, 59, 66, 67, 98.

31. График поездки А. и К. Гарриман по маршруту Москва–Крым–Мальта–Крым: Library of Congress, Manuscript Division, Averell Harriman Papers (далее – LC, AHP), container (далее – с.) 176, chronological file (далее – cf.) January 22 – February 12, 1943.

32. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 57, д. 3, л. 6.
15 Сталин определил для проживания советской делегации Юсуповский дворец в посёлке Кореиз. Первоначально здесь находилась дача «Розовый дом», принадлежавшая кн. А.С. Голицыной. В 1867 г. дачу приобрёл гр. Ф.Н. Сумароков-Эльстон. В 1909 г. архитектор Н.П. Краснов перестроил в ней дворец, владельцем которого стал гр. Ф.Ф. Сумароков-Эльстон (младший), получивший в 1914 г. титул князя Юсупова. В 1919 г. дворец национализировали, а позднее превратили в дом отдыха НКВД. Для размещения американской делегации предложили Ливадийский «Белый дворец», построенный по распоряжению Николая II в стиле итальянского Ренессанса (1909–1911 гг., архитектор – Н.П.. Краснов) и являвшийся летней резиденцией императора и его семьи. В распоряжение делегации Великобритании предоставили Воронцовский дворец в Алупке, у подножья горы Ай-Петри. Он строился с 1828 по 1848 г. как летняя резиденция генерал-губернатора Новороссийского края гр.   М.С. Воронцова по проекту английского архитектора Э. Блора в неомавританском стиле. После революции дворец национализировали и превратили в музей.
16 При размещении делегаций учитывались не только соображения безопасности. Резиденции союзных держав располагались в 15 км друг от друга. Таким образом, у них было мало возможностей для прямых контактов и предварительного согласования обсуждавшихся вопросов и проблем, что облегчало работу советской делегации.
17 Буквально с первых минут пребывания на крымской земле союзники ощутили на себе (в прямом и переносном смысле) гостеприимство устроителей, выразившееся прежде всего в обильном угощении. Сразу после приземления на аэродроме Саки, где выстроились почётный караул и военный оркестр, гостей препроводили во вместительные палатки, внутри которых стояли щедро накрытые столы: бутылки водки, коньяка, шампанского; тарелки с икрой, копчёной осетриной и сёмгой, сыром, варёными яйцами, чёрным и белым хлебом. Общую картину необычного для американцев и англичан изобилия дополнял горячий сладкий чай (с лимоном) в стаканах33. По окончании церемонии встречи делегаций Черчилль посетил одну из палаток, где не без удовольствия отведал русской икры и водки34. Впоследствии, во время работы конференции, в каждом помещении, где проживали представители союзных держав, на столе неизменно стояли графины с водкой, бутылки с вином, шампанским, минеральной водой, вазы с фруктами35.
33. Stettinius E. Roosevelt and the Russians… P. 125.

34. Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. С. 443.

35. Великая Победа. Т. 14. Умиротворение Европы. М., 2015. С. 72.
18 В конце первого дня работы саммита, 4 февраля в 20:30, Рузвельт устроил в Ливадийском дворце обед, на который пригласил Сталина и Черчилля. От США, помимо президента, присутствовали А. Гарриман, государственный секретарь Э. Стеттиниус, начальник Управления экономической стабилизации Д. Бирнс и начальник Восточно-Европейского отдела Государственного департамента Ч. Болен. Британских гостей представляли А. Иден, посол Великобритании в СССР А. Керр и второй секретарь посольства, переводчик А. Бирс; советских – Сталин, Молотов, Громыко, Вышинский и переводчик В.Н. Павлов. Таким образом, всего на застолье присутствовали 14 человек36. C.В. Юрченко утверждал, что «хозяйкой» приёма выступила К. Гарриман37, однако в списке участников, представленном Боленом38, и в его мемуарах39 дочь посла не упомянута. Гостям предложили обед из нескольких блюд: американских (салат из жареных цыплят, жареная говядина с макаронами) и русских (бульон, осетрина и овощная солянка)40. Биограф американского президента Р. Шервуд сообщал, что пищу готовили филиппинские повара, но продукты использовались «исключительно русские»41. Согласно отчёту Болена, меню выглядело так: икра, хлеб, масло, консоме42, осетрина с помидорами, говядина с макаронами, пирожные, чай, кофе, фрукты. Из алкогольных напитков предлагались водка, пять различных сортов вина и шампанское43.
36. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 589.

37. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 200.

38. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 589.

39. Bohlen Ch. Witness to history… P. 131.

40. Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 437.

41. Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 569.

42. Консоме – осветлённый >>>> (из куриного или говяжьего мяса).

43. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 553; Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс… Т. 2. С. 569; Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 437.
19 За полчаса до окончания обеда неожиданно развернулась импровизированная дискуссия об ответственности и правах великих держав и малых государств на международной арене. Её содержание хорошо известно44. Интерес представляет реакция участников застолья на высказывания Сталина, Черчилля и Рузвельта. Так, Вышинский, в полном соответствии со сталинской мыслью, доверительно заявил Болену: великие державы никогда не согласятся на право малых стран судить об их действиях. В ответ на замечание о необходимости учитывать мнение простых американцев, он заявил, что народ должен научиться повиноваться своим лидерам. Болен ответил: если «господин Вышинский» посетит Соединённые Штаты, он желал бы, чтобы тот пообещал рассказать об этом американскому народу. Вышинский сказал, что с радостью это сделает45. Черчилль провозгласил тост «за пролетариев всего мира», подкрепив его образной шуткой, смысл которой сводился к тому, что орёл не должен мешать птичкам петь, его также не должно заботить, по какой причине они поют46.
44. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 589–590; Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 202–203; Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 438–439.

45. Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 439.

46. Bohlen Ch. Witness to history… P. 181–182; Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 439; Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 203.
20 Следующий приём устроил Сталин – в Юсуповском дворце 8 февраля в 21:0047. В мемуарной и исследовательской литературе содержатся различные, порой противоречивые сведения о персональном и количественном составе участников данного застолья. Так, начальник британского Генштаба фельдмаршал А. Брук в дневниковой записи отметил, что «забыл включить» фамилии «трёх американских начальников штабов, которые, конечно, были там»48. Юрченко же писал: «Американские начальники штабов – в том числе генерал Маршалл и адмирал Кинг – и другие военные советники на обед приглашены не были. Объяснений советской стороны не последовало»49.
47. По другим сведениям, обед начался в 20:45 и закончился после 1:00 9 февраля (Brooke A. War diaries… P. 659–660).

48. Brooke A. War diaries… P. 660.

49. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 254.
21 Как представляется, «объяснение» можно обнаружить в переписке К. Гарриман. Из её письма, направленного 16 февраля сестре Мэри, следовало, что устроители обеда пригласили на него по 10 человек с американской и с английской стороны. Вместо начальников штабов Рузвельт включил в список своего политического соратника адвоката Э. Флинна, а также К. Гарриман и А. Беттингер: посещение дамами обеда у Сталина предрешило отсутствие на нём начальников штабов. Это обстоятельство смутило Кэтлин, она попросила Анну «ради всего святого внести изменения в список участников» и вычеркнуть из него свою фамилию. Такая же просьба последовала со стороны её отца, однако Рузвельт остался при своём мнении. «Видит Бог, я не хотела явиться камнем преткновения ни при каком из вариантов (состава приглашённых на банкет. – В.Н.)», – восклицала она50.
50. Kathleen to Mary (LC, AHP, c. 177, cf. February 16, 1945).
22 Юрченко писал, что в состав американской делегации также вошли Стеттиниус, Бирнс, Болен, Г. Гопкинс и начальник штаба Верховного главнокомандующего Вооружёнными силами США адмирал У. Леги51. На деле Гопкинс отсутствовал, поскольку чувствовал себя плохо52.
51. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 253–254.

52. Там же. С. 120.
23 В моём распоряжении имеются два документа – советский53 и американский54 списки гостей. В соответствии с ними с советской стороны прибыли 11 человек: официальный состав делегации на конференции, а также нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия и переводчик В.Н. Павлов. Наконец, Великобританию представляли Черчилль, Иден, Керр, Оливер, Бирс, Брук, а также первый заместитель Идена А. Кадоган, командующий войсками союзников на Средиземноморском театре военных действий фельдмаршал Р. Александер, начальник личного штаба Черчилля Т. Исмей, первый лорд Адмиралтейства Э. Каннингем и начальник штаба ВВС Ч. Портал. Всего на застолье собрался 31 человек.
53. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 58, д. 10, л. 11.

54. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797.
24 Из числа присутствовавших на банкете представителей партийно-государственной номенклатуры завсегдатаями сталинских застолий можно назвать Молотова и Берию. Они располагались за одним столом с «вождём» и на больших кремлёвских приёмах, и на обедах и ужинах в узком кругу («симпосионах»), и на дипломатических приёмах55. Молотов побывал на всех обедах в честь союзников по антигитлеровской коалиции с участием Сталина, проводившихся в Екатерининском зале Большого Кремлёвского дворца, начиная с 1 октября 1941 г. Довольно часто в них участвовал и Берия. Периодически приглашались также Вышинский, Кузнецов и Антонов56.
55. Подробнее см.: Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 1–3. М., 2019–2020.

56. Правда. 1941. 2 октября; Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 3. С. 233, 236.
25 Для главы американской делегации Рузвельта эта встреча со Сталиным стала второй и, как оказалось, последней. До этого они общались, среди прочего, на банкетах, которые имели место на Тегеранской конференции. Что касается Гарримана, то он по долгу службы имел богатый опыт общения со Сталиным на застольях, прежде всего дипломатических приёмах в Кремле57. Его дочь Кэтлин уже спустя месяц после приезда в Москву стала посещать многолюдные мероприятия, которые периодически организовывала советская сторона. Она присутствовала на грандиозном банкете, устроенном Молотовым в 1943 г.по случаю годовщины революции и собравшем свыше 500 представителей партийно-государственной номенклатуры, дипкорпуса, высокопоставленных военных, деятелей литературы и искусства58, посетила с отцом концерт в Большом театре 14 октября 1944 г. по случаю второго официального визита Черчилля. На следующий день после него посол сообщал в телеграмме Рузвельту: «Во время продолжительного антракта Сталин устроил скромный ужин для Черчилля, Идена и Брука, включая Кэтлин и меня. Он добродушно подшучивал над всеми нами. Кэтлин была единственной женщиной в официальной ложе и за ужином»59. Сама она так описала этот импровизированный ужин в письме на имя невестки британского премьер-министра Памелы: «Между двумя актами мы направились на ужин с рассадкой, на котором председательствовал Молотов. За столом находилось человек 12, и для меня всё это было так волнующе»60. Что касается Беттингер, Бирнса, Леги, Стеттиниуса и Флинна, то приём 8 февраля 1945 г. явился для них первым опытом общения с советским лидером за обеденным столом.
57. Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 3.

58. Печатнов О.В. Сталин, Рузвельт, Трумэн… С. 166.; Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 3. С. 186.

59. FRUS. 1944. Europe. Vol. IV. Washington, 1944. P. 1018.

60. Цит. по: Никонов В.А. Молотов: наше дело правое. Кн. 2. М., 2016. С. 180.
26 Глава британской делегации Черчилль в 1942–1944 гг. неоднократно приглашался Сталиным на застолья (это происходило в Москве и Тегеране), а во время визита в СССР в октябре 1944 г. и сам пригласил его на ужин в британское посольство61. На дипломатических приёмах в Кремле бывали Иден, Керр, Кадоган, Брук, Бирс. Дочь премьер-министра Сара до Ялты присутствовала на застолье с участием Сталина лишь один раз – 29 ноября 1943 г. в Тегеране, на ужине по случаю 69-летия отца.
61. Подробнее см.: Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 2, 3.
27 Поскольку в числе приглашённых оказались дочери Рузвельта, Черчилля и Гарримана, президент США в шутку назвал застолье «семейной вечеринкой». Оно состоялось в огромном зале, где находился соразмерный помещению накрытый стол, отделанный в мавританском стиле. Роскошный интерьер дополняли два тропических растения (очевидно, пальмы) и камин. Флинн позднее привёл «статистику» вечера: 30 гостей, 20 перемен блюд и 45 тостов62. К сожалению, я не располагаю меню мероприятия. В газетном отчёте Корделла отмечалось, что предлагались те же блюда и напитки, что и на обеде, устроенном Рузвельтом, а также цветная капуста – «особый деликатес», поскольку «свежие зелёные овощи можно видеть на столе у русских нечасто». Алкогольными напитками явились водка и пять видов вина63. Скорее всего, участники обеда пили и шампанское. 9 февраля Кадоган писал жене, что Черчилль находится в хорошем настроении и в больших количествах употребляет «кавказское шампанское»64.
62. Kathleen to Mary (AHP, LC, c. 177, cf. February 16, 1945). Адмирал Леги насчитал только 38 тостов (Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 484).

63. Kansas City Star. 1945. March 15.

64. Cadogan A. The diaries of Sir Alexander Cadogan… P. 707.
28 Сын американского президента Э. Рузвельт, по всей вероятности, со ссылкой на информацию сестры, писал, что во время обеда «отец дипломатично, но вполне искренне похвалил советское шампанское; хозяин с гордостью ответил ему, что это шампанское производится у него на родине – в Грузии»65. Свидетельства интереса Рузвельта-старшего к советскому шампанскому обнаруживаются и в других источниках. 13 января 1945 г. состоялась беседа заведующего 2-м Европейским отделом НКИД К.В. Новикова с Гарриманом и первым секретарём посольства Великобритании Кроствейтом, в ходе которой обсуждались детали организации грядущей встречи «Большой тройки». Посол заявил, что имеет пару поручений от президента, которые не может выполнить без содействия советского дипломата. В частности, Рузвельт хотел бы купить «некоторое количество прекрасного русского шампанского, необходимого ему для угощения тов. Сталина и Черчилля», когда они приедут к нему в гости. Для этой цели могло потребоваться три ящика. Кроствейт «рассмеялся и заявил, что этого явно недостаточно», поскольку президенту США «придётся распрощаться с одним ящиком при первом же посещении» его Черчиллем и «посоветовал купить побольше». В итоге Гарриман оставил Новикову заявку на 60 бутылок66.
65. Рузвельт Э. Его глазами. С. 238.

66. Ревякин А.В. Ялтинская конференция: дипломатия и политика // История Великой Победы. Т. 3. Война и дипломатия. М., 2020. С. 386. Названный автор даёт некорректную ссылку на документ, в котором упоминается о беседе Новикова с Гарриманом и Кроствейтом, не приводя номера фонда (АВП РФ, ф. Референтура по Англию (sic! – В.Н.), оп. 29, д. 61, л. 39; Ревякин А.В. Ялтинская конференция… С. 499, прим. 33). Правильная ссылка такова: АВП РФ, ф. 069 (Референтура по Великобритании), оп. 29, д. 61, л. 39. Ревякин отмечал, что ему не удалось точно установить дату беседы. Между тем из отчёта Новикова Молотову следует, что она происходила 13 января 1945 г. (АВП РФ, ф. 069, оп. 29, д. 61, л. 36, 40).
29 Болен подчеркнул сердечную атмосферу банкета и то, что Сталин находился в хорошем, даже в приподнятом настроении67. О том, что он был просто в ударе, сообщали и другие свидетели68. Например, К. Гарриман писала сестре, что советский лидер, выступая в роли радушного хозяина, выглядел потрясающе. Согласно советской традиции, он сидел посреди «длинного-предлинного стола». По правую руку от него располагался Рузвельт, слева – Черчилль. Молотов, Иден и Стеттиниус заняли места за столом напротив. Присутствие женщин на вечере создало для протокольного отдела НКИД проблему из-за неясности порядка рассадки за столом. Гости гадали, где именно займут места Беттингер и Оливер. В результате обе расположились в самом конце той стороны стола, где сидел Сталин, а Гарриман – напротив дочери Черчилля. По свидетельству Кэтлин, время от времени Сталин, откинувшись назад, улыбался, «словно добрый дедушка», что произвело на неё особое впечатление. Он часто вставал для очередного тоста и неожиданно назвал себя «болтливым стариком»69.
67. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797.

68. Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 485.

69. Roberts G. The Wartime correspondence of Kathleen Harriman // Harriman Magazine. 2015. № 1. P. 20. В британской записи содержания одного из тостов Сталина зафиксировано следующее признание: «Я говорю как старик, поэтому говорю так много» (Цит. по: Путь к Великой Победе: СССР в войне глазами западных современников: документы и материалы. М., 2015. С. 740).
30 Многочисленные тосты на банкете оказались рутинными: за вооружённые силы союзных государств, за представителей их командования, за сотрудничество держав70. Ключевыми стали здравицы Сталина и Черчилля, основное содержание которых зафиксировано в нескольких источниках: записи, сохранившейся в личном архиве Черчилля71 и воспроизведённой также в его мемуарах72, и отчёте, представленном Боленом73, содержание которого дополняет письмо К. Гарриман сестре74. Согласно Болену, первую здравицу провозгласил Сталин в честь премьера Британии75. Однако из английской записи76 и из мемуаров Черчилля77 следует, что первым тост произнёс он.
70. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797.

71. Путь к Великой Победе… С. 740–741.

72. Невежин В.А. Застольные речи Сталина. Документы и материалы. С. 430–432.

73. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797–799.

74. Kathleen to Mary (LC, AHP, c. 177, cf. February 16, 1945).

75. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797.

76. Путь к Великой Победе… С. 740.

77. Невежин В.А. Застольные речи Сталина… С. 429.
31 Скорее всего, присутствие на дипломатических приёмах, которые советский лидер давал в его честь в Кремле, а также «дружеские ужины» на кремлёвской квартире Сталина и в Большом театре (1942, 1944) в какой-то степени способствовали приобщению Черчилля к культуре сталинского застолья, представлявшей собой синтез русской и грузинской трапезы с изобилием здравиц. Так или иначе, тост он адресовал Сталину как партнёру по антигитлеровской коалиции78. К. Гарриман сочла застольные речи советского лидера «значительнее простых банальностей». Вначале он поднял бокал за Черчилля как великого лидера, который встал у руля, когда Англия оказалась без союзников79. Затем обратился к Рузвельту. В ответной здравице американский президент, в частности, отметил, что ощущает семейную атмосферу застолья, и аналогичным образом желал бы охарактеризовать отношения между тремя странами80. В заключение Сталин предложил выпить за крепость боевого союза великих держав81. В ответ на это Черчилль заявил, что представляет союзников стоящими на вершине горы, откуда они взирают на открывающиеся перед ними в будущем большие возможности82.
78. Там же; FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797–798.

79. Путь к Великой Победе… С. 741; Невежин В.А. Застольные речи Сталина… С. 429; FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 797–798; Kathleen to Mary, February 9, 1945 (LC, AHP, c. 176, cf. February 4–10, 1945).

80. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 798.

81. Путь к Великой Победе… С. 741; Невежин В.А. Застольные речи Сталина… С. 429; FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 798.

82. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 798–799.
32 Тосты произносили и другие участники обеда. Громыко провозгласил здравицу за Гарримана. В ответ американский посол отдал дань уважения Вышинскому и Майскому, подняв бокал за «людей, с которыми он работал в Москве»83. Бирнс предложил выпить «за простых людей всего мира»84.
83. Kathleen to Mary, February 9, 1945 (LC, AHP, c. 176, cf. February 4–10, 1945).

84. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 799.
33 В посмертном, исправленном и дополненном, издании мемуаров Громыко содержится эпизод, отсутствовавший в первом издании. Заметив среди присутствовавших Берию, американский президент осведомился, кто этот господин. Сталин ответил: «Это же наш Гиммлер. Это – Берия». Реальность этой сцены представляется сомнительной. Во всяком случае, мне не удалось найти подтверждения в других источниках. Вызывает сомнение и следующее утверждение: «В тот вечер Берия, и без того малоразговорчивый, молчал, держался скованно. Зарубежные гости, которые находились у нас на виду, его как бы не замечали»85. На деле он вызвал большой интерес. К. Гарриман отмечала, что с любопытством рассматривала главу НКВД, которого так хотела увидеть ранее: «Он маленький и полный, с толстыми линзами, придающими ему зловещий вид, но вполне доброжелательный». Должность, по мнению Кэтлин, делала его страшным человеком; к тому же он входил в состав Государственного комитета обороны. В свою очередь «Арчи» Керр провозгласил тост за того, кто охранял «тела» участников конференции. В этой здравице Кэтлин усмотрела «непристойный оттенок», а Черчилль подошёл к послу, погрозил пальцем и сказал: «Будь осторожен» (иными словами, «заткнись»). Берия не произнёс на обеде ни одного тоста.
85. Громыко А.А. Памятное. С. 241.
34 Сталин, помимо прочего, поднял бокал за присутствовавших дам, затем подошёл и чокнулся с каждой из них, что К. Гарриман расценила как «весьма милый жест». Ещё по дороге на вечер отец сообщил, что «цена билета на обед» для неё – тост на русском языке. Удобный момент представился во время паузы, возникшей из-за того, что ни Беттингер, ни Оливер «никак не могли сладить с третьим мясным блюдом». Тут Гарриман наклонился к дочери и велел ей подняться. Болен пытался объяснить, чтó именно нужно говорить, вернее, как выразить то, что она желала сказать. В свою очередь, Антонов, сидевший по другую сторону, предложил свои варианты. «Боже, как я была напугана», – признавала Кэтлин. В результате она от имени присутствовавших на обеде дам предложила выпить за хозяев, которые обеспечили комфорт гостям. Лишь увидев разрушения, совершённые немцами в Крыму, она поняла, как много сделано устроителями конференции.
35 По свидетельству Бирса, в разгар застолья Сталин неожиданно произнёс благодарственный тост за переводчиков. По его словам, лидеры союзных держав в очередной раз собрались вместе, беседовали, ели, пили, в общем наслаждались жизнью. Тем временем переводчикам (Бирс, Болен и Павлов) приходилось «работать, и их работа нелегка»: они не имеют времени ни поесть, ни выпить, поскольку переводят сказанное лидерами, полагающимися на них, «чтобы передать свои идеи друг другу». Затем он обошёл вокруг стола, чокаясь с каждым из них. Тут Черчилль поднял бокал и воскликнул: «Переводчики всего мира, объединяйтесь! Вам нечего терять, кроме своей аудитории!». «Пародия на коммунистический лозунг» настолько «задела сталинское чувство юмора», что он смеялся в течение нескольких минут86. Правда, Болен в мемуарах утверждал, что это он сам подхватил сталинский тост, перефразировав строку из «Манифеста Коммунистической партии»: «Переводчики всех стран, соединяйтесь! Вам нечего терять, кроме своих хозяев!»87. Однако эта версия представляется сомнительной. Во-первых, она не подтверждается другими участниками обеда. Во-вторых, в практике дипломатических приёмов тех лет случаев произнесения тостов переводчиками не наблюдалось.
86. Birse A.H. Memoirs of an interpreter. P. 184–185.

87. Bohlen Ch. Witness to history… P. 182. Цит. по: Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 485.
36 В целом, как отмечала Гарриман, обед оказался спланирован удачно. Никто не был пьян; присутствующие приятно проводили время и, в общем, всё прошло очень хорошо88.
88. Kathleen to Mary (LC, AHP, c. 176, cf. February 16, 1945).
37 Последним приём устроил Черчилль – 10 февраля в 21:00 в Воронцовском дворце. Он прошёл в ограниченном кругу, от каждой державы присутствовали лишь по три человека: Черчилль, Иден и Бирс от устроителей; Рузвельт, Стеттиниус и Болен от американцев; Сталин, Молотов и Павлов – с советской стороны89.
89. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 921.
38 По утверждению С. Батлер, этот ужин «был тщательно продуман и поражал множеством блюд»: «Икра, пироги, лосось, заливная осетрина, мясо куропатки, колбасы, молочный поросёнок с хреном и волованы90 из дичи – в качестве первого блюда; куриный бульон и куриный суп-крем – на второе; белорыбица в соусе “шампань” и запечённая кефаль – на третье; шашлык из баранины, мясо горного козла и плов с бараниной – в качестве четвёртого блюда; жаркое из индейки, жаркое из перепёлки, жаркое из куропатки с зелёным горошком – на пятое; мороженое, фрукты, птифуры, обжаренный миндаль и кофе подавались в завершение ужина»91. А.С. Слипченко писал, что меню обеда сохранилось и было следующим: «Икра, пирожки, белая и красная рыба – лососина и шемая92, солёная сельдь, заливная осетрина, ассорти швейцарских сыров, колбаса, молочный поросёнок с хреном, волованы с дичью, бульон из дичи, куриное консоме, белорыбица (каспийская нельма), жареная кефаль под шампанским, шашлык из баранины, дикий козёл “из степей”… плов из баранины, жареная индейка, жареные рябчики, жареная куропатка с зелёным горошком, мороженое, миндальное печенье, кофе»93. Наконец, С.В. Юрченко утверждал, что гостям подавались «икра, пирожки, белая и красная копчёная рыба, копчёная сельдь, заливная осетрина, швейцарский сыр, дичь, колбасы, молочный поросёнок с хреном, бульон из дичи, крем из цыплят, сиг в шампанском соусе, запечённая кефаль, шашлык из барашка, “дикая козочка из степей”, плов, жареная индейка, перепела, зелёный горошек, мороженое, фрукты, десерты, жареный миндаль и кофе»94.
90. Волован – выпечка небольшого размера с несладкой начинкой.

91. Цит. по: Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 506.

92. Шемая (шамая) – рыба из семейства карповых.

93. Цит. по: Слипченко А.С. Дипломатическая кухня. С. 244–245.

94. Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 288.
39 В приведённых перечнях столько нестыковок и неточностей, что необходимо обратиться к первоисточнику: меню (на английском языке) с автографами участников95. Застолье состояло из трёх частей: закуски (холодные и горячие), первые блюда, вторые блюда, десерт. Холодные закуски – икра, пирожки, белая и красная рыба (лосось или сёмга), шамая, сельдь солёная, заливная осетрина, швейцарский сыр, молочный поросёнок с хреном. В качестве горячей закуски подавались волованы с дичью. На первое предлагались бульон из дичи и куриный суп. Вторые блюда отличались разнообразием, будучи приготовлены из рыбы, мяса и птицы. Рыбные блюда составляли стерлядь в шампанском («White Fish, Champagne Sauce») и жареная кефаль; мясные – шашлык из молодой баранины, «дикая степная коза (дикий степной козёл)»96, плов из молодой баранины. Вдобавок предлагались жареные индейки (а не жаркое, как писала Батлер), перепёлки и куропатки с зелёным горошком. На десерт – мороженое, фрукты, птифур97, жареный миндаль и кофе.
95. На дипломатических фронтах. 1941–1945. М., 2020. С. 238.

96. Слипченко прокомментировал название этого блюда так: «Трудно сказать, что это было на самом деле. Неужели “поохотились” в Аскания-Нова?» (Слипченко А.С. Дипломатическая кухня. С. 245). Можно предположить, что «дикий степной козёл» – не что иное, как джейран.

97. Птифур – ассорти из печенья или пирожных небольшого размера.
40 В целом, список угощений схож с меню дипломатических приёмов в Большом Кремлёвском дворце в честь союзников по антигитлеровской коалиции, проводившихся в 1941–1945 гг.98 Можно предположить, что к приготовлению блюд «приложили руку» (в прямом и в переносном смысле) специалисты-повара Особой кремлевской кухни. Что касается жареной кефали и экзотического второго блюда из «дикого степного козла», их можно отнести к числу крымских «домашних заготовок».
98. Невежин В.А. Застолья Иосифа Сталина. Кн. 3. С. 310–318, 537–554.
41 Во время застолья лидеры союзных держав в очередной (и, как оказалось, последний в этом составе) раз обменялись тостами99, исполненными взаимного уважения. Так, Черчилль поднял бокал за «великого Сталина», а тот в ответ предложил выпить за «самого мужественного из всех премьер-министров в мире», рождающегося лишь раз в столетие. В другой здравице он выразил надежду, что союзники не будут обманывать друг друга. Позднее исследователи задавались вопросом: «Не намекал ли Сталин, что обмануть его всё равно не удастся?»100. Рузвельт предложил своеобразный тост за Черчилля, который, по его мнению, «больше полезен Англии, когда не находится у власти, а просто заставляет людей думать»101. В данном случае задуматься пришлось тостуемому, которому предстояло испытание очередных выборов.
99. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 921–925; Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 506–508; Юрченко С.В. Ялтинская конференция 1945 года… С. 289–290.

100. Цит. по: Печатнов В.О., Артизов А.Н. «Союз, рождённый в огне сражений» // Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом. Каталог историко-документальной выставки. М., 2020. С. 44.

101. Цит. по: Батлер С. Сталин и Рузвельт… С. 507.
42 Необходимо отметить, что некоторых членов американской и английской делегаций изобилие предлагавшихся яств и алкогольных напитков раздражало. Вероятнее всего, им показался чуждым застольный обычай принимающей стороны. Брук жаловался, что обед 8 февраля сопровождался серией тостов, в результате чего большинство блюд остыло ещё до того, «как можно было сесть и попробовать их съесть»102. Болен записал, что 12 февраля, во время визита американской делегации на борт вспомогательного судна ВМФ США «Катоктин», пришвартованного на военно-морской базе в Севастополе, им предложили перекусить: «Команда корабля накрыла… вкуснейший ужин со стейком, который явился… настоящим наслаждением после восьми дней русской стряпни»103. Другой член американской делегации Л. Кьютер так характеризовал повседневное меню конференции: «В качестве первого блюда за утренним завтраком подавался средних размеров бокал крымского коньяка. За коньяком и вступительными тостами следовали повторные угощения икрой с водкой. После них подавались холодные закуски с белым вином, под конец сервировались крымские яблоки с многочисленными бокалами довольно сладкого крымского шампанского, последним блюдом был стакан горячего чая, к которому подавался коньяк. И это был лишь завтрак! Как мог кто-либо, с желудком, полным всего этого, принимать разумные или логические решения в вопросах жизненных интересов Соединённых Штатов?»104.
102. Brooke A. War diaries… P. 660.

103. Цит. по: FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 560.

104. Цит. по: Великая Победа. Т. 14. С. 71.
43 Подобные отклики интересно сопоставить со свидетельствами другого рода. Так, 9 февраля 1945 г. Чувахин сообщал Вышинскому, что к нему обратился второй секретарь посольства США в Москве Э. Пэйдж, который передал пожелание Рузвельта, Стеттиниуса, Гопкинса и Бирнса «получить небольшое количество икры, шампанского, папирос, вин и водки», а также добавил, что «[на] “подарки” рассчитывают и многие другие члены американской делегации, хотя все понимают, что сделать это, видимо, будет трудно (курсив мой. – В.Н.)». От себя Пэйдж предложил дать «второстепенным членам» делегации «сувениры»: водку и папиросы, «если нет ничего другого»105. Хозяева отреагировали немедленно; при отъезде из Ливадийского дворца (11 февраля) американцам вручили подарочные наборы «от Советского правительства»: «водка, несколько различных видов вина, шампанское, икра, масло, апельсины и мандарины»106.
105. АВП РФ, ф. 06, оп. 7а, п. 58, д. 10, л. 12.

106. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 558.
44 Итак, устроители предприняли значительные усилия для организации кулинарной стороны конференции в Ялте. Питание участников оказалось обеспечено на высшем уровне, предлагались изысканное меню, изобилие алкогольных напитков. Неожиданным следствием этого стал своеобразный культурный шок, испытанный некоторыми представителями союзных держав (хотя отрицательная реакция проявлялась главным образом в личной переписке, дневниках и воспоминаниях). Однако в дни саммита такое гостеприимство способствовало созданию тёплой, доверительной атмосферы общения. На обедах провозглашались многочисленные здравицы, в которых звучали слова уважения по отношению друг к другу, выражалась уверенность в сплочённости антигитлеровской коалиции как боевого союза, высказывалась надежда на взаимное сотрудничество в послевоенный период. Остаётся лишь пожалеть, что уже осенью 1945 г. эти надежды перечеркнуло фактическое начало «холодной войны».

References

1. Birse A.H. Memoirs of an interpreter. N.Y., 1967;

2. Bohlen Ch. Witness to history. 1929–1969. N.Y., 1973.

3. Brooke A. War diaries, 1939–1945. L., 2002.

4. Cadogan A. The diaries of Sir Alexander Cadogan, 1938–1945. L., 1971.

5. Foreign relations of the United States (dalee – FRUS). Conferences at Malta and Yalta, 1945. Washington, 1945.

6. FRUS. Conferences at Malta and Yalta. P. 589–590.

7. Roberts G. The Wartime correspondence of Kathleen Harriman // Harriman Magazine. 2015. № 1. P. 20.

8. Stettinius E. Roosevelt and the Russians: the Yalta Conference. N.Y., 1949.

9. Gromyko A.A. Pamyatnoe. Izd. 2, ispr. i dop. M., 1990.

10. Kuznetsov N.G. Kursom k pobede. M., 1975.

11. Na diplomaticheskikh frontakh. 1941–1945. M., 2020.

12. Nevezhin V.A. Zastol'nye rechi Stalina. Dokumenty i materialy. M.; SPb., 2003.

13. Nevezhin V.A. Zastol'ya Iosifa Stalina. Kn. 1–3. M., 2019–2020.

14. Nevezhin V.A. Zastol'ya Iosifa Stalina. Kn. 3. Diplomaticheskie priyomy 1939–1945 gg. M., 2020.

15. Nevezhin V.A. Zastol'ya Iosifa Stalina. Kn. 3. S. 233, 236.

16. Nikonov V.A. Molotov: nashe delo pravoe. Kn. 2. M., 2016. S. 180.

17. Pechatnov V.O., Artizov A.N. «Soyuz, rozhdyonnyj v ogne srazhenij» // Stalin, Cherchill', Ruzvel't: sovmestnaya bor'ba s natsizmom. Katalog istoriko-dokumental'noj vystavki. M., 2020. S. 44.

18. Pechatnov O.V. Stalin, Ruzvel't, Trumehn. SSSR i SShA v 1940-kh gg.: dokumental'nye ocherki. M., 2006. S. 113.

19. Put' k Velikoj Pobede: SSSR v vojne glazami zapadnykh sovremennikov. Dokumenty i materialy. M., 2015.

20. Revyakin A.V. Yaltinskaya konferentsiya: diplomatiya i politika // Istoriya Velikoj Pobedy. T. 3. Vojna i diplomatiya. M., 2020. S. 386.

21. Ruzvel't Eh. Ego glazami. M., 1947.

22. Slipchenko A.S. Diplomaticheskaya kukhnya. Kiev, 2015. S. 241.

23. Tsivatyj V.G. Gastronomicheskaya diplomatiya i diplomaticheskaya gurmanistika: eda v politiko-diplomaticheskom dialoge kul'tur (institutsional'nyj aspekt) // Istoriya edy i traditsii pitaniya narodov mira. Materialy III mezhdunarodnogo simpoziuma. M., 2017. S. 424.

24. Cherchill' U. Vtoraya mirovaya vojna. Kn. 3. T. 5, 6. M., 1991.

25. Shervud R. Ruzvel't i Gopkins glazami ochevidtsa. T. 1, 2. M., 1958.

26. Yurchenko S.V. Yaltinskaya konferentsiya 1945 goda: khronika sozdaniya novogo mira. Simferopol', 2005; Batler S. Stalin i Ruzvel't: velikoe partnyorstvo. M., 2017.

Comments

No posts found

Write a review
Translate