Rec. ad op.: A.E. Kotov. Russkiy politicheskiy predmodern: zabytyye «konservatory» vtoroy poloviny XIX veka. Saint Petersburg, 2019
Table of contents
Share
Metrics
Rec. ad op.: A.E. Kotov. Russkiy politicheskiy predmodern: zabytyye «konservatory» vtoroy poloviny XIX veka. Saint Petersburg, 2019
Annotation
PII
S086956870016240-5-1
DOI
10.31857/S086956870016240-5
Publication type
Review
Source material for review
А.Э. Котов. Русский политический предмодерн: забытые «консерваторы» второй половины XIX века. СПб.: Владимир Даль, 2019. 285 с.
Status
Published
Authors
Aleksey Ipatov 
Affiliation: Military Educational and Scientific Center of the Air Force «N.E. Zhukovsky and Y.A. Gagarin Air Force Academy»
Address: Russian Federation, Voronezh
Edition
Pages
208-210
Abstract

           

Received
28.04.2021
Date of publication
10.08.2021
Number of purchasers
0
Views
151
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Монография А.Э. Котова посвящена сравнительно малоизвестному кругу «консерваторов» пореформенной России. Ранее автор уже детально исследовал опыт ведения дискуссий в русской консервативной журналистике 1870–1890-х гг., взгляды М.Н. Каткова и биографии публицистов из его ближайшего окружения1. Кроме того, им был подготовлен к печати сборник отечественных антинигилистических памфлетов второй половины XIX в.2
1. Котов А.Э. Русская консервативная журналистика 1870–1890-х гг. (опыт ведения общественной дискуссии). СПб., 2010; Котов А.Э. Птенцы гнезда Каткова. СПб., 2013; Котов А.Э. «Царский путь» Михаила Каткова: идеология бюрократического национализма в политической публицистике 1860–1890-х гг. СПб., 2016. 

2. «Под каким соусом нас съедят»: русский антинигилистический памфлет второй половины XIX века / Сост. А.Э. Котов. СПб., 2019.
2 В кратком предисловии говорится об отсутствии общепризнанной дефиниции консерватизма, включавшего в себя различные, нередко враждебные друг другу течения с собственной ценностной базой. Конечно, все их приверженцы являлись монархистами, но к таковым относилась тогда и бóльшая часть либералов. Именно поэтому, по мнению Котова, для характеристики мировоззрения российских консерваторов не столь важен их монархизм как таковой, сколько «та социальная и идеологическая база, которую они под него подводили» (с. 5–6). В результате автор сосредотачивается на изучении противостояния и сотрудничества национального и сословно-имперского направлений в русском консерватизме.
3 В первом разделе – «Над могилой Каткова: спор о “белом нигилизме”» Котов анализирует газетную полемику, последовавшую после смерти издателя «Московских ведомостей». В неё втянулись «Новое время», «Гражданин», «Варшавский дневник», «Русский курьер», те же «Московские ведомости» и др. Этот спор не только продемонстрировал неоднозначность оценки современниками как самого Михаила Никифоровича, так и его публицистического наследия, но и выявил, что оно не могло быть вписано ни в одно из существовавших тогда течений общественно-политической мысли. Некоторые даже считали, что влиятельный редактор и издатель «Русского вестника» и «Московских ведомостей» олицетворял вполне самостоятельное «направление», заметно отличавшееся от всех прочих. Вместе с тем эта дискуссия плавно переходила в обсуждение «идеальной» для России формы государственности – кому-то из наследников Каткова она виделась в национальном государстве с первенствующей ролью русского народа, другим – в многонациональной империи, скреплённой сильной центральной властью и единой идеологией.
4 Второй раздел посвящён разногласиям среди славянофилов, их представлениям о государственном устройстве России и политике на окраинах (прежде всего – в Северо-Западном крае и в остзейских губерниях). При этом особое внимание уделено позиции Ю.Ф. Самарина – «“подлинного основателя” русского направления» (с. 73). Кроме того, Котов рассматривает взаимоотношения славянофилов с их либеральными и консервативными оппонентами, в частности, с Катковым и его последователями, и отмечает, что они нередко приводили к неожиданным альянсам.
5 Более подробно проблемы, с которыми сталкивались русские «консерваторы» в Западном крае, освещены в разделах «“Нравственный Кавказ” Ивана Корнилова», где говорится о судьбе и мировоззрении попечителя Виленского учебного округа середины 1860-х гг., и «“Петровский топор” Михаила Юзефовича», в котором создан портрет видного борца с полонизмом и украинофильством, многолетнего председателя Киевской комиссии для разбора древних актов. В их положении Котов находит много общего: признание в узком кружке единомышленников, ожесточённая и изматывающая борьба с врагами «русского дела», противоречивые отношения с часто сменяющимся начальством и ещё более сложные – со столичной, московской и петербургской, интеллигенцией. С другой стороны, на их примере хорошо видно, как причудливо складывалось порою взаимодействие консервативных русофилов с властью. Так, если И.П. Корнилов лишился должности попечителя по решению А.Л. Потапова, занявшего генерал-губернаторский пост, то М.В. Юзефович, опираясь на поддержку того же Потапова, ставшего уже шефом жандармов, добился в 1876 г. ликвидации в Киеве центра украинофильской пропаганды.
6 В последнем разделе («Народностей много, собственность одна») раскрываются особенности «дворянского консерватизма» – от ожесточённой полемики «полякующей» скарятинской «Вести» со славянофилами и «Московскими ведомостями» до А.Д. Пазухина, по словам Котова, в 1880-е гг. «сумевшего окончательно “встроить” основные тезисы дворянского консерватизма в рамки катковского направления» (с. 271). Здесь же характеризуются позиции Р.А. Фадеева, К.Н. Леонтьева и др.3
3. См. также: Иванов А.А. Вызов национализма: Лозунг «Россия для русских» в дореволюционной общественной мысли. СПб., 2016.
7 В заключении Котов констатирует, что «мало кто из условных “консерваторов” XIX века был противником развития России», а «многие из них в молодости прошли через увлечение либеральными или даже левыми идеями» (с. 279). Более того, и в ходе их споров относительно «моделей государственного строительства» в пореформенные годы «оттачивался тезис о “природном” русском демократизме», подхваченный впоследствии П.А. Столыпиным. Впрочем, по мнению автора, «трансформация из сословной империи в национальное государство была одним из аспектов переживаемой Россией “буржуазной” модернизации» (с. 282).
8 Монография А.Э. Котова вносит значительный вклад в изучение отечественной общественно-политической мысли второй половины XIX в. Можно лишь сожалеть, что при её подготовке в текст попали досадные опечатки, и в ней появились киевский «генерал-губернатор П.В. Анненков» (с. 150) и «левоярусный» (вместо «львояростный») М.Н. Катков (с. 152). Тем не менее профессионализм автора, его эрудиция и собранный им материал возвращают в историографию забытые имена и делают данную книгу необходимой для исследователей русского «консерватизма».

References

1. «Pod kakim sousom nas s'edyat»: russkij antinigilisticheskij pamflet vtoroj poloviny XIX veka / Sost. A.Eh. Kotov. SPb., 2019.

2. Ivanov A.A. Vyzov natsionalizma: Lozung «Rossiya dlya russkikh» v dorevolyutsionnoj obschestvennoj mysli. SPb., 2016.

3. Kotov A.Eh. «Tsarskij put'» Mikhaila Katkova: ideologiya byurokraticheskogo natsionalizma v politicheskoj publitsistike 1860–1890-kh gg. SPb., 2016.

4. Kotov A.Eh. Ptentsy gnezda Katkova. SPb., 2013.

5. Kotov A.Eh. Russkaya konservativnaya zhurnalistika 1870–1890-kh gg. (opyt vedeniya obschestvennoj diskussii). SPb., 2010.

Comments

No posts found

Write a review
Translate