The «double nature» of the Central Committee of the RCP(b) and its place in the political system of Soviet Russia (1919–1923)
Table of contents
Share
QR
Metrics
The «double nature» of the Central Committee of the RCP(b) and its place in the political system of Soviet Russia (1919–1923)
Annotation
PII
S086956870017299-9-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Mikhail Zelenov 
Affiliation: Russian State Archive of Socio-Political History
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
168-192
Abstract

        

Received
12.08.2021
Date of publication
09.11.2021
Number of purchasers
5
Views
1153
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Исследователям необходимо продумать методику анализа положения руководящих органов РКП(б) – Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК – в политической системе1 советской России на первом этапе их становления2. При этом не следует забывать, что Политбюро, Оргбюро и Секретариат, а также газета ЦК «Правда» представляли собой выборные органы ЦК РКП(б), а сама РКП(б) с марта 1919 г. являлась частью «Коммунистического интернационала». ЦК выступал как исполнительный, представительный и распорядительный орган партийного съезда, а аппарат ЦК выполнял политические и технические функции3.
1. Под «политической системой общества» понимается совокупность институтов (государства, партий, общественных организаций и т.п.) и правовых норм, ценностей, отношений, в которых реализуется власть. Функциональная сторона данной системы – тот или иной политико-правовой режим с его средствами, методами и приёмами управления. Подробнее см.: Хоменко С.М. Политический режим как элемент формы государства: теоретико-правовые и методологические особенности исследования // Юристъ-правовед. 2010. № 4. С. 77–81; Шанин А.А. Правовой режим в структуре режима политического // Актуальные проблемы российского права. 2009. № 3. С. 4–10.

2. В основе статьи – опубликованные ранее при участии автора материалы: И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922 г. / Публ. М.В. Зеленова, А.В. Крыловой, Н.Ю. Пивоварова, А.А. Чернобаева // Исторический архив. 2017. № 1. С. 116–157; И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Июль 1922 – февраль 1923 г. / Публ. М.В. Зеленова, Н.Ю. Пивоварова, А.А. Чернобаева // Исторический архив. 2017. № 2. С. 134–165; И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март–апрель 1923 г. / Публ. М.В. Зеленова, Н.Ю. Пивоварова, А.А. Чернобаева // Исторический архив. 2017. № 3. С. 109–141; И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Апрель–июнь 1923 г. / Публ. М.В. Зеленова, Н.Ю. Пивоварова, А.А. Чернобаева // Исторический архив. 2017. № 6. С. 68–103. Они стали основой готовящегося к публикации сборника документов «Аппарат ЦК РКП(б) в 1922–1924 годах: структура, функции, место в политической системе Советской России» (сост. М.В. Зеленов, Н.Ю. Пивоваров, А.В. Крылова).

3. Содержание термина «аппарат» в понимании членов ЦК с 1919 по 1924 г. сужалось от отождествления его с выборными органами ЦК до рамок отделов Секретариата.
2 Парадокс, но при всём обилии литературы, посвящённой как РКП(б), так и политической системе РСФСР/СССР, история центрального аппарата партии и его статуса до сих пор находится в тени исследовательского интереса4. Закрытость структуры ЦК, недоступность ряда важных источников и неразвитость в России институционального подхода определили качество и количество исследований. В советский период часть профессиональной литературы шла в русле «партийного строительства»5 – отрасли знания, сосредоточенной на изучении организационного строения партии, принципов её организации и внутреннего функционирования, форм и методов работы. В массиве этой литературы можно выделить только монографии Л.А. Малейко и В.Н. Гузарова, посвящённые механизму работы РКП(б)–ВКП(б), в том числе и аппарата ЦК, в 1917–1941 гг.6
4. Гузаров В.Н. Структурный анализ аппарата РКП(б): методология и историография проблемы // Известия Томского политехнического университета. Т. 313. 2008. № 6. С. 169–173.

5. См.: Ромбой Б.Н. Создание партийного аппарата губкомов и укомов партии // Известия Крымского педагогического института. Т. 28. Симферополь, 1957. С. 112–128; Семашко В.В. Строительство партийного аппарата в период от X до XI съезда РКП(б) // Труды Горьковского политехнического института. Общественно-экономические науки. Т. 16. Вып. 4. Горький, 1961. С. 48–60; Назаров С.А. Руководство ЦК РКП(б) партийным строительством в Средней Азии. Ташкент, 1972; Андрухов Н.Р. Партийное строительство после Октября, 1917–1924 гг. М., 1973; Андрухов Н.Р. Партийное строительство в период борьбы за победу социализма в СССР. 1917–1937. М., 1977.

6. Малейко Л.А. Партийный аппарат. Становление и развитие (1917–1941 гг.). Ростов, 1981; Гузаров В.Н. Партийный аппарат Российской коммунистической партии большевиков. 1917–1925 гг. Томск, 2007.
3 История и функционирование Политбюро ЦК привлекло внимание исследователей с момента его появления. При этом огромное влияние на историографию оказал не В.И. Ульянов (Ленин), откровенно описавший состояние политической системы и места в ней партии, а Л.Д. Троцкий, связавший приход к власти И.В. Сталина со зловредным влиянием партийной бюрократии и аппарата ЦК7. Персонификация сложных явлений – характерная черта архаичного мышления, но она, безусловно, подкупает («мы говорим “партия” – подразумеваем “Ленин”», «мы говорим партия – подразумеваем “Сталин”» и т.п.). Очерки западной историографии строились на минимальной источниковой базе и персонализированном подходе8. Открытие архивов после 1991 г., передача личного фонда Сталина в РГАСПИ положили начало качественно новому этапу исследований. Событием историографии стала работа О.В. Хлевнюка9. Одновременно изучалась роль Сталина как генерального секретаря ЦК в развитии государственной и партийной систем управления, превалировал институциональный подход10.
7. В этом направлении написаны книги: Ulam A. Stalin: the man and his era. N.Y., 1973; Conquest R. Stalin: breaker of nations. N.Y., 1991; Service R. A history of Twentieth century Russia. Cambridge, 1998; Suny R.G. The Soviet experiment. Oxford, 1998; Kuromiya H. Stalin. N.Y., 2005; etc.

8. Schapiro L. The origins of the Communist autocracy. Political opposition in the Soviet state. First phase: 1917–1922. L., 1955; Schapiro L. The Communist party of the Soviet Union. N.Y., 1960; Carr E.H. The Russian revolution: from Lenin to Stalin (1917–1929). L., 1979; Löwenhardt J. The Soviet Politburo. N.Y., 1982.

9. Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.

10. Rees E.A. Stalin as leader 1924–1937: from oligarch to dictator // The nature of Stalin’s dictatorship: the Politburo, 1924–1953. Basingstoke, 2003. Р. 19–58; Getty J.А. Stalin as Prime Minister: power and the Politburo // Stalin: a new history / Ed. by S. Davies, J. Harris. Cambridge, 2005. P. 83–107; Harris J. Stalin as General Secretary: the appointments process and the nature of Stalin’s power // Ibid. P. 63–82; Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., 2010; Harris J. The Bolshevik party transformed: Stalin’s rise to power in context, 1917–1927 // Quaestio Rossica. 2017. № 5. Р. 693–707; Хлевнюк О.В. Система сталинской власти в научной историографии. Концепции и источники // Труды Отделения историко-филологических наук РАН – 2015. М., 2016. С. 322–342.
4 Однако работ, посвящённых Политбюро 1919–1924 гг., до сих пор нет11. Структура, функции, кадровый состав Секретариата описаны только за начальный период становления аппарата ЦК12, исследования работы Секретариата и Оргбюро в 1922–1924 гг. отсутствуют. Остаются неясными вопросы взаимодействия выборных органов ЦК и его аппарата, распределения в последнем функций и подготовки решений, того, кто и как руководил аппаратом в 1919–1924 гг., отношений аппарата и «вождя партии» Ленина. Эта историография начала складываться в 1960-е гг., но не получила развития13.
11. Работы Хлевнюка посвящены 1930-м гг.: Khlevniuk O.V. Master of the House. Stalin and his inner circle. L.; New Haven, 2009 (рус. пер.: Хлевнюк О.В. Хозяин…). 

12. Зеленов М.В. Становление аппарата ЦК и институт секретаря ЦК РСДРП(б)–РКП(б) в 1917–1922 гг. // Учёные записки Волго-Вятской академии государственной службы. 2008. Т. 8. С. 78–86; Войтиков С.С. «Средостение между партией и ЦК». О руководстве секретариатом ЦК РСДРП–РСДРП(б)–РКП(б) в 1917–1919 гг. // Военно-исторический архив. 2016. № 3. С. 60–69.

13. См.: Аникеев В.В. В.И. Ленин во главе ЦК РКП(б) (1917–1920) // Научно-информационный бюллетень Центрального партийного архива. 1960. № 2. С. 140–185; Аникеев В.В. В.И. Ленин во главе ЦК РКП(б) (1921–1922 гг.) // Научно-информационный бюллетень Центрального партийного архива. 1963. № 8. С. 3–49; Астапенков В.А. Некоторые новые данные из жизни и деятельности В.И. Ленина (по историко-партийным документам Центрального партийного архива ИМЛ) // Научно-информационный бюллетень Центрального партийного архива. 1966. № 12. С. 18–26; Николаева В.П. В.И. Ленин и организационное бюро ЦК РКП(б) // Научно-информационный бюллетень Центрального партийного архива. 1966. № 12. С. 27–46.
5 Политическая система и политический режим обычно описываются в терминах «тоталитарный»14, «авторитарный» или «демократический». Однако основные теории и концепции (тоталитаризм, реформизм и др.), не дают корректного ответа на вопрос об их характере и специфике15. Работы, посвящённые истории их становления, носят, как правило, обобщающий характер и рассматривают отдельные элементы (в том числе партию) в общем виде – как субъект политической деятельности, навязывающей обществу свою волю (в этом сказывается влияние тоталитарной модели)16.
14. См.: Игрицкий Ю.И. Концепция тоталитаризма: уроки многолетних дискуссий на Западе // История СССР. 1990. № 6. С. 172–190; Заславский В. Постсоветский этап изучения тоталитаризма: новые направления и методологические тенденции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2002. № 1. С. 45–53.

15. Впрочем, можно привести примеры описания советской политической системы как последовательной смены авторитаризма, тоталитаризма и демократии. См.: Рыбаков В.А. Советский политический режим: виды и особенности // Вестник Новосибирского государственного университета. 2011. Сер. Право. Т. 7. № 1. С. 29–36.

16. Fainsod M. How Russia is ruled. Cambridge, 1965; Lewin M. The making of the Soviet system: essays in the social history of Interwar Russia. N.Y., 1985; Соколов А.К. Политическая система и НЭП // НЭП. Приобретения и потери / Под ред. С.У. Дэвис, В.П. Дмитренко, В.А. May. М., 1994. С. 54–60; Harris J.R. The Great Urals regionalism and the evolution of Soviet system. Ithaca; N.Y., 1999; Gill G. The origins of the Stalinist political system. Cambridge, 2002; Pirani S. The Russian revolution in retreat, 1920–1924. Soviet workers and the new Communist elite. L., 2008; Щагин Э.М., Чураков Д.О., Цветков В.Ж. Становление советской политической системы: 1917–1941 годы. М., 2011; Беккер В.Я. Эволюция системы политической власти в СССР // Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. 2017. № 22. С. 13–19.
6 Можно отметить большое количество остроумных, фактологичных и интересных исследований, однако в этих работах изучается деятельность партии в целом (или деятельность её ЦК) на достаточно большом хронологическом отрезке, но не сама партия (тем более не ЦК)17. Диапазон характеристик достаточно широк. Подмечается, что «сложившаяся политическая система, партийно-государственный механизм явились одновременно результатом отказа от создания правового государства и попытки воплотить в жизнь идею прямой демократии: создание безгосударственной системы рабоче-крестьянского самоуправления»18. До сих пор дискуссионным остаётся вопрос, существовали ли параллельные системы управления обществом и государством (партийная и государственная) или произошло их сращивание19 (что отражает эвфемизм «советская» система управления)?
17. Павлова И.В. Механизм политической власти в СССР в 20–30-е годы // Вопросы истории. 1998. № 11–12. С. 49–56; Rosenfeldt N. Mechanisms of power in the Soviet Union. Basingstoke; N.Y., 2000; Чернев А.Д. О роли и функциях правящей партии в системе советского государственного управления // Безопасность Евразии. 2003. № 4. С. 631–656; Тимофеева Л.А. Райком в системе местного городского управления в 1920-е гг. (на примере источниковедческого изучения фонда Краснопресненского PK РКП(б)–ВКП(б) г. Москвы). Дис. … канд. ист. наук. М., 2003; Павлов Б.В. РСДРП(б)–РКП(б) в политической системе Советской России. 1917 – середина 1920-х гг. Автореф. дис. … д-ра ист. наук. СПб., 2004; Ткачёв В.И. Формирование механизма партийной власти в советской политической системе. Октябрь 1917 – 1930-е гг. (на материалах Поволжья). Саратов, 2006; Анфертьев И.А. Политический и административный ресурс правящей РКП(б)–ВКП(б): поиск модели социального государства в 1920–1930-х гг. // Вестник архивиста. 2016. № 4. С. 197–224; Вагнер К.В. Дискуссия вокруг проблемы истоков советской политической системы // Вестник Омского университета. Сер. Исторические науки. 2016. № 4. С. 42–48.

18. Земцов Б.Н. Становление советского государственного механизма // Известия Томского политехнического университета. Т. 324. 2014. № 6. С. 96–102.

19. «Сращивание» государственного и партийного аппарата отражает терминологическая путаница, когда понятие «государственный режим» употребляется как синоним «политического режима». См., например: Кожевникова Ю.С. Политический и государственный режимы (аспект соотношения) // Вестник Волжской государственной академии водного транспорта. 2008. № 24. С. 86–92.
7 Центральный комитет следует рассматривать не как единый объект, а как структуру, состоящую из двух частей: ЦК являлся выборным органом общественной организации (партии) и одновременно учреждением (ведомством). Эти две ипостаси закрепляли уставы РКП(б). Согласно им, ЦК избирался на партийном съезде. Его состав собирался на пленарные заседания, на первом после съезда пленуме избирались члены Политбюро, Оргбюро и секретари. ЦК как учреждение оформил Устав 1919 г.: «Верховным органом партии является съезд… Съезд: а) заслушивает и утверждает отчёты ЦК, ревизионной комиссии и прочих центральных учреждений»20.
20. Восьмая конференция РКП(б). Декабрь 1919 г. М., 1934. С. 189.
8 Однако такой подход не отвечает на вопрос о месте ЦК в политической системе. Для этого нужно выработать способы определения политической связи ЦК и государственных (хозяйственных, кооперативных и т.п.) органов и «замера» влияния ЦК на эти структуры. В данной статье приведены два способа «замера»: количество рассмотренных на Политбюро вопросов, касавшихся политической системы, и знакомство политической элиты с партийными решениями.
9 Рассмотрение ЦК как выборной и административной структуры – первый ход в таком анализе. Второй – применение «метода качественных структур»21, предполагающего рассмотрение сложного объекта исследования в четырех равных аспектах: как части чего-то целого, внутренней организации (структуры) объекта, его функции и координирующего аспекта (кто или что являлось координатором деятельности). Таким образом, нужно выделить несколько важных сюжетов и ответить на вопросы: какую функцию выполнял ЦК как выборный орган и как учреждение? Какую структуру имел ЦК как выборный орган и как учреждение? Кто был координатором ЦК как выборного органа и кто – ЦК как учреждения?
21. Калинаускас И.Н., Рейнин Г.Р. Метод качественных структур (МКС) // Академия. 1996. № 1. С. 25–26.
10

ЦК партии в 1917–1919 гг. VI съезд РСДРП(б) в августе 1917 г. избрал 21 члена и 10 кандидатов в члены ЦК. 5(18) августа пленум утвердил узкий состав ЦК (во главе с Я.М. Свердловым), 10(23) октября – политическое бюро ЦК (во главе с Лениным) для подготовки вооружённого восстания. ЦК представлял собой довольно аморфную организацию, структурные единицы которой возникали и исчезали ситуативно. 29 ноября (12 декабря) появилось бюро ЦК для решения экстренных вопросов, которое действовало до 28 апреля 1918 г. 8 марта 1918 г. выбран Секретариат: Свердлов (председатель), Е.Д. Стасова (секретарь). После переезда ЦК в Москву 12 марта пять его членов остались в Петрограде и образовали Петроградское бюро ЦК, до марта 1919 г. руководившее партийной работой в Северной области.

11 ЦК как орган должен был заниматься партийным строительством. Однако непосредственно такую работу вели три его члена: Е.Д. Стасова, Н.И. Бухарин (редактор «Правды»), отчасти М.М. Лашевич (член Петроградского бюро). Фактически партстроительством занимались все, оно не было выделено как специальная функция. С 25 октября (7 ноября) 1917 г. ЦК стал субъектом не только партийного, но и государственного строительства. Всех его членов направили на государственную или военную работу. 15 членов и кандидатов вошли в избранный на II всероссийском съезде Советов ВЦИК. 7 из 15 членов первого советского правительства являлись членами ЦК: Ленин, А.И. Рыков, В.П. Милютин, В.П. Ногин, Л.Д. Троцкий, Г.И. Ломов, И.В. Сталин.
12 8 марта 1918 г. VII съезд избрал новый ЦК (15 членов и 8 кандидатов). Ряд его членов входили в СНК: Ленин, Сталин, Троцкий, Н.Н. Крестинский, Ф.Э. Дзержинский, Г.Я. Сокольников, из состава ЦК до октября 1917 г. – Г.И. Петровский, А.Г. Шляпников и П.И. Стучка. Только двое из них (Ленин и Крестинский) присутствовали на большинстве заседаний СНК. Ряд членов ЦК представляли президиумы ВЦИК (Я.М. Свердлов, М.Ф. Владимирский) и ВСНХ (Ломов, А.С. Киселёв). Несколько членов осуществляли связи с другими республиками: Ф.А. Сергеев (Артём) – с Украиной, И.Т. Смилга – с Финляндией, Я.А. Берзин – с Латвией.
13 Участие членов ЦК в тех или иных государственных структурах, предварительное обсуждение на его заседаниях вопросов внутренней политики и государственного строительства, а также роль, которую сыграл ЦК в формировании политической системы РСФСР, позволяют говорить о тесном взаимодействии партийного и государственного (а также военного, хозяйственного, кооперативного) аппаратов управления. Но их делопроизводство («кровеносная система» политического влияния) очень отличалось, и говорить о «слиянии» названных аппаратов разумно только после того, как будет предложена внятная методика анализа.
14 У исследователей нет точного списка рассмотренных на заседаниях ЦК вопросов, поэтому судить о функциях последнего и его месте в политической системе можно лишь в самых общих выражениях. Сохранившиеся протоколы крайне неполны. На заседание ЦК собирались те его члены, которые находились в Москве, они и вырабатывали общие решения. Решения ЦК принимались также и на заседании его бюро. Инициаторами принятия решений выступали: наркомы – члены ЦК, ведомства, которые вносили вопрос в СНК, откуда Ленин переправлял его на пленумы, секретариат (через Свердлова или Стасову). В секретариат вопрос могла внести местная парторганизация, решение оформлялось в виде протокола заседания или не вносилось в протокол (записывалось в силу его секретности только в блокнот или на отдельный лист бумаги, который хранился как особо секретный документ). Для принятия решений от имени ЦК достаточно было опросить трёх его членов, которые ставили свою подпись под принятым (и записанным Лениным) решением.
15 Определяя место ЦК в политической системе, мы отвечаем на вопрос: как структурные единицы этой системы получали знание о принятых в нём решениях? К сожалению, нельзя точно сказать, какие именно вопросы рассматривались, сколько ЦК принял решений и кого с ними ознакомили: протоколы не велись, с решениями знакомили устно или под расписку (на документе о прочтении решения). Это выявляет важное качество ЦК как выборного органа: тайну деятельности.
16 Координатором деятельности ЦК формально выступал Ленин, на деле же – небольшая группа единомышленников (3–5 человек), которые брали на себя ответственность за принятие оперативных решений по всем вопросам внутренней и внешней политики.
17 Поначалу структура у ЦК отсутствовала. Но для реализации своих политических функций он образовывал подразделения, которые числились «при ЦК». Их сотрудники не получали зарплаты, не состояли в штате, не являлись его членами и т.п. Это Федерация иностранных групп (май 1918 г. – февраль 1920 г.), бюро РКП(б) за границей (Н.И. Бухарин, А.И. Балабанова, В.В. Воровский, Ф.А. Розин, А.Е. Аксельрод) (с 8 октября 1918 г.), Бессарабское бюро при ЦК и т.п. Я вывожу эти структуры за рамки анализа. Остаётся неструктурированный секретариат, во главе которого стоял Свердлов, функции секретаря выполняла Стасова, а после переезда в Москву – жена Свердлова К.Т. Новгородцева.
18 Однако обрушившееся на ЦК многообразие задач полностью изменило положение. Необходимость ведения делопроизводства, бухгалтерии, приёма посетителей и т.п. превращали ЦК в нормальное бюрократическое учреждение. Если раньше всё учреждение состояло из кассира и делопроизводителя, то к 1919 г. работой занимались уже около 15 человек (партийных и непартийных). Главной задачей выступало обеспечение бесперебойной работы ЦК как политического органа. До марта 1918 г. в среднем в день принимали около 10 посетителей, в месяц регистрировалось 1 402 единиц входящей и 2 386 исходящей корреспонденции. В ноябре Секретариат получил 1 483 единиц входящей корреспонденции, в январе 1919 г. – 1 840, исходящей корреспонденции – соответственно 268 и 461. Зарегистрировано соответственно 478 и 364 посетителей. Сохранившаяся переписка между Новгородцевой и Стасовой о работе в 1918–1919 гг. указывает, что Секретариат работал под контролем Свердлова.
19 Период 1917–1919 гг. в развитии ЦК – годы его «абсолютного бытия» как субъекта партийного, государственного, военного, хозяйственного строительства. Члены ЦК непосредственно участвовали во всех политических и неполитических событиях, ездили по стране, участвуя во всевозможных собраниях и создавая таким образом новый революционный обычай и новое революционное право. Этот период идентичен периоду «военной демократии», когда человек воспринимался как функция, а субъектом деятельности выступал коллектив.
20

ЦК РКП(б) в 19191921 гг. В этот период ЦК состоял из Политбюро, Оргбюро и Секретариата. Статус этих выборных органов определил Устав РКП(б), принятый 4 декабря 1919 г. на VIII партконференции22. Особенность устройства ЦК – отсутствие должности председателя. Заседаниями пленумов и Политбюро руководил один из членов ЦК (как правило, Ленин, в его отсутствие – Л.Б. Каменев). Состав Политбюро не менялся (Ленин, Троцкий, Сталин, Каменев, Крестинский). Как писал в апреле 1923 г. в «Правде» и в закрытом письме участникам XII съезда заместитель председателя ВСНХ Н. Осинский о причинах того, почему Политбюро «захлёбывается» решением советских вопросов, высшие парторганы «создались… в эпоху гражданской войны, когда была надобность в быстрых и смелых решениях. Тогда не могло существовать шестнацатиголовое правительство, нужна была полновластная директория (берем это слово, но отнюдь не как одиозную кличку, а как технический термин) из 3–5 человек. Форма для неё была под рукой – Политбюро, которое может всё решить. Другой ипостасью стал Совтрудобороны, как малый военный кабинет»23.

22. Восьмая конференция РКП(б)… С. 189–190.

23. РГАСПИ, ф. 50, оп. 1, д. 6, л. 197–199. Опубл.: Правда. 1923. 16 апреля. Дискуссионный листок № 4 (частично, в другой редакции).
21 29 марта 1920 г. в отчёте ЦК IX съезду РКП(б) Ленин так описал ситуацию в структурных подразделениях комитета: «Дело сложилось таким образом, что главной настоящей задачей Оргбюро было распределение партийных сил, а задачей Политического бюро – политические вопросы… Следовательно, всякий организационный вопрос принимает политическое значение, и у нас установилось на практике, что достаточно заявки одного члена ЦК, чтобы любой вопрос в силу тех или иных соображений рассматривался как вопрос политический. Попытка иначе разграничить деятельность ЦК едва ли была целесообразна и на практике едва ли достигла бы цели»24. На пленуме ЦК 8 декабря 1920 г. обсуждался вопрос «О конституции ЦК РКП» и было принято решение, что на заседание Политбюро могут прийти все члены ЦК, которые находятся в Москве. «Если на заседание Политбюро явилось не меньше 10 членов ЦК, то все они принимают участие в голосовании. Достигнутое таким составом ЦК решение может быть приостановлено при протесте 3 членов Политбюро»25.
24. Ленин В.И. ПСС. Изд. 5. Т. 40. М., 1974. С. 237–238.

25. РГАСПИ, ф. 17, оп. 2, д. 44, л. 1.
22 Деятельность Ленина как неформального лидера ЦК и Политбюро остаётся неизученной, несмотря на богатство его записок, речей и т.п., свидетельств соратников и оппонентов. Но и здесь возникает бездна вопросов. Как известно, специального секретариата у председателя СНК первоначально не было. Книги входящих бумаг Совнаркома регистрировали все направленные письма, а потом распределялись между наркомами и Лениным. Секретариата Ленина как лидера ЦК тоже не существовало, так как он выступал неформальным лидером (всю корреспонденцию фиксировал Секретариат, после чего направлял её тому или иному лицу).
23 В гигантской переписке Ленина и наркома иностранных дел Г.В. Чичерина (нужно подчеркнуть, что внешнюю политику формировало Политбюро, а не СНК) встречаются чисто партийные сюжеты, которые раскрывают читателю не только стиль политического мышления Ленина, но и его отношение к сложившейся политической системе. В декабре 1919 г. Чичерин написал несколько писем с обращением не к «тов. Ленину», как обычно, а к «т. Председателю ЦК РКП»26. В ответ получил записку: «Ваши предложения почти целиком приняты Политбюро. О точном тексте созвонитесь с секретарем Цека т. Крестинским. Пожалуйста, не употребляйте никогда выражения “Председатель Цека”, ибо таковой должности нет»27.
26. Письмо от 20 декабря и три письма от 26 декабря 1919 г. (АВП РФ, ф. 04, оп. 52, п. 340, д. 55238, л. 5; п. 341, д. 55284, л. 3, 5; РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, д. 12211. Текст последнего письма см.: Зеленов М.В. НКИД между политической риторикой и военным ведомством: переписка наркома по иностранным делам Г.В. Чичерина и председателя СНК В.И. Ленина в 1919–1920 гг. // Россия–XXI. 2021. № 2. С. 126).

27. Ленин В.И. ПСС. Изд. 5. Т. 51. М., 1970. С. 106.
24 Ответы Ленина о политической системе и роли в ней органов партии должны быть внимательно изучены. Так, например, на одну из жалоб Чичерина от 23 июня 1920 г. о том, что дело не трогается с места, хотя есть решение Политбюро, Ленин ответил: «Тут виноват т. Карахан. Не знает, как надо делать в Советской Республике: 1) брать выписку из протокола Политбюро, 2) на основании этого брать решение Малого Совета (за моей подписью) или соответствующего наркома, 3) за неисполнение жаловаться мне через 24 часа формально, 4) повторить сие многажды. Наивен, кто сего не знает»28. В июле он указал: «Проект ответа одобрить по телефону через членов Политбюро в пятницу или субботу 23 или 24/VII.»29. В сентябре, в ответ на просьбу воздействовать на Зиновьева и петроградскую прессу, подчеркнул: «Надо дать в Цека. 1) ещё раз проект точного постановления: Цека запрещает поступать так-то, требует того-то. 2) Обжаловать каждое нарушение конкретно. 3) Провести через Цека назначение ответственного лица (не очень “высокого”). Иначе выходит одна воркотня»30.
28. АВП РФ, ф. 04, оп. 3, д. 2, л. 158.

29. Ленин В.И. ПСС. Т. 51. С. 243.

30. Там же, с. 286–287.
25 Состав Оргбюро и Секретариата менялся постоянно. В организационном отчёте о работе ЦК с марта по декабрь 1919 г. говорилось: «Текучесть состава организационного бюро несколько отражалась на качестве его работы: выносили иногда неодинаковые решения по одним и тем же вопросам… и часто отменялись принятые раньше, в другом составе, решения. Ввиду этого, ЦК постарался составить организационное бюро из наиболее оседло живущих в Москве членов»31. Первоначально в Секретариате была должность «ответственного секретаря» (Стасова, с ноября 1919 г. Крестинский), с апреля 1920 г. избирались три равноправных секретаря: Крестинский, Е.А. Преображенский, Л.П. Серебряков.
31. Восьмая конференция РКП(б)… С. 214.
26 Как и прежде ЦК выступал субъектом партийного и государственного строительства. Если говорить о том, как он знакомил нижестоящие структуры со своими решениями, то ситуация значительно изменилась: протоколы заседаний пленумов, Политбюро, Оргбюро и Секретариата за 1919–1921 гг. сохранились. С 16 апреля 1919 г. по 20 марта 1920 г. сохранились протоколы 67 заседаний Политбюро (16 – совместно с Оргбюро), на которых рассмотрены 592 вопроса. С 14 апреля 1920 г. по 8 февраля 1921 г. сохранились 65 протоколов с 892 вопросами; с 26 марта 1919 г. по 31 марта 1920 г. – протоколы 130 заседаний Оргбюро (в отчёте указано 132), на которых рассмотрены 2 691 вопроса; за 7 апреля 1920 г. – 13 марта 1921 г. – 105 протоколов с 4 373 вопросами. Решения рассылались персонально исполнителям как «выписки» из протоколов. Ряд постановлений ЦК (зачастую без указания принявшего их органа) публиковались в прессе.
27 Если для предыдущего периода ответ на вопрос о координаторе ЦК лежит на поверхности, то для 1919–1921 гг. он не столь однозначен. Несомненно, что лидером выборных органов оставался Ленин. Однако сохранившаяся переписка показывает, что он имел лишь некоторое представление, какие вопросы и как решаются в Оргбюро и Секретариате. Создаётся впечатление, что выборные органы ЦК работали в значительной степени самостоятельно. Если раньше маленькая группа членов ЦК выступала «директорией» и принимала решения, то сейчас эта группа оформилась как Политбюро. Какую роль играли в политической системе пленумы ЦК – вопрос, нуждающийся в дополнительном изучении.
28 В марте 1919 г. – марте 1921 г. аппарат ЦК претерпел значительные изменения. При Секретариате формировались отделы для управления аппаратом ЦК, партийными организациями на местах, идеологией, социальными отношениями. В марте 1919 г. создан общий отдел ЦК (делопроизводство, личный состав, канцелярия, бухгалтерия, бюджет и смета расходов, общепартийный бюджет, хозяйственная часть). Его возглавляла Новгородцева. В июне на его базе возникли управление делами (Г.К. Флаксерман) и финансовый отдел (Новгородцева). В задачи последнего входили утверждение смет ЦК и всех парторганизаций и их финансирование, распоряжение кредитами, учёт баланса. В апреле появился отдел информации (Н.В. Лисицын) для налаживания информационных связей между всеми парторганизациями, прежде всего между центром и провинцией, вскоре образован учётно-распределительный отдел (В.Н. Максимовский, затем А.К. Лепа), который вёл приём всех переходящих с одной на другую работу, собирал сведения о составе ответственных работников, распределял эвакуированных и мобилизованных партийцев и т.п. Возник также организационно-инструкторский отдел для выработки устава партии, изучения и обобщения опыта партийных организаций, инспектирования и инструктирования местных партийных организаций (Стасова, потом А.Н. Соколов). С мая по октябрь работал инспекторско-разъездной отдел (Муранов, В.И. Невский, Максимовский), с мая по июль – школьно-просветительский отдел (Невский, С.И. Канатчиков). Данных о функционировании специального отдела (руководство коммунистическими фракциями в Советах, профсоюзах, работа среди женщин, железнодорожников и т.п.) нет, так как его функции стали выполнять другие отделы: работу в армии передали в Политическое управление РВСР; с июля 1919 по январь (формально – до марта) 1921 г. функционировал отдел по работе в деревне (Невский), с сентября 1919 г. – по работе среди женщин (И.Ф. Арманд). Издательский отдел (в 1920 г. вошёл в агитационно-пропагандистский) выпускал четыре партийных газеты: «Правда», «Беднота», «Коммунар» и «Дер Эмес» (на идиш). К концу 1919 г. в Секретариате работали 107, к марту 1920 г. – 150 человек.
29 25 июня 1920 г. на заседании Оргбюро по докладу П.П. Горбунова рассматривался вопрос «Схема организации Секретариата ЦК РКП» и назначены заведующие всеми отделами. Решили создать агитационно-пропагандистский отдел (руководили последовательно Р.П. Катаньян, А.С. Бубнов, Л.С. Сосновский). Ведение протоколов Оргбюро было возложено на Г.И. Бокия, ведение протоколов Политбюро – на С. Бричкину (заместительницу управляющего делами ЦК). Из секретно-директивной части управления делами 20 октября 1920 г. выделили секретно-оперативный отдел (Бокий), который вёл всю секретную и несекретную переписку и обеспечивал работу Оргбюро и Политбюро. К марту 1921 г. в аппарате ЦК работали 602 человека. Остаётся неясным, являлся ли в то время ЦК РКСМ одним из подразделений аппарата ЦК партии.
30 По сравнению с предыдущим периодом значительно изменились функции ЦК как учреждения. Если прежде они были в основном делопроизводственными, техническими, то теперь превратились в организационно-административные. Статус Секретариата как учреждения не определялся. Попытка выработать положение о нём и чётко определить его функции (предлагалась формулировка: «Руководит всей работой коллегия из пяти лиц, во главе с секретарём Ц.К. Каждый член коллегии Секретариата заведует наиболее ответственным отделом»32) закончилась ничем. Координатором Секретариата в 1919–1920 гг. выступала Стасова, а с 1920 по 1921 г. – Крестинский.
32. РГАСПИ, ф. 17, оп. 65, д. 3, л. 42–44.
31 Подводя итог, можно сказать, что 1919–1921 гг. – период «отражения бытия». На место непосредственных отношений членов ЦК с партийными, государственными, военными организациями пришли структуры, регулировавшие такое общение. В ЦК как выборном органе появились подразделения со строгой иерархией, а в ЦК как учреждении – специализированные отделы. Партийный обычай требовал фиксации в протоколах заседаний и выработки особого права. Создание элиты в элите (члены Политбюро среди членов ЦК) сопровождалось борьбой «партийной аристократии» и демократии. Данный период идентичен времени появления и развития городов-государств в Древнем мире.
32

Уточнение статуса выборных органов ЦК и их функционирование в 1921–1922 гг. В эти годы отмечаются новые направления в статусе выборных органов ЦК: формализация статуса и определение функций в политической системе. Сразу после Х съезда (март 1921 г.) на пленуме решался вопрос «О конструировании ЦК, о составе Политбюро, Секретариата и Оргбюро»: «Единственным должностным лицом в ЦК является секретарь, председателя не имеется… Секретарь имеет совещательный голос на заседаниях Политбюро. Ответственным секретарём ЦК назначить т. Молотова… Поручить Оргбюро конструировать работу секретариата ЦК. Отменить постановление прежнего ЦК о том, что если на Полит[ическое] бюро приходят члены ЦК в составе, достаточном для кворума, они имеют право голосовать… Поручить секретарям ЦК позаботиться о правильном распределении между Оргбюро, Политбюро и Пленумом ЦК имеющихся на повестке вопросов».

33 17 марта приняты постановления, определившие статус Оргбюро: «О председателе на Оргбюро» («Председательствование на заседаниях… возложить на тов. Михайлова»); «О заседаниях Оргбюро ЦК» («Назначить по понедельникам и четвергам в 7 часов вечера. Все вопросы текущего не принципиального характера поручить разрешать секретариату ЦК. Все вопросы, разрешённые секретариатом и не встречающие возражения со стороны членов Оргбюро, утверждаются Оргбюро»; «О присутствующих на заседаниях Оргбюро ЦК» («Разрешить присутствовать на заседаниях… заведующим: Учётно-распределительным, Организационно-инструкторским и Агитационно-пропагандистским отделами ЦК и представителю ЦК Союза молодёжи, предложив последнему наметить постоянного представителя»). Статус работы Секретариата определило постановление от 24 сентября 1921 г.: «Обязать регулярно посещать заседания Секретариата ЦК с правом решающего голоса т.т. Молотова, Михайлова и Залуцкого. Обязать заведующих Отделами ЦК: Агитпропотделом, Оргинструкторским, Учраспредотделом и Управление делами посещать заседания Секретариата ЦК. Их присутствие обязательно только по вопросам, касающимся их отделов»33.
33. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 120–122, 124.
34 Предложения о перестройке работы Политбюро стали поступать осенью 1921 г., когда стало ясно, что Ленин не сможет руководить работой этого органа и полноценно принимать в ней участие. 29 ноября Сталин направил Ленину письмо с предложением изменить «состав ЦК вообще, Политбюро в частности в пользу знатоков хозяйственного дела», «свести все существующие хозяйственные комиссии к 4-м комиссиям (финансово-денежная, промышленная, торговая с потребкооперацией, сельскохозяйственная с соответствующими видами кооперации), определив их по партийной линии при Политбюро, а по советской при СТО; расписать четырёх членов Политбюро по этим комиссиям, обязав их принять в работах комиссии самое активное участие»34.
34. Сахаров В.А. «Политическое завещание» Ленина: реальность истории и мифы политики. М., 2003. С. 165–166.
35 Регламент работы Политбюро предложил Троцкий сразу после того, как 31 декабря бюро (в присутствии Ленина) приняло краткое постановление о необходимости ставить в повестку дня только вопросы, предварительно рассмотренные в советском или партийном порядке, по которым готово предварительное решение35. Предложение Троцкого раскрывает суть места Политбюро в политической системе. Эта выборная структура ЦК подобна французскому королю в Средние века: покровитель разных социальных и политических групп и та сила, которая вырабатывает среднюю линию, удобную для всех вассалов. Троцкий предложил (и Политбюро 20 января 1922 г. приняло) такой вариант работы: «В целях упорядочения вносимых в Политбюро советских вопросов признать, что ни один советский вопрос не может быть внесён со стороны в Политбюро в обход законных советских инстанций. Другими словами, в Политбюро вопрос может быть внесён либо высшей советской инстанцией, в случае невозможности для неё самостоятельно решить вопрос, либо меньшинством высшей инстанции, обжалующим решение большинства, либо непосредственно подчинённой инстанцией на вышестоящую. В случае конфликта между учреждениями вопрос только в том случае может быть внесен в Политбюро, если действительно исчерпаны все способы разрешения его нормальным советским порядком и в частности, если была сделана формально обставленная попытка добиться соглашения всех заинтересованных учреждений. Все вопросы, подлежащие внесению в Политбюро, вносятся на повестку Секретариатом – в случае его на то согласия. Если инициаторы внесения вопроса недовольны отрицательным решением Секретариата, они могут требовать предварительной постановки вопроса в Оргбюро. В случае дальнейшего настояния инициаторов вносимого вопроса, Секретариат докладывает об этом настоянии Политбюро»36.
35. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 126. В марте 1922 г. на XI съезде партии Ленин вернулся к этому вопросу: «У нас создалось неправильное отношение между партией и советскими учреждениями, и на этот счёт у нас полное единодушие. На одном примере я показывал, как конкретное мелкое дело тащат уже в Политбюро. Формально выйти из этого очень трудно, потому что управляет у нас единственная правительственная партия, и жаловаться члену партии запретить нельзя. Поэтому из Совнаркома тащат всё в Политбюро. Тут была также большая моя вина, так как многое по связи между Совнаркомом и Политбюро держалось персонально мною. А когда мне пришлось уйти, то оказалось, что два колеса не действуют сразу» (Ленин В.И. ПСС. Изд. 5. Т. 45. М., 1970. С. 114).

36. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 127.
36 За март 1921 г. – март 1922 г. сохранились 140 протоколов Политбюро, зафиксировавших 2 203 вопроса. Экономические вопросы на заседаниях составляли 20–51%, международные – 9–28%, касающиеся советского строительства – 2–26%, кадровые – до 20%, партийные – 8–13%, культурно-просветительские – до 4,5%, профсоюзные – 1–3,6%, о борьбе с оппозиционными группами – до 3,2%. Бесперебойную работу Политбюро и Оргбюро37 обеспечивал Секретариат, который готовил повестку дня заседания, рассылал необходимые материалы и т.п.38 Он возглавлялся Молотовым, который подписывал протоколы заседаний Политбюро.
37. Оргбюро собиралось по понедельникам и четвергам.

38. Положение о работе Секретариата, подготовленное Молотовым, было принято 3 февраля 1922 г. (см.: И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 130–131).
37 В 1921 г. огромное значение приобрели орготдел (П.А. Залуцкий), учраспредотдел (С.И. Сырцов), статистики (С.Г. Струмилин). Истпарт стал отделом ЦК РК с 1 декабря (М.С. Ольминский). Из управления делами ЦК (Флаксерман, Горбунов, А.А. Копяткевич, И.К. Ксенофонтов) 19 сентября выделили секретный отдел, на базе которого создали самостоятельное бюро Секретариата под руководством помощника Сталина Н.И. Смирнова. Этот отдел готовил материалы к заседаниям Политбюро, Оргбюро и Секретариата, оформлял их протоколы и рассылал решения, получал все материалы от правительства, ВЦИК, СТО, Коминтерна, всех ведомств и местных партийных комитетов. Общее количество работников Секретариата выросло к марту 1922 г. до 705 человек.
38 Но является ли аппарат ЦК проводником политической воли ЦК? Председатель Центральной ревизионной комиссии В.П. Ногин в резолюции о работе ЦК на XI съезде (апрель 1922 г.) констатировал, что, поскольку результаты работы организационно-инструкторского и учётно-распределительного отделов «совершенно не доходят до большинства членов ЦК, а текущая работа проводится без непосредственного участия последних… при данных условиях создается ненужное средостение между ЦК и местными организациями, которое способствует созданию и развитию партийной бюрократии39. Устранение этого может быть достигнуто лишь при условии, что во главе всех отделов ЦК будут стоять члены ЦК, освобождённые от всех других обязанностей, а также если губернские и областные конференции будут проходить при участии членов ЦК или их кандидатов, обязанностью которых должны быть систематические объезды организаций»40.
39. Ногин в заключительном слове кратко сформулировал определение аппарата: «Тот аппарат, который около Оргбюро работает, и метод работы всего ЦК приводят к тому, что создается бюрократическое средостение между партией и ЦК в виде отдельных работников, возглавляющих отделы и подотделы» (Протоколы XI съезда РКП(б). М., 1936. С. 166).

40. Там же. С. 76. Нужно отметить, что с теми же предложениями 25 марта выступил бывший секретарь ЦК Ем. Ярославский (См.: РГАНИ, ф. 3, оп. 22, д. 39, л. 38). Тогда же Пленум ЦК перенёс решение этого вопроса в организационную секцию съезда для обсуждения (См.: И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 134).
39

Налаживание механизма функционирования ЦК в апреле–декабре 1922 г. 4 апреля 1922 г. на первом пленуме после XI съезда произошло первое изменение аппарата ЦК: вместо пяти членов Политбюро было выбрано семь (против воли Ленина, как вспоминал Молотов41). Второе изменение касалось появления должности генерального секретаря42. Сам состав секретариата Сталин предложил Ленину ещё в феврале: Сталин, Молотов и Куйбышев43. Он уже был «аппаратным» работником, поскольку некоторое время стоял во главе Агитпропа ЦК. Можно сказать, что его «миссия» как генерального секретаря в апреле–декабре 1922 г. заключалась в наведении порядка в функционировании как выборных органов ЦК, так и аппарата, представлявшего огромное и плохо организованное хозяйство.

41. Чуев Ф.И. Сто сорок бесед с Молотовым: из дневника. М., 1991.

42. Термин «генеральный секретарь» заимствован из структуры Секретариата ИККИ, который 6 декабря 1921 г. принял решение о введении такой должности. На него возлагалась обязанность следить за выполнением всех постановлений Президиума и Исполкома, подготавливать материалы к заседаниям ИККИ, быть в курсе всех входящих и исходящих постановлений, подписывать все письма, которые идут от имени Секретариата, и устанавливать порядок получения иностранной корреспонденции (РГАСПИ, ф. 495, оп. 18, д. 34, л. 10).

43. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 133).
40 В первые же дни после избрания Сталин полностью изменил конструкцию (или, как однажды написали, «конституцию») ЦК, распределив функции между секретарями (чего раньше никогда не было): «Сталин ведает вопросами, связанными с работой Политбюро ЦК и сношениями по преимуществу с областными организациями РКП(б). Куйбышев ведает вопросами, связанными с агитационно-пропагандистской работой ЦК… а также вопросами Управления Делами ЦК. Молотов ведает вопросами, связанными с организационной работой ЦК»44.
44. Там же. С. 136–137.
41 Таким образом, он занял место Молотова, ранее готовившего заседания Политбюро, и стал единственным его членом, который формировал повестку дня и знакомился со всеми материалами до заседания, а также единственным, кто общался с представителями областных организаций. Нужно отметить, что никто из прочих членов Политбюро и не проявлял желания стать во главе Секретариата и отвечать за функционирование огромного партаппарата: Ленин в силу болезни отходил от дел, Троцкий занимался РККА, Зиновьев – Коминтерном, Каменев и Рыков – работой в Совнаркоме, Томский на лидерство не претендовал.
42 5 апреля решили, что Секретариат будет проводить заседания по пятницам и понедельникам, готовя материал для Оргбюро и Политбюро. На еженедельных заседаниях Оргбюро председательствовали секретари (по очереди)45. Таким образом, основная нагрузка по рассмотрению вопросов перешла в Секретариат, а Политбюро стало рассматривать их почти в два раза меньше, чем раньше (так, в первые три месяца после съезда Политбюро рассмотрело примерно 300 вопросов, а перед ним – примерно 650). Еще более укрепило властную пирамиду предварительное рассмотрение большинства вопросов на совещании завотделами ЦК.
45. Там же.
43 С 18 июня цикл заседаний органов ЦК стал выглядеть таким образом: вторник – заседание завотделами, которые часть вопросов передавали на утверждение Секретариата, среда – заседание Секретариата, который часть вопросов передавал на утверждение Оргбюро и Политбюро, четверг – заседание Политбюро, вторник – заседание Оргбюро, утверждающее часть постановлений Секретариата.
44 Функции Политбюро в политической системе в обозначенный период фиксировались в духе пожеланий Ленина о том, чтобы «колёса не пробуксовывали», работали слаженно и во время его отсутствия. В апреле 1922 г. Рыков вошёл в состав Политбюро, а А.Д. Цюрупа получил возможность присутствовать на заседаниях с совещательным голосом; они же вместе с Сокольниковым рассматривали все финансовые вопросы правительства до их внесения в повестку дня Политбюро. 12 июня приняли предложение Каменева об обязанности заместителей председателя СНК еженедельно представлять в Политбюро письменные обзоры работы правительства, чтобы «дать возможность Политбюро систематически находится в курсе дел, решаемых в СНК и СТО, и иметь возможность в случае необходимости своевременно возбуждать… соответствующие вопросы»46.
46. Там же. С. 143–144.
45 О широте влияния формировавшейся в недрах ЦК политики можно судить по кругу рассылки протоколов Политбюро и пленумов ЦК. Ходатайство кандидатов в члены ЦК о рассылке им таковых оказалось отклонено в августе 1922 г.47 Специальными постановлениями оформили разрешение читать протоколы Политбюро Преображенскому (как замещающему на время отпуска редактора «Правды» Бухарина)48, Бубнову49, Крестинскому50. Это значит, что политическая ойкумена ограничивалась рамками Политбюро.
47. РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 308, л. 6.

48. Там же, д. 307, л. 4.

49. Там же, д. 314, л. 4.

50. Там же, оп. 112, д. 382, л. 2.
46 Учитывая высказанные на съезде пожелания, основное внимание Сталин направил на механизм функционирования Секретариата ЦК и его основных отделов. 10 апреля 1922 г. появилась Циркулярная комиссия ЦК, что дало возможность централизовать и контролировать издание отделами циркуляров от имени ЦК. Внедрили институт помощников секретарей ЦК (каждый имел по три помощника). 18 апреля Секретариат принял решение «возложить ответственность за своевременное и точное выполнение постановлений Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК на всех заведующих отделами ЦК и секретарей Политбюро и Оргбюро… Контроль за выполнением постановлений… возложить на заведующего Бюро Секретариата, обязав его о результатах докладывать на каждом заседании Секретариата»51. 21 апреля было принято положение о бюро Секретариата, ставшем сердцем его делопроизводственной работы (а 19 мая утверждены штаты бюро). По предложению первого помощника Сталина А.М. Назаретяна бюро образовывали три первых помощника секретарей ЦК, но «работою Бюро руководит первый помощник т. Сталина»52.
51. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 138. До этого контроль за исполнением решений Политбюро возлагался на заведующего бюро Секретариата Н.И. Смирнова и секретаря Политбюро Буракову, с 16 ноября – на Назаретяна, Оргбюро – на Васильевского, Секретариата – на Тронина (См.: И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Июль 1922 – февраль 1923… С. 141).

52. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 139–140.
47 Использование института помощников секретарей позволило Сталину расставить «своих» людей на наиболее значимые участки. На Назаретяна легло «руководство работой пом[ощник]ов аппаратом Бюро Секретариата, непосредственное руководство работой технического Секретариата Политбюро (подготовка повестки, материалов, контроль исполнения и т.п.). Общее наблюдение за исполнением всех решений ЦК, непосредственное руководство работой Шифрбюро. Ведение особо важной секретной переписки. Дела НКИД»53. Другие помощники (И.П. Товстуха, Л.З. Мехлис, Г.И. Каннер и Д.И. Гразкин) готовили «закрытые письма» ЦК и губкомов, сводки по всем отраслям советской и партийной работы, центральной и местной прессы. Помощники Куйбышева В.Н. Васильевский, В.А. Тронин и Шавер готовили материалы к заседаниям Секретариата от всех отделов ЦК, наблюдали за выполнением отделами директив и указаний, деятельностью финансовой и штатной комиссий, кооперативным совещанием и т.д.
53. Павлова И.В. Механизм сталинской власти: становление и функционирование. 1917–1941. Новосибирск, 1993. С. . (РГАСПИ, ф. 17, оп. 84, д. 316, л. 41).
48 16 июня 1922 г. появился новый элемент политического механизма: «Для разгрузки повестки дня заседания Секретариата и Оргбюро от вопросов мелкого, текущего характера установить при Секретариате ЦК постоянное совещание заведующих отделами ЦК под председательствованием секретаря ЦК РКП т. Куйбышева»54.
54. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март 1921 – июнь 1922… С. 144–145.
49 В первые месяцы работы новых секретарей произошли важные кадровые и организационные изменения: сменились руководители структур бюро Секретариата (новым заведующим вместо Смирнова стал Назаретян), 24 апреля во главе организационно-инструкторского отдела был поставлен Л.М. Каганович (позднее утверждён его заместитель И.М. Охлопков), 25 апреля заместителем Сырцова в Учётно-распределительном отделе стал В.Г. Кнорин, 2 мая во главе Агитпропа поставлен Бубнов, 12 мая утверждена новая коллегия Женотдела. Немного изменилась структура отделов: в Агитпропе появился подотдел библиотек и снабжения литературой, при оргинструкторском создано бюро заграничных ячеек, в управлении делами ликвидирован хозколлектив, а финотдел выделен в самостоятельный в рамках аппарата ЦК. Работа отделов стала приобретать нормативно-правовой характер. В мае утверждено положение об ответственных инструкторах Орготдела и положение об Организационно-инструкторском отделе (в ноябре принят план его работы), в июне – положение о подотделе печати Агитпропа, а также положение об Учётно-распределительном отделе.
50 Какое же политическое значение имел аппарат ЦК, какое место он занимал в ЦК и в политической системе в целом? Отчет комиссии по делопроизводству в конце ноября 1922 г. так описал полномочия отделов: «Сношения ЦК РКП директивного характера с губкомами производятся исключительно через Секретариат. Непосредственные же сношения отделов ЦК с губкомами допускаются лишь в плоскости информации и справок, причём категорически запрещаются самостоятельные сношения п[од]/отделов. Такого же руководящего характера сношения ЦК РКП с центральными учреждениями производятся исключительно через Секретариат. В сношениях ЦК РКП с наркоматами иного характера (о содействии и проч.) признаётся необходимым максимальное сокращение официальной переписки с заменой её непосредственными переговорами через особо уполномоченных, выделенных наркоматами»55.
55. РГАСПИ, ф. 17, оп. 112, д. 393, л. 56–57.
51 Итак, Секретариат (как ведомство, техническая часть выборного органа) стал не только бюрократическим средостением между ЦК и низовыми партийными организациями, но и бюрократическим средостением между ЦК – и государственным аппаратом управления и прочими элементами политической системы. Такую роль ему отвёл объективный ход развития ЦК и как выборного органа, и как ведомства. Если бы во главе аппарата встал Троцкий, мы бы получили «троцкистскую» партию, если бы Зиновьев – «зиновьевскую» и т.п.
52

ЦК РКП в январефеврале 1923 г.: выбор модели развития ЦК и партийного аппарата. В декабре 1922 г. между членами Политбюро и Лениным вновь возник конфликт. Сталин, пользуясь тем, что Ленин ушёл с заседания Политбюро, провёл постановление, противоречащие ленинскому пожеланию (о высылке историка Н.А. Рожкова в Псков). 8 декабря Ленин обратился к пленуму с опротестованием принятого решения, а кроме того, продиктовал регламент работы и делопроизводство Политбюро56. Предложение проигнорировали: вопрос на пленуме не обсуждался.

56. Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 329.
53 13 января 1923 г. в заметке «Что нам делать с Рабкрином» Ленин предложил изменить конструкцию выборной партийной власти, увеличив количество членов ЦК до 50–100 человек57. Идея основывалась на предположении, что это воспрепятствует внутрипартийной борьбе. Троцкий выступил против увеличения состава ЦК, считая, что «Политбюро и Оргбюро в совокупности, т.е. подлинное рабочее ядро ЦК, практически руководящий центр партии, должно выбираться на Съезде. Это, примерно, человек 15; может быть, с заместителями человек 17–19. Кроме того Съезд же выбирает Совет партии, в состав которого входят все члены ЦК и кандидаты, члены ЦКК и десятка два особо избранных членов Совета, по возможности от областей и мест»58.
57. Там же. С. 449–450.

58. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Июль 1922 – февраль 1923… С. 144–145.
54 23 января Ленин в статье «Как нам реорганизовать Рабкрин (предложение XII съезду партии)» предложил кардинально изменить конструкцию партийной власти: «Пленум ЦК нашей партии уже обнаружил своё стремление развиться в своего рода высшую партийную конференцию. Он собирается в среднем не чаще раза в два месяца, а текущую работу от имени ЦК ведёт, как известно, наше Политбюро, наше Оргбюро, наш Секретариат и т. д. Я думаю, что нам следует докончить тот путь, на который мы таким образом вступили, и окончательно превратить пленумы ЦК в высшие партийные конференции, собираемые раз в два месяца при участии ЦКК. А эту ЦКК соединить на указанных ниже условиях с основной частью реорганизованного Рабкрина»59. Эту инициативу члены Политбюро восприняли как свидетельство усилившейся болезни «вождя партии».
59. Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 384–386.
55 29 января Сталин, поддержав идею увеличения численности членов ЦК до 50 человек, представил «Предположения Секретариата о распределении функций между Пленумом ЦК, Политбюро, Оргбюро и Секретариатом ЦК»: «Для руководства текущей политической работой ЦК выделяет Политбюро в составе семи членов ЦК, обязывая его существенно важные политические вопросы передавать на разрешение Пленума ЦК, очередного и экстренного, смотря по обстановке. Это изменение умаляет права Политбюро в пользу Пленума ЦК. Оно необходимо, так как без такого изменения расширение состава ЦК теряет смысл»60.
60. Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923–1927 / Ред.-сост. Ю.Г. Фельштинский. Т. 1. М., 1990. С. 19–20. При публикации авторство документа ошибочно приписано Троцкому.
56 10 февраля Зиновьев направил в Секретариат ЦК предложения «О разделении труда среди членов Политбюро»: «Некоторые крупные отрасли работы, как известно, руководятся непосредственно членами Политбюро. Таковы: Президиум ВЦИК, Реввоенсовет республики, Коминтерн, ВЦСПС. И это есть сильная сторона в работе Политбюро. Но есть целый ряд областей крайне важной работы, во главе которой стоят товарищи, не являющиеся не только членами Политбюро, но и членами ЦК вообще. Таковы: Наркоминдел, Наркомвнешторг, Кооперация, ВСНХ и т.п. … Кроме того, желательно придать самой повестке П[олит]бюро несколько плановый характер. Например, мы могли бы, примерно, раз в месяц ставить на повестку общий доклад того или иного ведомства (наркомата и проч.), имеющего в данное время особое значение для республики»61. В ответе на эту идею Троцкий резонно заметил: «Все члены Политбюро у нас кое-чем заняты, и довольно серьёзно. Можно ли им ещё дополнительно давать задание по “специализации” в какой-либо отрасли? Сомневаюсь. Думаю также, что если все члены Политбюро будут наблюдать за какими-либо ведомствами, то советские вопросы будут ещё чаще вноситься в Политбюро, чем ныне»62.
61. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Июль 1922 – февраль 1923… С. 149–150.

62. Архив Троцкого… Т. 1. С. 25.
57 Во второй декаде февраля Зиновьев представил «Проект реорганизации и улучшения работы центральных учреждений партии», в котором поддержал высказанное Сталиным распределение функций между Политбюро, Оргбюро и Секретариатом ЦК, выступил против ленинской идеи увеличения членов ЦК, но высказался за повышение значимости ЦКК и усиление влияния пленума (впрочем, не превращая его в конференцию): «Сессия Пленума по правилу продолжается 2–3 дня, дабы Пленум имел возможность серьёзно обсудить ряд вопросов. Все коренные вопросы разрешаются сессиями Пленума. В особенности в течение последних 2–3 недель перед очередной сессией Пленума Политбюро обязано все коренные вопросы, разрешение коих терпит отлагательство, систематически переносить на повестку Пленума». Представленные проекты обсудил пленум ЦК, который впервые длился несколько дней – с 21 по 24 февраля 1923 г. На нём произошла основная схватка между Троцким и его оппонентами. Пленум высказался за проект Зиновьева, поддержал расширение состава ЦК (до 35 человек) и ЦКК63.
63. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Июль 1922 – февраль 1923… С. 150–152.
58 Основные события, связанные с участием аппарата ЦК в политической системе, происходили, конечно, вокруг проектов перестройки его как выборного органа. Однако именно в это время полномочия аппарата расширились. Во время работы пленума, 22 февраля, комиссия ЦК представила проект постановления о порядке сношений отделов ЦК с центральными учреждениями РСФСР: «Основные Отделы Ц.К., как-то: 1) Орготдел, 2) Учраспред, 3) Агитпропотдел, 4) Женотдел, 5) Статотдел, 6) Бюро Секретариата, 7) Финотдел, 8) Истпарт и Управление делами, имеют право самостоятельных сношений с Учреждениями Р.С.Ф.С.Р. по вопросам их компетенции, от имени Отдела и за подписью Зав. Отделом или его зама. Все сношения от имени Ц.К. могут быть производимы исключительно за подписью одного из Секретарей Ц.К. по принадлежности и заведующего тем Отделом или его зама, от коего бумага исходит»64.
64. РГАСПИ, ф. 17, оп. 112, д. 413, л. 163.
59

ЦК в мартеапреле 1923 г.: победа Сталина над политическими конкурентами. 6 марта 1923 г. Троцкий вновь обратился к пленуму с уточнением позиции «по организационному вопросу»: «ЦК сохраняет все свои нынешние функции, права и обязанности правящего между съездами органа партии. Число членов ЦК не расширяется, даже несколько сокращается против нынешнего состава. Нужно иметь лишь Политбюро, Оргбюро с Секретариатом и некоторое количество дополнительных членов, заменяющих кандидатов… Раз в два месяца заседают пленарные совещания в составе ЦК и ЦКК. Этот орган имеет совещательный характер. Может быть, только для отдельных исключительных вопросов пленарному совещанию можно дать решающие права»65. Мотивация Троцкого основывалась на том, что расширение ЦК полностью сломает традиционные взаимоотношения между членами Политбюро, принимающими кардинальные решения по внутренней и внешней политике, и пленумом, наполненным новыми людьми, не имеющими опыта политической работы такого уровня. Провал на прошедшем пленуме утвердил его во мнении, что этот орган должен иметь только совещательные функции. В тот же день Троцкий направил в ЦК «тезисы по промышленности» к будущему докладу на съезде партии. В них он пересмотрел резолюцию XI съезда о разграничении партийной и советской работы и высказался против распределения Секретариатом партийных и хозяйственных кадров: «Бесспорное право партии на распоряжение своими работниками ни в каком случае не должно превращаться на практике в частое и несогласованное смещение и перемещение хозяйственников, а должно быть введено в пределы строгой и безусловной необходимости»66.

65. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март–апрель 1923… С. 110–112.

66. Двенадцатый съезд РКП(б). 17–25 апреля 1923 г. Стенографический отчёт. М., 1968. С. 814.
60 Дальнейшие события развернулись вокруг этих «злополучных» тезисов Троцкого и его организационных предложений. 21 марта Каменев разослал поправки к ним: «Не только правильное распределение своих работников, но и руководство в основном самой работой хозорганов, особенно в обстановке нэпа, является обязанностью партии. Это руководство не должно, конечно, превращаться на практике в частое и несогласованное смещение и перемещение хозработников или в подобное же несогласованное вмешательство в текущую нормальную работу хозорганов»67. 22 марта на заседании Политбюро разгорелась дискуссия вокруг поправки Каменева, которую приняли большинством в один голос (4:3). 23 марта Троцкий в ответе Каменеву выдвинул идею перестройки всей политической системы: «Вопрос о взаимоотношениях партии и советской организации является бесспорно краеугольным… Политбюро должно прорабатывать с ведомствами основные вопросы их работы в плановом порядке, т.е. программу их деятельности на длительный срок и в связи с этим устанавливать основное ядро работников. Политбюро должно периодически подвергать рассмотрению отчёты и доклады ведомств в смысле фактического выполнения программы. Политбюро должно постоянным давлением и проверкой добиться установления всеми ведомствами планомерных методов передвижения и воспитания работников»68.
67. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март–апрель 1923… С. 113; Двенадцатый съезд РКП(б)… С. 814–815 (в другой редакции).

68. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Март–апрель 1923… С. 114–117.
61 Зиновьев, Каменев и Сталин написали обращение к пленуму ЦК с просьбой «дать оценку тем обвинениям по адресу Политбюро, которые содержатся в письме тов. Троцкого от 23/III»69. Далее Сталин заставил подписать это письмо почти всех членов и кандидатов в члены Политбюро. Пленум ЦК, прошедший 30–31 марта, поддержал сталинско-зиновьевскую позицию и отверг все предложения Троцкого.
69. Там же; Двенадцатый съезд РКП(б)… С. 816–819 (в окончательной редакции).
62 22 марта, в тот же день, когда Троцкий отчаянно воевал на заседании Политбюро, произнося речи о том, что партия должна «править, но не управлять», Секретариат принял положение «О порядке сношений отделов ЦК с губкомами и др[угими] организациями и учреждениями», закрепившее место аппарата ЦК в политической системе: «а) Отделы ЦК имеют право сношений с советскими, профес[сиональными], кооперативными и проч. организациями по вопросам, имеющим характер информационный и подготовительный к решениям ЦК. б) Воспрещаются самостоятельные сношения характера запретительного, разрешительного и обязательных предложений к исполнению, выходящих из рамок пункта “а”»70.
70. РГАСПИ, ф. 17, оп. 112, д. 421, л. 4.
63 Доклад ревизионной комиссии, который сделал Ногин на XII съезде, был посвящён не только «техническому», но и центральному аппарату партии. Первый его тезис определял понятие «аппарата» в самом широком смысле слова: «В сущности, ЦК и есть тот основной аппарат, который приводит в движение всю политическую работу в нашей стране». Второй раскрывал сердцевину как ЦК, так и его аппарата: «Самым важным в этом аппарате является Бюро Секретариата»71. Вывод, который озвучил Ногин, совпадал с обвинениями Троцкого в адрес Политбюро: «Рассматривая работу Политбюро, Оргбюро и Секретариата, приходится констатировать такое разделение труда: Политбюро, занимаясь по преимуществу вопросами внешней политики и финансовыми, уделяя также своё внимание хозяйственным вопросам, вопросами партийного строительства почти не занимается, оставляя их всецело Оргбюро и Секретариату. Решения же последних подготовляются совещаниями заведующих отделами… В настоящей своей постановке партийный центр будет развиваться в сторону партийного бюрократизма, когда важнейшие вопросы фактически решаются лицами, не избранными съездом и перед ним не ответственными». Для устранения этой опасности Ногин предложил поставить во главе отделов членов ЦК (тогда они могли бы разгрузить повестку дня заседаний выборных органов, взяв на себя решение второстепенных вопросов) и проводить совместные заседания Полит- и Оргбюро для решения вопросов партстроительства: «Такое укрепление партийного аппарата избавит партию также и от другой опасности – сделаться по преимуществу организационным аппаратом Советов, а иногда переходя даже к подмене собою наиболее слабого советского органа»72.
71. Двенадцатый съезд РКП(б)… С. 70.

72. Двенадцатый съезд РКП(б)… С. 83.
64

ЦК в апрелеиюне 1923 г.: уточнение новой политической системы, плановость работы. В этот период политические лидеры выработали новые предложения о реформировании политической системы и месте ЦК (и его аппарата) в ней. Появились предложения Зиновьева, Дзержинского, Молотова, Куйбышева и Троцкого. Все они сходились в том, что Политбюро, Оргбюро и Секретариат ЦК должны управлять советским государством, но приоритеты этого управления (очерёдность задач, перечень комиссий, специализация внутри Политбюро) виделись ими по-разному.

65 Сразу после съезда прошёл пленум ЦК, выбравший Секретариат (Сталин, Молотов и, вместо Куйбышева, председатель Среднеазиатского бюро ЦК РКП(б) Я.Э. Рудзутак), Оргбюро и Политбюро. Отдельно заслушано (и принято) предложение Сталина: «Признать необходимым более длительное пребывание тов. Зиновьева в Москве»73. 30 апреля Оргбюро установило новый график работы органов ЦК: совещание заведующих проходит в четверг и передаёт вопросы в Секретариат, Секретариат собирается в пятницу, а Оргбюро – в понедельник. Тогда же бюро поручило Секретариату решить вопрос о распределении работ между секретарями, но окончательный вариант этого решения не обнаружен. 7 мая Секретариат поручил Молотову разработать план работы Оргбюро, который и был принят (в самом общем виде) 14 мая.
73. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Апрель–июнь 1923… С. 70–71.
66 Инициатива в конструировании работы Политбюро принадлежала Зиновьеву. 7 мая поступила его записка «О будущей работе Политбюро и его сотрудничестве с ЦКК», в которой в духе решения съезде определялось: «Политбюро должно иметь два заседания в неделю: одно из них посвящается текущей работе, другое – вопросам общедирективного и планового характера… Крайне желательно, чтобы при подготовке основных докладов Политбюро поручало бы каждый раз одному из своих членов принимать возможно более близкое участие в подготовительной работе соответствующей комиссии ЦКК и соответствующего Комиссариата, в случае надобности данный член Политбюро выступает на Политбюро с докладом или содокладом (третий докладчик). Желательно установление хотя бы самого чернового разделения труда среди самих членов Политбюро. Для начала необходимо по крайней мере добиться того, чтобы некоторые отрасли работы, в данное время специально не обслуживаемые ни одним из членов Политбюро, были поручены специальным заботам того или другого члена Политбюро»74.
74. Там же. С. 72–74.
67 Зиновьев определил отрасли экономики и наркоматы, которые должны стать объектом внимания Политбюро в первую очередь. В тот же день с альтернативным предложением выступил Дзержинский, указав в обратном порядке задачи, стоящие перед страной и Политбюро. 18 мая Зиновьев уточнил план работы бюро и поставил его в повестку дня заседаний. 21 мая бюро приняло эти предложения и просило конкретизировать их «совместно с Секретариатом» Зиновьеву и Куйбышеву. Последний отнёсся к поручению неформально: 29 мая, не дождавшись ответа от Зиновьева, предложил днями заседаний определить четверг и понедельник, расставил вопросы для обсуждения в другом порядке и распределил сферы ответственности между членами бюро (вопросы внешней политики отдал Сталину, а молодёжной – Зиновьеву)75.
75. Там же. С. 75–76, 82–85.
68 Неожиданно на политическую арену вновь вышел Ленин с предложением усилить роль Госплана в экономической и политической системе страны. Зиновьев представил заметки Ленина «О придании законодательных функций Госплану», в которых тот солидаризировался с общим подходом Троцкого к решению хозяйственных задач. Однако члены Политбюро (кроме Троцкого) и президиума ЦКК, ознакомившись с ленинским текстом, решили его не публиковать76.
76. Архив Троцкого… Т. 1. С. 56.
69 14 июня Политбюро утвердило план работы, дополнив список вопросов управленческим: «Районирование и строение местного аппарата». Предложение Куйбышева, что доклады будут рассылаться участникам заседания за неделю до их обсуждения, не поддержали в силу его очевидной утопичности. Конечно, распределение работ поменялось (вероятно, самим Зиновьевым): НКИД отдали Зиновьеву, Наркомвнешторг – Троцкому, Наркомпрос и национальные отношения – Сталину, внутрипартийную жизнь – Молотову. На заседании 21 июня приняли просьбу Сталина передать вопросы Наркомпроса Зиновьеву и, самое главное, подготовили очередной пленум ЦК: «а) Утвердить следующий порядок дня Пленума и докладчиков: 1) Отчёт Политбюро (т.т. Зиновьев и Сталин)»77.
77. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Апрель–июнь 1923… С. 90–92, 94.
70 15 июня Троцкий сделал ещё одну попытку переключить внимание членов Политбюро с разделения труда на конструкцию политической власти в целом. Он предложил не дробить хозяйственные вопросы, а передать законодательные функции Госплану: «Взгляд на необходимость общехозяйственного планового подхода к НКВТ я кратко развил в письме к т. Ленину во время переписки по вопросу о внешней торговле. В своём ответе т. Ленин солидаризировался с развитыми мною соображениями»78. Однако это письмо проигнорировали. 26 июня пленум принял постановление: «1. Отчёт Политбюро (т.т. Зиновьев, Сталин) и отчёт СНК (тов. Каменев). 1. а) Доклады т.т. Зиновьева, Сталина и Каменева принять к сведению»79. Интрига состоит в том, что доклады Сталина, Зиновьева и Каменева не выявлены. Вероятно, в отчёте Политбюро80 говорилось о введении плановой работы и распределении труда среди его членов. Сам факт, что с отчётом выступил не один Зиновьев (и не один Сталин) можно интерпретировать как ограничение лидерства первого. Очерёдность вопросов (сначала Политбюро, потом СНК) также уточнила роль пленума в политической системе. Двухмесячная работа Политбюро характеризовалась игнорированием предложений Ленина и Троцкого о перестройке политического и хозяйственного механизма и свелась к выработке плана рассмотрения вопросов, в том числе по внешней торговле и Красной армии (т.е. тех, которые курировал Троцкий).
78. Архив Троцкого… Т. 1. С. 79–80.

79. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Апрель–июнь 1923… С. 95.

80. Саму постановку вопроса об отчёте Политбюро пленуму определила резолюция съезда «По организационному вопросу»: «На каждом пленуме Политбюро представляет отчёт о своей деятельности за истёкший период».
71 Аппарат ЦК с апреля по конец июня 1923 г. значительно изменился. 11 мая упразднили коллегию Женотдела. 6 июня вместо Сырцова заведующим учётно-распределительным отделом был назначен Каганович (который привёл двух новых заместителей – Лукоянова и Рошаля). Его же 14 июня назначили вместо уехавшего в Бухару Рудзутака председателем совещания заведующих отделами ЦК «с правом решающего голоса на заседаниях Секретариата»81. Это важнейшее событие в истории аппарата: не член ЦК стал заведующим отделом, выполняющим техническую работу по поручению съезда, а заведующий отделом приобрел функции секретаря ЦК, выбираемого на его пленуме. Продолжалась и формализация работы аппарата: 25 мая утверждено положение о порядке контроля над выполнением постановлений Секретариата и Оргбюро ЦК. 1 июня принято положение о работе Статотдела.
81. РГАСПИ, ф. 17, оп. 112, д. 457, л. 5.
72 Политические изменения повлияли на изменение информационных потоков и включение в политический информационный процесс и, соответственно, политическую верхушку новых членов. 26 апреля пленум принял постановление «О порядке информирования членов ЦК»: «Принять следующие четыре предложения тов. Троцкого: а) все существенные документы сообщать всем членам ЦК… Распространить рассылку протоколов Пленума и обзор материалов и на кандидатов и членов Президиума ЦКК»82. С 10 мая члены ЦКК получили возможность полностью включиться в работу ЦК и его аппарата, поскольку ЦКК стал отделом ЦК: «Протоколы ПБ, ОБ, СТ посылать 9-ти членам Президиума ЦКК. Материалы, рассылаемые членам Политбюро, рассылать трем членам ЦКК, представляющим последний в Политбюро»83.
82. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Апрель–июнь 1923… С. 70–71.

83. РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 351, л. 5; оп. 163, д. 334, л. 39.
73 11 мая рассылка «закрытых писем» ЦК распространилась на политуправления фронтов, округов, армий и флотов, а 21 мая ещё раз уточнено, что «все документы, относящиеся к вопросам, стоящим в порядке дня Политбюро, предварительно должны сообщаться письменно всем членам Политбюро, исключая случаи особой конспиративности или когда имеется возможность ознакомиться с ними иным порядком»84. 1 июня принята «Инструкция о порядке рассылки, возврата и ознакомления с конспиративными документами ЦК РКП»: «Выписки из постановлений Секретариата ЦК, Оргбюро, Политбюро и пленума ЦК рассылаются лицам в каждом отдельном случае по указанию секретаря Цека»85.
84. И.В. Сталин и «конструирование» партийной власти. Апрель–июнь 1923… С. 83–84 (п. 9 частично воспроизведён: Политбюро ЦК РКП(б)–ВКП(б). Повестки дня заседаний. 1919–1952. Каталог. Т. 1 / Отв. ред. Г.М. Адибеков, К.М. Андерсон. М., 2000. С. 15). Другой порядок – знакомство de visu или по телефону.

85. РГАСПИ, ф. 17, оп. 112, д. 453, л. 9.
74

Июльоктябрь 1923 г. Осознание роли Секретариата ЦК, его аппарата и генерального секретаря в политической системе. Сделав отчёт о работе Политбюро на пленуме в конце июня 1923 г., Зиновьев уехал в отпуск (его не было на заседаниях с 12 июля по 18 сентября, кроме 21 и 23 августа). В это же время в отпуске находился и Бухарин. Троцкий отсутствовал с 21 июня по 20 сентября (кроме 21 и 23 августа). Молотов, Калинин и Томский уехали в середине июля и вернулись только в конце августа. Таким образом, на летних заседаниях Политбюро присутствовали Сталин, Каменев, Рыков и кандидат в члены Политбюро Рудзутак. Отчасти это нормализовало график работы – Политбюро собиралось два раза в неделю почти без сбоев. Зиновьев добровольно и опрометчиво оставил руководство Политбюро на Сталина. Можно предположить, что предварительные материалы к заседаниям не рассылались, а Сталин ставил отдыхающих перед фактом принятых решений, чем и вызывались эмоциональные протесты Зиновьева и Бухарина. Убрав из их переписки риторику и эмоции, можно выделить только одну претензию: Сталин как секретарь ЦК единолично формировал повестку дня Политбюро и принимал ответственные решения.

75 В ответе на претензии Сталин упирал на формальные инструменты работы секретаря ЦК: «Не правы вы, говоря, что секретарь единолично решает вопросы… Я бы очень хотел, чтобы вы нашли в архиве хоть одну телеграмму, хоть одно распоряжение, не санкционированное той или иной инстанцией ЦК. Не правы вы, утверждая, что порядок дня Политбюро составляется единолично. Порядок дня составляется на основании всех поступивших вопросов на заседании Секретариата плюс Каменев (председательствующий в П.Б.) плюс Куйбышев (пред[седатель] ЦКК). Можно только приветствовать, если все члены группы или Политбюро захотят присутствовать при его составлении»86. Действительно, если речь идёт о том, чтобы контролировать порядок составления повестки дня заседания Политбюро, то следует изменить правила составления повестки дня и подготовки заседания. А все вопросы, связанные с составлением повестки дня, Сталин решил ещё во второй половине 1922 г.: повестку формирует секретариат Политбюро на основании присланных материалов до 12:00 дня накануне заседания. Зиновьев же жил представлениями Гражданской войны, когда каждый член ЦК и Политбюро мог, придя на заседание, тут же поставить вопрос и оказать влияние на его решение.
86. «Ильич был тысячу раз прав» (Из переписки членов Политбюро ЦК РКП(б) в июле–августе 1923 г.) // Известия ЦК КПСС. 1991. № 4. С. 203–204.
76 Только 10 августа Зиновьев сформулировал то, о чём говорили Осинский, Ларин, Преображенский до XII съезда и Ногин на съезде в апреле: «Суть: Ильича нет. Секретариат цека поэтому объективно (без злых желаний Ваших) начинает играть в ЦК ту же роль, что секретариат в любом губкоме, т.е. на деле (не формально) решает всё. Это – факт, который отрицать нельзя»87. И в данном случае он продемонстрировал архаичный стиль мышления, при котором объективные процессы персонифицировались: Сталин отождествлялся с Секретариатом ЦК, как Нептун – с морскими стихиями. По мнению Зиновьева, Секретариат приобрёл новые функции, поскольку «Ильича нет». Следовательно, введя новых «хороших» секретарей можно изменить старые «плохие» функции Секретариата.
87. Там же. С. 205–206.
77 Дальнейший ход событий развивался именно по сценарию эпоса: герои отправились завоёвывать Оргбюро и Секретариат. Сначала архаичный вариант предложил Микоян, написавший Каменеву накануне заседания Политбюро 6 сентября: «Можно выдвинуть контрпредложение о пополнении Секретариата?»88. Казалось бы, не только он услышал Ногина, который ещё на XII съезде сказал, что «самым важным в этом аппарате является Бюро Секретариата». Допустим, что Зиновьев и Троцкий, Бухарин и Каменев были бы введены в состав Секретариата вместо Сталина, Молотова и Куйбышева. Им бы пришлось бросить работу в Петросовете, Коминтерне, РВС, «Правде», Моссовете и СНК и заняться скучной бюрократической работой по налаживанию делопроизводства и связи с провинциальными организациями (Молотов), контролю за работой отделов с присутствием на заседаниях их заведующих (Куйбышев, а потом Рудзутак), контролю за выполнением решений Политбюро (Сталин)… Ни один из них не захотел променять политические звёзды на политические недра ни в 1922, ни в 1923 г.
88. РГАСПИ, ф. 323, оп. 2, д. 26, л. 16.
78 Однако идеи Зиновьева «расширить и укрепить» стали внедряться осенью. Сначала на пленуме 25 сентября 1923 г. реализовалась идея расширения Оргбюро: в его состав ввели Зиновьева и Троцкого (Троцкий выступил против своего назначения 7 октября89), а Бухарин и Коротков пополнили состав кандидатов в члены90. Идея расширения Секретариата воплотилась так: на заседании Оргбюро 8 октября приняли решение «включить на время отпуска тов. Рудзутака в Секретариат ЦК т. Михайлова для постоянной работы»91. Дзержинский обратился в Политбюро с просьбой заменить Михайлова на Томского, так как «Секретариат ЦК следует усилить в гораздо большем размере – членом Политбюро, так как работа Секретариата сейчас приобрела максимальную политическую ответственность и требует быстрых решений»92.
89. Там же, ф. 325, оп. 1, д. 518, л. 78, 95.

90. Там же, ф. 17, оп. 2, д. 103, л. 2.

91. Там же, оп. 112, д. 486, л. 7.

92. РГАНИ, ф. 3, оп. 22, д. 14, л. 75.
79 Обсуждался и другой вариант противодействия «роли генсека» – расширение состава Политбюро. Зиновьев констатировал в конце октября: «Я против расшир[ения] ПБюро – особенно сейчас. Вся партия знает, что Дзерж[инский] не политик. Вся партия знает, что Сок[ольников] (НКФ) и без того оказывает непропорц[иональное] влияние на ход дел. Опять расширять – двусмысленно. Старик только высмеял бы»93. Группа «политиков» мыслила не в парадигме изменения «регламента работы ЦК», в котором можно было бы прописать все процедуры принятия политических решений, а в парадигме личных отношений. Поэтому с июля началась политическая кампания против Троцкого, которая в определённой степени закончилась в конце октября принятием на пленуме ЦК резолюции, осудившей выступление его и его сторонников (окончательно итоги внутрипартийной дискуссии подвела XIII конференция в январе 1924 г.).
93. РГАСПИ, ф. 324, оп. 2, д. 54, л. 5.
80 Стоит заметить, что Троцкий мыслил глубже и структурнее, чем его оппоненты. В письме 8 октября 1923 г. он говорил не столько о Сталине, сколько о системе и политическом режиме в целом: «Тот режим, который в основном сложился уже до XII съезда, а после него получил окончательное закрепление и оформление, гораздо дальше от рабочей демократии, чем режим самых жёстких периодов военного коммунизма. Бюрократизация партийного аппарата достигла неслыханного развития применением методов секретарского отбора… Создался весьма широкий слой партийных работников, входящих в аппарат государства или партии, которые начисто отказываются от собственного партийного мнения, по крайней мере открыто высказываемого, как бы считая, что секретарская иерархия и есть тот аппарат, который создает партийное мнение и партийные решения»94
94. Известия ЦК КПСС. 1990. № 5. С. 170.
81 Итог периода июля–октября 1923 г. заключается в том, что почти вся партийная элита (члены Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК) продемонстрировала два качества своего политического мышления: персонифицированность (свойство архаики) и абсолютность (восприятие всего как политики). Это последнее оказалось решающим для понимания ими (и нами) роли партийного аппарата в политической системе: и Зиновьев, и Сталин (и Троцкий, и даже Дзержинский) стали рассматривать аппарат ЦК (Секретариат в его каждодневной работе по обеспечению функционирования выборных органов партии) как политический институт, наделяя его особым значением.
82 Осенью поле политического воздействия выборных органов ЦК ещё более расширилось: протоколы Политбюро, Оргбюро и Секретариата разрешили читать кандидатам в члены ЦК95, однако не всем: Политбюро решило «поручить Секретариату ЦК держать т.т. Радека, Пятакова и Раковского в курсе работы ЦК на основании протоколов ПБ без посылки самих протоколов»96.
95. РГАСПИ, ф. 17, оп. 2, д. 103, л. 2; оп. 112, д. 484, л. 7; оп. 3, д. 385, л. 5.

96. Там же, оп. 3, д. 389, л. 2.
83 В своей ежедневной работе аппарат ЦК приобретал ту стройность и функциональность, которая основывалась на майском импульсе Политбюро и Оргбюро: сделать работу отделов плановой и полностью контролируемой. В силу политической значимости 13 июля в состав аппарата ЦК включили состав ЦКК (т.е. выборный и невыборный аппарат этого органа стал, по сути, аппаратом ЦК, так как получал зарплату из его бухгалтерии). Тогда же отдел по работе среди женщин переименовали в отдел по работе среди работниц и крестьянок. В Истпарте создали Польскую комиссию. В октябре приняли решение о переводе Института Ленина, созданного по инициативе Московского комитета партии, в состав ЦК, утвердили совет Института и его правление (во главе с Каменевым).
84 10–21 сентября секретариат ЦК разработал для Оргбюро план его работы. В конце сентября решили «поставить на Оргбюро доклады заведующих отделами ЦК, с тем чтобы в докладах были выдвинуты важнейшие задачи работы отделов на ближайшее время»97. Теперь уже не Оргбюро ставило перед отделами задачи работы, а отделы ставили эти задачи перед Оргбюро, которое только осмысляло их тем или иным образом. Роль аппарата ЦК в политической системе проявилась максимально ярко.
97. Там же, оп. 112, д. 480, л. 6.
85 Что касается вопроса о координаторе ЦК как учреждения, то представляется, что к концу 1923 г. таковым стал Сталин. Вероятнее всего, руководившие отделами Секретариата Рудзутак, а потом Каганович полностью подчинялись ему как генеральному секретарю.
86 Таким образом, 1921–1923 гг. – период «воплощения бытия», регулирования статуса выборных органов ЦК и его аппарата. Все члены Политбюро (и многие члены ЦК на XII съезде) высказывали предложения по оформлению правового положения структур ЦК (чего в 1919–1921 гг. быть не могло). Всё это оформлялось в «партийном законодательстве» – постановлениями выборных органов ЦК. В этот период чётко определились полномочия отделов ЦК и их руководителей. Там рождались «регламентарные акты», акты исполнительной партийной власти (обязательные к исполнению как постановления партийного правительства). Сложилось своеобразное «правовое государство–партия». Одновременно это период расцвета оппозиции, проявившей всю силу и яркость архаичного мышления. Можно провести аналогию этого периода с периодом превращения сословно-представительной монархии в абсолютную.

References

1. Carr E.H. The Russian revolution: from Lenin to Stalin (1917–1929). L., 1979.

2. Conquest R. Stalin: breaker of nations. N.Y., 1991.

3. Fainsod M. How Russia is ruled. Cambridge, 1965.

4. Getty J.A. Stalin as Prime Minister: power and the Politburo // Stalin: a new history / Ed. by S. Davies, J. Harris. Cambridge, 2005. P. 83–107.

5. Gill G. The origins of the Stalinist political system. Cambridge, 2002.

6. Harris J. Stalin as General Secretary: the appointments process and the nature of Stalin’s power // Ibid. P. 63–82.

7. Harris J. The Bolshevik party transformed: Stalin’s rise to power in context, 1917–1927 // Quaestio Rossica. 2017. № 5. R. 693–707.

8. Harris J.R. The Great Urals regionalism and the evolution of Soviet system. Ithaca; N.Y., 1999.

9. Kuromiya H. Stalin. N.Y., 2005.

10. Lewin M. The making of the Soviet system: essays in the social history of Interwar Russia. N.Y., 1985.

11. Löwenhardt J. The Soviet Politburo. N.Y., 1982.

12. Pirani S. The Russian revolution in retreat, 1920–1924. Soviet workers and the new Communist elite. L., 2008.

13. Rees E.A. Stalin as leader 1924–1937: from oligarch to dictator // The nature of Stalin’s dictatorship: the Politburo, 1924–1953. Basingstoke, 2003. R. 19–58.

14. Rosenfeldt N. Mechanisms of power in the Soviet Union. Basingstoke; N.Y., 2000.

15. Schapiro L. The Communist party of the Soviet Union. N.Y., 1960.

16. Schapiro L. The origins of the Communist autocracy. Political opposition in the Soviet state. First phase: 1917–1922. L., 1955.

17. Service R. A history of Twentieth century Russia. Cambridge, 1998.

18. Suny R.G. The Soviet experiment. Oxford, 1998.

19. Ulam A. Stalin: the man and his era. N.Y., 1973.

20. Andrukhov N.R. Partijnoe stroitel'stvo v period bor'by za pobedu sotsializma v SSSR. 1917–1937. M., 1977.

21. Andrukhov N.R. Partijnoe stroitel'stvo posle Oktyabrya, 1917–1924 gg. M., 1973.

22. Anikeev V.V. V.I. Lenin vo glave TsK RKP(b) (1917–1920) // Nauchno-informatsionnyj byulleten' Tsentral'nogo partijnogo arkhiva. 1960. № 2. S. 140–185.

23. Anikeev V.V. V.I. Lenin vo glave TsK RKP(b) (1921–1922 gg.) // Nauchno-informatsionnyj byulleten' Tsentral'nogo partijnogo arkhiva. 1963. № 8. S. 3–49.

24. Anfert'ev I.A. Politicheskij i administrativnyj resurs pravyaschej RKP(b)–VKP(b): poisk modeli sotsial'nogo gosudarstva v 1920–1930-kh gg. // Vestnik arkhivista. 2016. № 4. S. 197–224.

25. Arkhiv Trotskogo. Kommunisticheskaya oppozitsiya v SSSR, 1923–1927 / Red.-sost. Yu.G. Fel'shtinskij. T. 1. M., 1990. S. 19–20.

26. Astapenkov V.A. Nekotorye novye dannye iz zhizni i deyatel'nosti V.I. Lenina (po istoriko-partijnym dokumentam Tsentral'nogo partijnogo arkhiva IML) // Nauchno-informatsionnyj byulleten' Tsentral'nogo partijnogo arkhiva. 1966. № 12. S. 18–26.

27. Bekker V.Ya. Ehvolyutsiya sistemy politicheskoj vlasti v SSSR // Vestnik Khakasskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.F. Katanova. 2017. № 22. S. 13–19.

28. Vagner K.V. Diskussiya vokrug problemy istokov sovetskoj politicheskoj sistemy // Vestnik Omskogo universiteta. Ser. Istoricheskie nauki. 2016. № 4. S. 42–48.

29. Vojtikov S.S. «Sredostenie mezhdu partiej i TsK». O rukovodstve sekretariatom TsK RSDRP–RSDRP(b)–RKP(b) v 1917–1919 gg. // Voenno-istoricheskij arkhiv. 2016. № 3. S. 60–69.

30. Vos'maya konferentsiya RKP(b). Dekabr' 1919 g. M., 1934. S. 189.

31. Guzarov V.N. Partijnyj apparat Rossijskoj kommunisticheskoj partii bol'shevikov. 1917–1925 gg. Tomsk, 2007.

32. Guzarov V.N. Strukturnyj analiz apparata RKP(b): metodologiya i istoriografiya problemy // Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo universiteta. T. 313. 2008. № 6. S. 169–173.

33. Zaslavskij V. Postsovetskij ehtap izucheniya totalitarizma: novye napravleniya i metodologicheskie tendentsii // Monitoring obschestvennogo mneniya: ehkonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2002. № 1. S. 45–53.

34. Zelenov M.V. NKID mezhdu politicheskoj ritorikoj i voennym vedomstvom: perepiska narkoma po inostrannym delam G.V. Chicherina i predsedatelya SNK V.I. Lenina v 1919–1920 gg. // Rossiya–XXI. 2021. № 2. S. 126).

35. Zelenov M.V. Stanovlenie apparata TsK i institut sekretarya TsK RSDRP(b)–RKP(b) v 1917–1922 gg. // Uchyonye zapiski Volgo-Vyatskoj akademii gosudarstvennoj sluzhby. 2008. T. 8. S. 78–86.

36. Zemtsov B.N. Stanovlenie sovetskogo gosudarstvennogo mekhanizma // Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo universiteta. T. 324. 2014. № 6. S. 96–102.

37. I.V. Stalin i «konstruirovanie» partijnoj vlasti. Aprel'–iyun' 1923 g. / Publ. M.V. Zelenova, N.Yu. Pivovarova, A.A. Chernobaeva // Istoricheskij arkhiv. 2017. № 6. S. 68–103.

38. I.V. Stalin i «konstruirovanie» partijnoj vlasti. Iyul' 1922 – fevral' 1923 g. / Publ. M.V. Zelenova, N.Yu. Pivovarova, A.A. Chernobaeva // Istoricheskij arkhiv. 2017. № 2. S. 134–165.

39. I.V. Stalin i «konstruirovanie» partijnoj vlasti. Mart 1921 – iyun' 1922 g. / Publ. M.V. Zelenova, A.V. Krylovoj, N.Yu. Pivovarova, A.A. Chernobaeva // Istoricheskij arkhiv. 2017. № 1. S. 116–157.

40. I.V. Stalin i «konstruirovanie» partijnoj vlasti. Mart–aprel' 1923 g. / Publ. M.V. Zelenova, N.Yu. Pivovarova, A.A. Chernobaeva // Istoricheskij arkhiv. 2017. № 3. S. 109–141.

41. Igritskij Yu.I. Kontseptsiya totalitarizma: uroki mnogoletnikh diskussij na Zapade // Istoriya SSSR. 1990. № 6. S. 172–190.

42. Kalinauskas I.N., Rejnin G.R. Metod kachestvennykh struktur (MKS) // Akademiya. 1996. № 1. S. 25–26.

43. Kozhevnikova Yu.S. Politicheskij i gosudarstvennyj rezhimy (aspekt sootnosheniya) // Vestnik Volzhskoj gosudarstvennoj akademii vodnogo transporta. 2008. № 24. S. 86–92.

44. Lenin V.I. PSS. Izd. 5. T. 45. M., 1970. S. 114.

45. Malejko L.A. Partijnyj apparat. Stanovlenie i razvitie (1917–1941 gg.). Rostov, 1981.

46. Nazarov S.A. Rukovodstvo TsK RKP(b) partijnym stroitel'stvom v Srednej Azii. Tashkent, 1972.

47. Nikolaeva V.P. V.I. Lenin i organizatsionnoe byuro TsK RKP(b) // Nauchno-informatsionnyj byulleten' Tsentral'nogo partijnogo arkhiva. 1966. № 12. S. 27–46.

48. Pavlov B.V. RSDRP(b)–RKP(b) v politicheskoj sisteme Sovetskoj Rossii. 1917 – seredina 1920-kh gg. Avtoref. dis. … d-ra ist. nauk. SPb., 2004.

49. Pavlova I.V. Mekhanizm politicheskoj vlasti v SSSR v 20–30-e gody // Voprosy istorii. 1998. № 11–12. S. 49–56.

50. Pavlova I.V. Mekhanizm stalinskoj vlasti: stanovlenie i funktsionirovanie. 1917–1941. Novosibirsk, 1993.

51. Politbyuro TsK RKP(b)–VKP(b). Povestki dnya zasedanij. 1919–1952. Katalog. T. 1 / Otv. red. G.M. Adibekov, K.M. Anderson. M., 2000. S. 15.

52. Raboty Khlevnyuka posvyascheny 1930-m gg.: Khlevniuk O.V. Master of the House. Stalin and his inner circle. L.; New Haven, 2009.

53. Romboj B.N. Sozdanie partijnogo apparata gubkomov i ukomov partii // Izvestiya Krymskogo pedagogicheskogo instituta. T. 28. Simferopol', 1957. S. 112–128.

54. Rybakov V.A. Sovetskij politicheskij rezhim: vidy i osobennosti // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. 2011. Ser. Pravo. T. 7. № 1. S. 29–36.

55. Sakharov V.A. «Politicheskoe zaveschanie» Lenina: real'nost' istorii i mify politiki. M., 2003. S. 165–166.

56. Semashko V.V. Stroitel'stvo partijnogo apparata v period ot X do XI s'ezda RKP(b) // Trudy Gor'kovskogo politekhnicheskogo instituta. Obschestvenno-ehkonomicheskie nauki. T. 16. Vyp. 4. Gor'kij, 1961. S. 48–60.

57. Sokolov A.K. Politicheskaya sistema i NEhP // NEhP. Priobreteniya i poteri / Pod red. S.U. Dehvis, V.P. Dmitrenko, V.A. May. M., 1994. S. 54–60.

58. Timofeeva L.A. Rajkom v sisteme mestnogo gorodskogo upravleniya v 1920-e gg. (na primere istochnikovedcheskogo izucheniya fonda Krasnopresnenskogo PK RKP(b)–VKP(b) g. Moskvy). Dis. … kand. ist. nauk. M., 2003.

59. Tkachyov V.I. Formirovanie mekhanizma partijnoj vlasti v sovetskoj politicheskoj sisteme. Oktyabr' 1917 – 1930-e gg. (na materialakh Povolzh'ya). Saratov, 2006.

60. Khlevnyuk O.V. Politbyuro. Mekhanizmy politicheskoj vlasti v 30-e gody. M., 1996.

61. Khlevnyuk O.V. Sistema stalinskoj vlasti v nauchnoj istoriografii. Kontseptsii i istochniki // Trudy Otdeleniya istoriko-filologicheskikh nauk RAN – 2015. M., 2016. S. 322–342.

62. Khlevnyuk O.V. Khozyain. Stalin i utverzhdenie stalinskoj diktatury. M., 2010.

63. Khomenko S.M. Politicheskij rezhim kak ehlement formy gosudarstva: teoretiko-pravovye i metodologicheskie osobennosti issledovaniya // Yurist'-pravoved. 2010. № 4. S. 77–81.

64. Chernev A.D. O roli i funktsiyakh pravyaschej partii v sisteme sovetskogo gosudarstvennogo upravleniya // Bezopasnost' Evrazii. 2003. № 4. S. 631–656.

65. Chuev F.I. Sto sorok besed s Molotovym: iz dnevnika. M., 1991.

66. Shanin A.A. Pravovoj rezhim v strukture rezhima politicheskogo // Aktual'nye problemy rossijskogo prava. 2009. № 3. S. 4–10.

67. Schagin Eh.M., Churakov D.O., Tsvetkov V.Zh. Stanovlenie sovetskoj politicheskoj sistemy: 1917–1941 gody. M., 2011.

Comments

No posts found

Write a review
Translate